растопталъ басму или образъ хана; здѣсь началось, утвердилось самодержавіе не для особенной пользы самодержцевъ,
но для блага народа; отсюда священныя тѣни добродѣтельныхъ предковъ изгнали Іоанна Грознаго, когда онъ измѣнилъ добродѣтели. Въ Спасскія ворота въѣхалъ на конѣ Василій Ивановичъ Шуйскій, держа въ одной рукѣ Св. Крестъ, а въ другой мечъ обнаженный, чтобы свергнуть Лжедмитрія;
здѣсь показываютъ мѣсто, гдѣ лежалъ самозванецъ, выскочивъ изъ окна заднихъ переходовъ дворца; на паперти храма Успенскаго Нововѣнчанный Царь, юный Михаилъ,
лилъ горькія слезы, когда Россія лобызала ноги его также со слезами, но радостными."
„Сія священная ограда была театромъ ужасовъ, тутъ кипѣли волны бунтовъ стрѣлецкихъ, тутъ издыхалъ на копьяхъ знаменитый Матвѣевъ; мысленно видимъ торжеству


ющую улыбку коварной Софіи; видимъ 10-лѣтняго Петра,


уже Монарха взоромъ и гласомъ повелительнымъ. Сей ве
ликій Государь прославилъ Россію, отнялъ у Кремля славу быть всегдашнимъ жилищемъ Царей; но здѣсь пріемлютъ они вѣнецъ отъ Бога и отечества; здѣсь, какъ въ средоточіи Россіи, отъ времени являются они предъ нами въ
важныя рѣшительныя минуты своего царствованія. Такъ мы видимъ здѣсь Александра въ роковой, незабвенный 1812 годъ, когда надлежало искусить твердость и великодушіе Россіянъ; здѣсь померкла блудящая звѣзда Наполеона. Вотъ славнѣйшія изъ всѣхъ воспоминаній кремлевскихъ для вѣ
ковъ грядущихъ." Такъ отзывается о великомъ значеніи Кремля въ исторической судьбѣ Россіи нашъ знаменитый историкъ Карамзинъ.
„Отсюда родину безцѣнную спасая,
Димитрій въ страшный бой съ дружинами спѣшитъ,—


говоритъ въ своемъ прекрасномъ стихотвореніи А. Волковъ.


Здѣсь мудрый Алексѣй законы управленья Во благо родины писалъ,
Здѣсь нашъ родился Петръ — и вотъ вѣнецъ всей славы, Всѣхъ пышныхъ почестей твоихъ!
Отсюда потекли всѣ новые уставы,
Какъ быстрая струя источников!, златыхъ! Здѣсь нашъ родился флогъ іі наши легіоны,