Русские народные сказки т.5
Афанасьеа А.Н.1914
ЗаѣзжаюТъ къ нему сосѣди—тѣ самые, что давали ему денегъ да послѣ на него въ судѣ просили. «Ба!ты какъ здѣсь?»—«Это мой домъ, недавно ку
пилъ».—«Важной домъ! видно, у тебя деньга водится. Что жъ ты долгу не платишь?» Хозяинъ кланяется и говорить: «Слава Богу! мнѣ Господь далъ, я кладъ нашелъ, и готовъ заплатить вамъ втрое».—«Хорошо, братъ! Давай же теперь новоселье праздновать».—«Милости просимъ!» Вотъ по
гуляли, попраздновали; а при домѣ садъ куда хорошъ! «Можно садъ посмотрѣть?»—«Извольте, честные господа! я и самъ съ вами пойду». Ходйлиходили по саду, и нашли въ дальнемъ углу малёнку золы. Хозяинъ какъ увидалъ, такъ и ахнулъ: «Честные господа! вѣдь это та самая малёнка, которую моя жена продала».—«А ну-тка, нѣтъ ли въ золѣ денегъ?» Вытрях
нули, а онѣ тутъ и есть. Тогда сосѣди повѣрили, что мужикъ имъ правду сказывалъ. «Станемъ, говорятъ, деревья осматривать; вѣдь шапку-то воронъ унёсъ—вѣрно, въ ней гнѣздо свилъ». Ходили-ходили, увидали гнѣздо, стащили баграми—какъ есть та самая шапка! Выбросили гнѣздо и нашли деньги. Заплатилъ имъ хозяинъ долгъ свой и сталъ жить богато и счастливо.
(Записала въ Пермской губ., г. Александромъ Сергачевымъ).
Примѣчаніе. Сказка—заимствованная изъ Тысячи и одной ночи (см. т. XI, стр. 51—128: «Исторія о Али-бабѣ и сорока разбойникахъ, умерщвленныхъ одною невольницею» и примѣчаніе къ № 202; см. также Шидди- Куръ, глава XIV—въ Этногр. сборн., VI); варіанты—у Худ., III, № 100, въ изданіи Чудинскаго, № 4, и въ сборн. Рудченко, II, 33. Сказка эта из
вѣстна и у другихъ славянъ (Podania i legendy polskie, ruskie, litewskieT zebral L. Siemienski, стр. 104—7: «Pieczary w Czarnej gorze»; Narodne pripov. Валявца, стр. 204—6) и у нѣмцевъ (сборн. братьевъ Гриммовъ, II, № 142). Было, говорить нѣмецкая сказка, два брата: богатой и бѣдной.
Случилось бѣдному итти лѣсомъ мимо большой горы; смотритъ—къ ней подошли двѣнадцать великановъ и промолвили: «Гора Семей, гора Семей,
отворись!» И она тотчасъ же раздѣлилась надвое; великаны вступили въ отверстіе, и немного погодя вышли изъ горы, каждый неся на своей спинѣ по тяжелому мѣшку. «Гора Семей, гора Семей, затворись!» закричали они, и гора затворилась. Бѣдной братъ дождался ихъ ухода, проговорилъ тѣ
же слова и вошелъ въ просторную пещеру, которая вся была наполнена серебромъ, золотомъ и драгоцѣнными камнями; набралъ себѣ всякаго добра и разбогатѣлъ. Богатый братъ ему позавидовалъ, разузналъ—какъ было дѣло, и отправился въ ту же пещеру. Набравши огромной запасъ сокровищъ, онъ хотѣлъ было утити, да позабылъ названіе горы и сталъ приказывать: «Гора Симели, гора Симели, затворись!» а горане слушается. Къ вечеру пришли великаны и отрубили ему голову. Въ позднѣйшихъ подновленныхъ передѣлкахъ сказаній роль великановъ играютъ разбойпики.