Москва в её прошлом и настоящем. Ч.3 Т.2
коллектив авторов1910
гая же часть—въ Архангельскъ. Византійскіе греки, пользовавшіеся въ Москвѣ особыми привилегіями, ежегодно привозили въ столицу драгоцѣнные камни, жемчугъ, металлическія издѣлія, разныя женскія украшенія
и конскіе приборы, равнымъ образомъ турецкія ткани и матеріи. Они получали въ Москвѣ особенно внимательный пріемъ, кормъ отъ казны хлѣбомъ и мясомъ и имѣли свое мѣстопребываніе въ особомъ греческомъ подворьѣ. Астраханскій ханъ ежегодно отправлялъ своего посла къ вели
кому князю. Съ этимъ посломъ шелъ цѣлый караванъ татарскихъ торговцевъ съ джедскими тканями, шелкомъ и другими товарами, которые они вымѣнивали на мѣха, сѣдла, мечи и другія вещи. ГІослѣ покоренія Астра
хани особенное значеніе пріобрѣлъ торгъ лошадьми, которыхъ пригоняли татарскіе мурзы изъ Астрахани. Это была систематически поставленная торговля. Количество ежегодно пригоняемыхъ лошадей, по словамъ Котошихина, достигало 50 тысячъ.
Нечего и говорить, что съ установленіемъ торговыхъ сношеній черезъ Архангельскъ съ Западной Европой черезъ Москву направлялись въ значительной мѣрѣ всѣ товары, привозимые съ Запада, и отсюда уже распредѣлялись по другимъ мѣстностямъ Россіи. Извѣстно, что московское правительство очень внимательно относилось къ торговымъ иноземцамъ. Въ Москвѣ не любили только купцовъ изъ Польши и Литвы.
Съ другой стороны, Москва была мѣстомъ обмѣна русскихъ произведеній на иностранныя. Неудивительно поэтому, что она скопляла въ своихъ стѣнахъ изобиліе всевозможныхъ товаровъ. Особенно поражало иностранцевъ (напримѣръ, Павла Іовія) обиліе и дешевизна жизненныхъ припасовъ. По словамъ Барбаро, въ Москвѣ изобиліе хлѣба и мяса такъ велико, что говядину продаютъ на глазомѣръ. «Зимою, разсказываетъ онъ, — привозятъ въ Москву такое множество быковъ, свиней и другихъ животныхъ, совсѣмъ уже ободранныхъ и замороженныхъ, что за одинъ разъ можно купить до 200 штукъ». Это въ самомъ дѣлѣ большое количество, если вспомнить, что царскій и боярскіе дворы получали необхо
димые жизненные продукты изъ своихъ вотчинъ и, слѣдовательно, не
нуждались въ привозныхъ припасахъ. Мейербергъ въ восхищеніи отъ торговаго движенія въ Москвѣ: «Въ Москвѣ такое изобиліе всѣхъ вещей, необходимыхъ для жизни, удобства и роскоши, да еще покупаемыхъ по сходной цѣнѣ, что ей нечего завидовать никакой странѣ въ мірѣ, хоть бы и съ лучшимъ климатомъ, съ плодороднѣйшими пашнями, съ обильнѣйшими земными нѣдрами или съ болѣе промышленнымъ духомъ жите
лей. Поэтому хоть она лежитъ весьма далеко отъ всѣхъ морей, но, благодаря множеству рѣкъ, имѣетъ торговыя сношенія съ самыми отдаленными областями».
Привозъ на московскій рынокъ жизненныхъ продуктовъ былъ настолько великъ, что дешевизна ихъ удивляла иностранцевъ. Мы только что видѣли, какъ итальянца Барбаро поразилъ фактъ продажи говядины не на вѣсъ, а на глазомѣръ; онъ же сообщаетъ, что за одинъ маркъ можно было купить 4 фунта мяса; 70 куръ стоили червонецъ; по словамъ Іовія, курицу или утку можно было купить за самую мелкую серебряную мо