Хроника московской жизни: 19–25 февраля. 1948 год

Раз в неделю Электронекрасовка рассказывает о событиях, произошедших в Москве и жизни москвичей в разные годы, основываясь на газетных и журнальных заметках и дневниковых записях. Представляем хронику быта с 19 по 25 февраля 1948 года. На этой неделе: в московском зоопарке большое пополнение — среди новых обитателей 3 львёнка и 300 попугайчиков, город готовится к весеннему паводку, разыграно первенство Москвы по боксу, скоро откроется станция метро «Комсомольская», начинается реставрация башен Кремля, Москва празднует 23 февраля.

19 февраля

***

***

***

20–21 февраля

***

***

***

***

***

***

***

***

***

Ролан Быков,
актёр, театральный режиссёр, кинорежиссёр, сценарист

Сегодня сделал удачный эпизод «В трудколонии». Вера Константиновна, слава Богу, похвалила, посоветовала сделать серию на эту тему.

Начал работу над «Ведьмой», «Музыкантами» («Ненужной победой»), ещё «Страсти-мордасти» и «В окопах Сталинграда» — посмотрим, что сделаю.

Завтра должен приехать отец, а послезавтра брат. Встанет ребром вопрос о переезде.

Сергей Юров,
научный сотрудник ВЭИ, инженер

Начал читать общую физику. Встаю в 7 утра и занимаюсь до работы, а потом сижу вечером. Трудно, но очень увлекательно. Продолжаю читать 3-му курсу светотехников теорию оптических приборов. Ни читать, ни тем более записывать прочитанное некогда. Закрываю книгу вечером с шумом в голове, а ночью вижу «физические» сны…

22–23 февраля

***

***

***

***

Сергей Вавилов,
физик, основатель научной школы физической оптики в СССР, академик и президент АН СССР, общественный деятель и популяризатор науки

Москва. Воскресенье. Утро. Вчера почти с поезда в ЦК. Заседание у Жданова по поводу «менделеевской» и «горьковской» премии. Потом Академия, запутавшаяся и застывшая, боюсь, перед бедой.

Сегодня «передышка». За окном сад «американского» особняка с несчастным бюстом Бетховена, вынесенным на мороз. Солнце на бронзовой чернильнице. Опять на синей стене в тусклой раме Аполлон с Пифоном. В столовой прелестная фарфоровая ваза с «венециановскими» пейзажами, вероятно, из какого-то дворца. Как приросла к красному дереву. Это — маленькие радости, непонятные, впрочем. Хорошо знаю, что не chef d’oeuvre’bi, куплены за копейки. Но вот нужно почему-то, чтобы были «свои». Хотя ясно знаю, что скоро в могилу, ничего этого не возьму и снова всё это сгинет или попадёт в комиссионную лавку.

Читаю Н. Страхова: «Мир как целое». Книга удивительная и стоит очень многих других, русских и иностранных. Ум ясный, непутанный и «свой».

Пугает и угнетает мысль, что fugit invida aetas, а у меня совсем иссякло творчество. Оглядываюсь на своё прошлое и «объективно» вижу, что я всю жизнь был «уродом», не похожим на других, с философской абстракцией и заинтересованностью и глубиной. Всю жизнь, до школы, когда почему-то вникал в печатные церковные проповеди, брошюровал их, занимался «алхимией» на основе брокарного мыла. Школа, с первого же класса влечение к предметам искусства (статья о выставке), школьные учебники по физической географии. И т.д. Об этом следовало бы написать. Это очень чудно и интересно. Но вот жизнь явно загнулась и скоро конец. Чувствую, что должен бы был сделать и оставить людям что-то совсем большое. На самом деле всё рассыпалось, развалилось в дребедень и крошки. Не знаю, как ухватиться и взяться и сделать что-то напоследок.

Потому тени: мама, Николай, отец, Лида и сотни других. Неужели всё ушло необратимо.

24 февраля

***

Сергей Вавилов,
физик, основатель научной школы физической оптики в СССР, академик и президент АН СССР, общественный деятель и популяризатор науки

Москва. Вторник. Утро. Вчера опять красно-золотой Большой театр. По случаю 30-летия Армии. Сталин во втором ряду президиума. В партере иконостасы толстых генералов. Опоздание на час. Красная Армия за войну выросла в силу большую, чем армия Александра и Наполеона. Страна может жить совершенно спокойно.

Вернулся домой, говорил с Олюшкой по телефону. Тревожные вести о Викторовой жене, Соне, с родами. Олюшка в смятении.

Вспомнил прочитанную книгу Страхова. Главное не понято: психическое, связанное с веществом. «Душа», сознание, появляющееся в организованном скоплении вещества и исчезающее с разрушением организма. Для этого призрака вся история, вся жизнь. Без него непонятно, чем груда камней хуже людской семьи. Естествознание развивается правильно, но в теперешнем виде оно явно не всё и ограничено загадкой сознания. Как просто бы представить природу без сознания. Всё было бы более менее понятно und im grossen und ganzen исчерпано. На самом деле остаётся человеческое. По объёму это бесконечно-малое во вселенной, но не может ли это бесконечно-малое переделать бесконечно-большое? Вещество, эволюционным путём превращающееся в могущественного бога, обладателя ядерной энергии и прочего? Надо же говорить о сознании полным голосом, не ограничиваясь пустозвонными фразами, что это де проявление высокоорганизованной материи. Здесь что ни слово, то непонятное. В радио — Бах. За окном снег и 10° мороза. На душе смутно и тревожно. Сейчас поеду в Институт.

Ривкина Эсфирь Марковна, 
работница текстильной промышленности

Вчера исполнилось 30 лет со дня образования Красной Армии. День прошёл незаметно, т.к. был рабочий день.

25 февраля

***

***

***

***

***

***

***

***


Коллекции Библиотеки имени Н.А. Некрасова сегодня — это более 1 000 000 изданий, включающих художественную, научную и научно-популярную литературу, книги на иностранных языках, газеты и журналы, редкие книги и коллекции графики, аудиокниги и спектакли, электронные базы данных и много другое. Большую часть периодики и книг можно найти в электронной библиотеке Некрасовки по адресу electro.nekrasovka.ru

*Дневниковые записи из электронного корпуса личных дневников «Прожито».

Московские истории
Первые публичные театры в Москве
Хроника московской жизни
Хроника московской жизни: 7–13 мая. 1945 год