левіемъ, заимствованнымъ изъ византійскаго законодательства. На этомъ основаніи просвѣтители) Гуси приписываютъ дошедшій до васъ Уставъ о церковныхъ судахъ и десятинахъ. Но при этомъ нельзя не замѣтить, что есть сильныя доказатель
ства сомнѣваться въ подлинности этого церковнаго устава и относить его къ памятникамъ письменности ХШ вѣка. На осно
ваніи такъ называемаго Владнмірова устава были изъяты изъ мірскаго вѣдомства: монахи и монахини, священио-и-церковнослужителп съ ихъ семействами, клирошане, просвирни, палом
ники (странники), прощепники (изцѣлившіеся чудомъ), лекаря, задушные люди (рабы, отпущенные на волю для спасенія ду
ши), сторонники (чужеземцы), слѣпые, хромые, монастыри, больницы, гостинницы (пристапища для богомольцевъ), страино
лріимвпцы (пріюты для странниковъ) и т. п. Всѣ эти лица н мѣста были подсудны епископамъ. Затѣмъ церковному вѣдомству и суду подлежали: городскіе вѣсы и мѣрила, браки, раз
воды, распри и невѣрность супруговъ, незаконные союзы, по
хищеніе и насиліе дѣвицъ, колдовство, волхвованіе, идолопо
клонство, отравы, непристойная брань, ссоры и драки между родителями и дѣтьми, дѣтоубійство, тяжбы между родственни
ками, оскверненіе храмовъ, церковпая татьба, святотатство и кощунство, ограбленіе мертвецевъ и т. п. Конечно, нельзя сомнѣваться, что пастыри новосозданной церкви обратили осо
бенное вниманіе на семейныя отношенія, ва чистоту нравовъ и ва преступленія, совершавшіяся по языческимъ преданіямъ. Очень возможно также, что для водворенія правилъ новой вѣ
ры, духовенство приняло на себя рѣшеніе дѣлъ, касающихся со
вѣсти и понятій народа; но какъ объяснить свидѣтельство Владимірова устава, что первый митрополитъ Руси, Леонъ, былъ
поставленъ константинопольскимъ патріархомъ Фотіемъ, который умеръ за 90 лѣтъ до княженія Владиміра(134)?
Въ заключеніе нашего очерка жизни Владиміра Равноапостольнаго, прибавимъ, что въ 1636 году кіевскій митрополитъ Петръ Могила, осматривая возобновлённую имъ Десятина\ю церковь, замѣтилъ ходъ въ глубину фундамента, обложенный кам
немъ; онъ тотчасъ велѣлъ раскопать его, снять остатки камен
ной пастилки п тогда увидѣлъ два мраморные гроба, которые, судя по находившимся на нихъ надписямъ, скрывали останки Владиміра и Анны. Петръ Могила взялъ голову просвѣтителя Россіи и положилъ её въ Кіевопечерской церкви, гдѣ она и те
перь хранится; кость правой руки отдалъ въ Кіевософійскій, а нижнюю челюсть въ Московскій Успенскій соборы. Послѣ этого
С34) Приписываемый Владиміру Уставъ о церковныхъ судахъ и десятинахъ помѣщенъ въ iJ. С. Р. Л., VI, 82 и 83. .Здѣсь онъ напечатанъ главнымъ образомъ по рукописямъ XV вѣка. Карамзинъ (I, пр. 506) привелъ этотъ уставъ по харатейному списку, найденному имъ въ синодальной библіотекѣ (въ Кормчей Книгѣ подъ J\i 82), и относящемуся къ XIII столѣтію. Кро
мѣ нѣкоторыхъ, впрочемъ незначительныхъ отличій въ языкѣ, уставъ, приведенный Карамзинымъ, отличается въ одномъ мѣ
стѣ весьма интересною особенностію; въ иемъ сказано, что Владиміръ издалъ постановленія о церковномъ судѣ, сгадавъ съ своею княгинею съ Анною и съ своими дѣтми, а въ изданіи Ар
хеографической Коммисіи сказано: сгадавъ своими дѣтми, со всѣми князи и со всѣми дояры. Любопытно знать дѣйствительно ли Авна имѣло такое значеніе въ дѣлахъ правительственныхъ. Соловьевъ (I, 289), затрудняясь отвергнуть подлинность церковнаго устава Владиміра, не разрѣшаетъ однако вопроса, пре
дложеннаго Карамзинымъ: какимъ образомъ попали въ этотъ уставъ Фотій и Леонъ (Карамзинъ, 1, 145, ир. 473 и 506).
обѣ гробницы, пайдепныя митрополитомъ, были снова покрыты землёю и закладевы камевьями(135). Въ правленіе кіевскою епар
хіею митрополита Арсенія Могилянскэго, старица Флоровскаго монастыря Нектарія (княгиня Наталья Борисовна Долгорукая— і дочь фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева и супруга знаменитаго несчастливца, казиёииаго въ царствованіе Айвы Іоанновны), получивъ благословеніе этого архипастыря, возобно
вила древніе останки Десятивной церкви. Задѣлывая трещину въ стѣвѣ алтаря и копая землю, работники открыли ввѣ хра
ма двѣ мраморвыя надгробныя доски, подобныя той, которою покрыта гробница Ярослава. Тогдашній священникъ этой церкви не сказалъ ничего митрополиту и любопытный памятникъ былъ опять засыпанъ землею. Эти гробницы не отысканы при послѣднемъ возобновленіи храма(*®).
Наконецъ замѣтимъ, что Императрица Екатерина II манифестомъ 22 сентября 1782 года, въ день своего коронованія, учре
дила орденъ святаго Равпоапостольиаго князя Владиміра, съ девизомъ: польза, честь и слава('37).
Р.


Подписка на Русскій Художественный Листокъ 1862 года принимается па тѣхъ же условіяхъ и въ тѣхъ же мѣстахъ, какъ и въ 1861 году. Подписывающимся вы




даются псѣ вышедшіе нумера, начиная съ перваго.


Въ 30 Русск. Худож. Листка помѣщена: часть про
мышленнаго и художественнаго отдѣленій Россіп ва Лондонской
19 апрѣля
всемірной выставкѣ, которая была открыта - а за1 мая кроется окіабря 1862 г.
1 ноября
(135) См. Исторвч. описаніе кіевской лавры, стр. 80.
(136) Г. Семевтовскій, въ своемъ описаніи достопамятностей Кіева (стр. 170), предполагаетъ, что эти гробницы привадле= жатъ Изяславу 1 п внуку его Ростиславу. Но Карамзинъ (!, пр. 488) упоминаетъ объ нихъ, говоря о мѣстѣ упокоенія Кладиміра и супруги его Анны. Въ обозрѣніе Кіева, вздапномъ Фундуклеемъ, сообщается извѣстіе (стр. 29), что при изслѣдованіи фундамента Десятинной церкви въ 1824 году, найдена была въ развалинахъ мраморная, разбитая на три часто доска, принадлежащая къ составу древней гробницы, въ которой найдены пер
стень и крестикъ; доска была покрыта изображеніями крестовъ и деревьевъ, оодобныхъ тѣмъ, какія находятся па гробницѣ Ярослава. Такія же изображенія иаходились и на двухъ цѣлыхъ гробницахъ, открытыхъ внутри церкви; но овѣ были не мраморныя, а шиферныя.
(ІЗГ) См. Первое Полное Собраніе Законовъ Россійской
Имперіи; Т. XXI, j\£ 15515.
Одобрено цеисурою. С. Петербургъ, 19-го Октября 1862 года.
Въ Типографіи Губернскаго Правленія,
}