Пржевальский: как выбрать верблюда, открыть новый вид лошади и путешествовать по три года

В рамках рубрики «Ревизия» «Электронекрасовка» делает тематические обзоры оцифрованных изданий. В очередном выпуске — книги-отчёты географа и путешественника Николая Пржевальского о третьей и четвёртой экспедиции и путешествии на озеро Ханка. В каждой книге Пржевальский подробно описывает всю экспедицию — от подбора снаряжения и продовольственных припасов до подробных отчётов о традициях коренного населения с описанием найденных растений, животных и совершённых географических открытий.

От Кяхты на истоки Жёлтой реки: исследование Северной окраины Тибета и путь через Лоб-Нор по бассейну Тарима

1861 год

Итоги четвёртого путешествия Николая Пржевальского и отряда из 21 человека по Монголии, Бурятии и Китаю, которое продлилось с 1883 по 1886 год.

Помимо географических наблюдений Пржевальский фиксирует быт и традиции народов, по территории которых проходил маршрут. Книга полна практических советов путешественнику, отправляющемуся в дальний поход. Пржевальский рассказывает, как правильно собрать экспедицию, сколько понадобится продовольствия, как выбрать проводника или навьючить верблюда, и даёт подробный отчёт по финансовым затратам.

Краткая инструкция Пржевальского, как выбрать верблюда для путешествия:

«Наружные признаки хорошего верблюда следующие: плотное коренастое сложение, хотя бы рост был и не крупный; большие, широко расставленные горбы; широкий, не слишком скошенный зад и широкие лапы. В общем нелегчёные самцы сильнее, но они не годятся в период течки (в феврале), ибо становятся тогда очень злыми и даже опасными; верблюды-мерины всего лучше для караванной службы; пригодны для этого также и самки, хотя они довольно слабосильны».

Про еду и «экспедиционную роскошь» в походе:

«Для четвёртого путешествия, лучше других обставленного, нами были взяты следующие запасы этого рода: коньяк — 24 бутылки; ликёр (взамен вина, которое мёрзнет) — 12 бут.; клюквенный экстракт — 25–30 бутылочек фунтовых; лимонной кислоты — 3 ф.; сухих прессованных овощей — 11⁄2–2 пуда; крупы перловой — 20 ф.; макарон 1⁄2 пуда; муки картофельной — 15 ф.; грибов сухих — 20 ф.; пикулей — 12 банок (эти банки идут потом под спиртовые коллекции); сои — 10 бутылочек; горчицы сухой — 6 ф.; уксусной кислоты — 5 ф.; масла прованского (идёт специально для смазки ружей) — 5 бутылок; изжаренного и смолотого кофе — 5 ф.; мясного экстракта Либиха — 8–10 полуфунтовых банок; сгущённого молока — 15–20 жестянок; перцу и лаврового листа — по 5 ф.; сардинок и другой пресервованной рыбы 140 жестянок. Всё это в пустыне кажется необычайно вкусным, хотя бы даже мёрзлая сардинка, съеденная без хлеба, за неимением оного».

Читать

Путешествие в Уссурийском крае, 1867–1869 гг.

1870 год

Книга о двухлетнем путешествии Николая Пржевальского по Дальнему Востоку и приграничным китайским территориям.

Вместе с помощником Николаем Ягуновым и двумя казаками Пржевальский проследовал до озера Ханка, находящегося на границе Приморского края и Китая. Целью экспедиции были орнитологические наблюдения за перелётными птицами, для которых Ханка было важным транзитным пунктом. Помимо изучения птиц, Пржевальский описывает флору и фауну маршрута, охотится на тигров, ведёт метеорологические наблюдения. В результате поездки было сделано более 300 чучел птиц и собрано более 300 видов растений, многие из которых были обнаружены впервые.

Про неудачную охоту на тигра:

«Утром 23 ноября, лишь только стало рассветать, является ко мне один из крестьян деревни Александровки, где я тогда жил, и объявляет, что по всей деревне видны свежие следы тигра, который, вероятно, гулял здесь ночью. Наскоро одевшись, я вышел во двор и действительно увидал возле самых своих окон знакомый круглый след: четыре вершка [18 см] в длину и более трёх в ширину [13 см], так что, судя по такой лапке, зверёк был не маленький. Направляясь далее по деревне, этот след показывал, как тигр несколько раз обходил вокруг высокой и толстой изгороди, в которой содержались мои лошади, даже лежал здесь под забором и, наконец, отправился в поле.

Таким образом, представлялся отличный случай выследить зверя, который, по всему вероятию, не ушёл же бог знает куда от деревни. Осмотрев хорошенько свой двухствольный штуцер, заткнув кинжал за пояс, я взял с собой солдата, вооружённого рогатиною в виде пики, и пустился по следу. Переходя от одной фанзы к другой, тигр, наконец, поймал собаку и, направившись со своей добычей в горы, зашёл в густой тростник, росший на берегу небольшого озера и по окрестному болоту. Идя следом, мы также вошли в этот тростник и осторожно подвигались вперёд, так как здесь каждую минуту можно было опасаться, что лютый зверь бросится из засады. Пройдя таким образом шагов триста, мы вдруг наткнулись на место, где тигр изволил завтракать собакою, которую съел всю дочиста, с костями и внутренностями. Невольно приостановился я, увидав кровавую площадку, где тигр разорвал собаку. Вот-вот мог броситься он на нас, а потому, держа палец на спуске курка своего штуцера и весь превратившись в зрение, я осторожно и тихо подвигался вперёд вместе с солдатом. Вообще трудно передать чувство, которое овладело мною в эту минуту. Охотничья страсть, с одной стороны, сознание опасности — с другой, — всё это перемешалось и заставило сердце биться тактом, более учащённым против обыкновенного.

Однако тигра не оказалось на этом месте, и мы пустились далее. Скоро след вышел из тростника и направился в горы. Не теряя надежды догнать зверя, мы продолжали следить и раза три находили места, где он отдыхал сидя или лёжа. Наконец, вдруг на небольшом холме, шагов за триста впереди нас, что-то замелькало по кустам, и увы! Это был тигр, который, заметив приближение людей, решился лучше убраться подобру-поздорову и, пробежав крупной рысью, скрылся за горой. Напрасно, удвоив шаги, пустились мы вдогонку: зверь был далеко впереди, до притом и бежал довольно скоро, так что мы более его не видели и, пройдя ещё версты две по следу, вернулись, домой.

В тот же самый день у меня издохла одна лошадь, которую я приказал положить на ночь возле бани, а сам сел туда караулить тигра; но он, будучи уже напуган днём, не приходил в эту ночь, так что и здесь дело кончилось неудачно.

Подобные посещения наших деревень и китайских фанз на Сучане тигры производят зимой почти каждую ночь, так что, по рассказам крестьян, после сумерек опасно выходить из избы.

Наглость этих зверей доходит даже до того, что они несколько раз таскали собак, привязанных для безопасности в сенях».

Читать

Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Жёлтой реки

1883 год

В 1879 году Николай Пржевальский из города Зайсан (Казахстан) во главе экспедиции из 13 человек отправляется в своё третье путешествие. Маршрут пройдёт через Алтай по реке Урунгу (Монголия), далее через оазис Хами (Китай) и хамийскую пустыню в оазис Са-Чжеу, через хребты Наньшаня в Тибет, в город Лхаса. На подъезде к Лхасе тибетское правительство запретило экспедиции Пржевальского дальнейшее следование. Не дойдя 250 вёрст до Лхасы, экспедиция возвращается в Ургу (Монголия). Завершилось путешествие в 1881 году.

Помимо характерного для книг Пржевальского описания географии и быта коренного населения в книге «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Жёлтой реки» впервые описан неизвестный тип лошади, названной именем путешественника — Лошадь Пржевальского.

Про «лошадь Пржевальского»:

«Дикая лошадь, единственный экземпляр которой находится в музее С.-Петербургской Академии наук, недавно описана нашим зоологом И.С. Поляковым и названа моим именем — Equus przewalskii. Она хотя и представляет некоторые, даже значительные, признаки, свойственные ослам, но по общности других, более важных, зоологических отличий (по форме черепа и копыт, присутствию мозолей на задних ногах, чего не бывает у ослов, неимению спинного ремня, наконец, по общему складу) весьма приближается к домашней лошади и в зоологической системе должна быть поставлена рядом с этою последнею. Таким образом, новооткрытый вид представляет, по исследованию Полякова, промежуточную форму между ослом и лошадью домашней; быть может, и весьма даже вероятно, составляет уцелевшего ещё родоначальника некоторых пород домашней лошади, много уклонившейся от первоначального типа, под влиянием давнишнего приручения человеком.

По своей наружности Equus przewalskii роста небольшого. Голова, сравнительно, велика, с ушами, более короткими, нежели у ослов; грива короткая, прямостоячая, тёмно-бурого цвета, без чёлки; спинного ремня нет. Хвост на верхней половине мохнатый, но без длинных волос и только в нижней своей половине покрыт чёрными, длинными, как у лошадей, волосами. Цвет туловища чалый, на нижних частях тела почти белый; голова рыжеватая; конец морды белый. Шерсть (зимняя) довольно длинная, слегка волнистая. Ноги сравнительно толстые; передние — снаружи, в верхней половине, беловатые, над коленями рыжеватые, далее вниз черноватые и возле копыт чёрные; задние — беловатые, возле копыт также чёрные; копыта круглые и довольно широкие.

Новооткрытая лошадь, называемая киргизами кэртаг, <...> обитает лишь в самых диких частях Чжунгарской пустыни. Здесь кэртаги держатся небольшими (5−15 экземпляров) стадами, пасущимися под присмотром опытного старого жеребца. Вероятно, такие стада состоят исключительно из самок, принадлежащих предводительствующему самцу. При безопасности звери эти, как говорят, игривы. Кэртаги вообще чрезвычайно осторожны; притом одарены превосходным обонянием, слухом и зрением. Встречаются довольно редко; да притом, как сказано выше, держатся в самых диких частях пустыни, откуда посещают водопои. Впрочем, описываемые животные, как и другие звери пустыни, вероятно, надолго могут оставаться без воды, довольствуясь сочными солончаковыми растениями.

За исключением Чжунгарии кэртаг нигде более не водится».

Читать

Больше про книги и интересные находки вы найдёте в telegram-канале «Электронекрасовка» (@electronekrasovka) и в наших пабликах в фейсбук и «ВКонтакте». Подписывайтесь!