Обзор событий в летних садах Москвы в 1928 году

Обзор событий в летних садах Москвы от драматурга и театрального критика Михаила Загорского, опубликованный в журнале «Современный театр» № 30–31 1928 года.

Самое веселое летом — это не быть в городе! Наши летние развлечения в садах, в театрах — разве они могут сравниться хотя бы с прогулкой на лодке по Москва-реке, с веселой экскурсией в окрестности, когда над головой сверкает столь редкий в это лето огненный шар, а в голове так легко, и всем телом чувствуешь этакое приятное отдохновение от всех многодумных и тяжеловатых зимних спектаклей, диспутов, заседаний и проч.!..

Но если все же остаться в городе и попробовать весело провести вечер где-нибудь в «Эрмитаже» или «Аквариуме», или в одном из наших районных садов, то, безусловно, самым веселым и интересным летним театром надо признать... Театр обезьян в летнем парке «Эрмитажа»! Да не обижаются двуногие лицедеи — но, ей богу, такого очаровательного, остроумного, легкого и веселого спектакля я уже давно не видел в Москве! Посмотрите, с каким, поистине вдохновенным трепетом относится к своим обязанностям главный дирижер этого театра трехлетний Макака, в настоящем фраке, в белом жилете и в черном галстучке! Я уверен, что этот гениальный дирижер, с моцартовской легкостью и беззаботностью махающий палочкой, не знает в своем обезьяньем оркестре ни закулисных интриг, ни негодующих собраний солистов, ни обследований РКИ, ни приказов Свидерского, ни прочих прелестей музыкальной культуры! А барабанщик? Даже в нашем Персимфансе не умеют так грациозно ударить вместо барабана по голове зазевавшегося флейтиста! А между тем, как это иногда бывает полезно! А конферансье? Отнюдь не беда, что этот конферансье лишь меняет номера программы, делает уморительные рожи и молча убегает со сцены. Сколь полезно было бы нашим двуногим конферансье брать пример с этой обезьяны и ограничиться лишь сообщением об очередном номере программы, без дальнейших попыток быть остроумными и находчивыми! Скажите, разве четвероногий конферансье способен отпустить такую остроту, какую, например, недавно отпустил некий конферансье в Крыму, который в ответ на недовольные возгласы рабочих сострил:

— Скажите, товарищ, в вашей семье не было идиотов? Если нет, то вы — первый!

Впрочем, этот «конферанс» не является изобретением этого «типа». Такие «дежурные» остроты хранятся, обычно, в особых ящичках у наших московских конферансье, и утром, просыпаясь, такой конферансье перебирает записочки, собиравшиеся в продолжение многих трудовых лет, и думает:

— А чем бы сегодня огорошить почтеннейшую публику? Назвать зрителей мерзавцами, идиотами или просто жуликами?

При мне в «Мюзик-Холле» был недавно такой случай, когда весьма видный конферансье, тоже в ответ на недовольство программой, сказал:

— Ах, вы недовольны? Так идите на Ваганьково кладбище! Там вам будет веселей!

Вообще, наши эстрадники — веселые люди. Некоторые из них скучают на эстраде и веселятся... в горкоме. Так, недавно, группа таких отчаянно-веселых работничков устроила в целях «непринужденного веселья»... взрыв в женской уборной!.. И когда испуганные насмерть женщины выскочили оттуда с воплями ужаса, то мужчины встретили их взрывом веселого смеха и возгласами, свидетельствующими о том, что наша эстрада процветает и благоухает всеми ароматами злободневного остроумия!..

Впрочем, я отвлекся от темы! Итак, что же самое веселое летом в Москве? Многие скажут, что это — Ярон в оперетте. Да, пожалуй, это так! Если бы наши теоретики и исследователи театра серьезно относились к своим задачам, то они должны были бы поставить в громадном «стеклянном» театре оперетты в Эрмитаже чувствительные измерительные приборы, отмечающие реакции зрителей на спектаклях, в которых участвует Ярон. Этот артист знает безошибочно законы смеха и часто ими... злоупотребляет! Нельзя не смеяться, когда видишь, как этот актер из мухи делает слона, из одной реплики — целый эпизод, а из маленького эпизода в пьесе — большую роль, в которой все подчинено одной цели — родить ту опереточную легкость, веселость, секрет которой в опереточном мире с каждым днем забывается многими из актеров. Даже в «Роз-Мари», в которой он играет не свою роль, он все же умудряется дать столько забавных интонаций, столько юмористических положений, так много собственных остроумных вставок, что зритель невольно «грохочет», так как опереточная стрела комика-буфф пущена почти всегда с безошибочной точностью и меткостью!..

Весело провести вечер в наших театрах и садах!! Для этого не рекомендуется смотреть французскую борьбу в «Стадионе строителей», избегать «Белой моли» в бесчисленных театрах и садах, не смотреть «Врагов» в «Саду Баумана» и избегать мелодрам Левитиной в «Саду союза кожевников» и, упаси боже, не попасть в район действий еврейской музкомедии, в которой «Дус Мейдл фин Багдад» может угробить в несколько минут любого московского или багдадского жителя!

Вряд ли весело также на спектаклях «Любови Яровой» в саду им. Карла Либкнехта и на «Бронепоезде» в «Аквариуме». Если избегать этих спектаклей, если не бывать на «вечере вопросов» в «Саду союза коммунальников», если не видеть «Человека с портфелем» во дворце им. Загорского, если избегать за версту драмы Яхонтовой «Кровь на снегу», и, если не принимать «Старого Адама» за веселую, остроумную пьесу, то можно провести вечер весело и в Москве. Правда, если вычесть все мною перечисленное, то останутся лишь кегельбаны и американские качели в «Аквариуме», метание колец в «Эрмитаже» и бесчисленные тиры, в которых особенно любят стрелять близорукие или слепые...

Вот и все. В общем, очень весело летом в Москве!

Больше про книги и интересные находки в Telegram-канале «Электронекрасовка». Подписывайтесь! 

1917
1917. Путеводитель по революционной Москве: Кремль и Китай-город
Истории
Инструкция: Как установить бюст Николаю II в 1912 году