НАУЧНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ




ХУДОЖЕСТВЕННОГО МАТЕРИАЛА


Я ставлю здесь эту проблему не только, как художественно-научную в тесном смысле слова,— но делаю созна
тельно сильный акцент на социальных следствиях (или, если хотите, причинах) ее постановки.
Тот грандиозный переворот, который неизбежно последует в искусстве, когда удастся, наконец, в полном об‘еме провести в жизнь развиваемые здесь теоре
тические положения,— логически и хронологически совпадает с эпохою не менее грандиозного переворота социального. Я предоставляю социологам - спе
циалистам доказательство не случайности такового совпадения, равно как и установление цепи „причин" и „следствий";
для меня ясно лишь одно: характерное для нашей эпохи устремление к научной организации всей жизни сверху донизу — труда, производства, быта со
циального (и даже индивидуального), устремление, без которого коммунизм был бы, конечно, лишь очередной „со
циальной утопией" — не более, — это устремление открывает и искусству со
временности необозримые социальные горизонты.
Но самый мой главный, центральный (и несколько парадоксальный на взгляд) вывод, имеющий, однако, широчайшее социальное приложение, может быть формулирован так: постановка данной проблемы лишает всякой остроты до
ныне болезненнейшую „дискуссию" о приятии или неприятии художественного наследия прошлых веков.
Я утверждаю, что данные физикоматематических и естественных наук —
до физиологии органов чувств и рефлексологии включительно — открывают уже сегодня столь глубокие объективные закономерности в творческой организации материалов, которыми оперирует искус
ство (звук, цвет, линейная и объемная форма, движение, etc), что весь художе
ственный опыт предыдущих поколений элементарен в сравнении с итогом этих, уже вскрытых наукою, закономерностей.
Поскольку старая „эстетическая" теория искусства умела лишь „систематизировать" и „анализировать" готовую художественную продукцию и „канонизировать" приемы авторитетов - гениев, со
здавая этим огромную догматическую инерцию, которую каждому следующему поколению приходилось героическими усилиями преодолевать,— постольку современное научное искусствознание может не только предвидеть пути в буду
щее, но и толкать творцов вперед, соблазняя конструктивное их воображение новыми, формально и эмоционально
заманчивыми, творчески-неиспытанными комбинациями, которые иным путем ни при какой „гениальности" не могли
бы „интуитивно" родиться в их головах в данную эпоху. Путь к ним лежал бы через медленное „накопление средств", веками,— наука предлагает их в готовом виде сегодня, во много раз ускоряя тем процесс „естественной" эволю
ции, форсируя формальный прогресс, безмерно сокращая
„... нам опыты быстротекущей жизни"
— ив тоже время не навязывая художнику никаких иных норм и авторитетов, кроме „нормы" физиологической
Перспективы метода точных наук в теории и практике современного искусства