Чтение на 5 минут: Евгений Петров, «Маленький Виетато»

Литература — коротко. Фрагменты и короткие литературные произведения из оцифрованных фондов Библиотеки им. Н.А. Некрасова, чтение которых займет 5–10 минут во время обеда, в дороге или перед сном.

В очередном выпуске ироничный рассказ Евгения Петрова «Маленький Виетато» о туристах, экономии в поездках и важности знания иностранных языков.

Маленький Виетато

Брать читателя за пуговицу и, интимно подмигивая, заявлять, что Италия славится исключительно макаронами, музеями и солнцем — просто свинство.

Объявлять во всеуслышание, что солнце в Италии редкий гость, что итальянские музеи не стоют выеденного яйца и что к макаронам итальянцы относятся с врожденным презрением, — свинство двойное.

Набрасывать же перед читателями широкую картину современной итальянской жизни, наскоро переписав из путеводителя заковыристые названия городов, станций и картинных галерей, — свинство тройное.

Ни одно из перечисленных выше свинств в писательские планы автора не входит.

Некий россиянин, прибыв со своей супругой в город Милан и остановившись в недорогой гостинице, вынул из чемодана бедекер и книжечку под названием «Русский в Италии».

Выяснив, что в городе Милане «имеется миланский собор и картинная галерея «Брера», он сказал жене так:

— Сначала собор. Потом Брера.

Россиянин твердо решил не пропустить в Италии ни одной достопримечательности. Времени было мало. Нужно было спешить.

В запыленном пиджаке, таща за собой не любившую искусства жену и обливаясь грязным потом, пошел россиянин твердой поступью по залитым солнцем миланским улицам. Каблуки россиянина оставляли в размягченном асфальте красивые ровные вдавлины.

Собор, как правильно указывал бедекер, стоял на пьяцца Дуомо и был очень высок.

— Ого! сказал россиянин. — Здоровый соборище. Пожалуй, повыше нашего Храма Христа будет! А жена прибавила:

— Он совсем кружевной какой-то. Из кружева как будто бы сделан.

И супруги погрузились в могильный мрак величайшего из зданий.

Обошли несколько раз вокруг алтаря, посидели, отдохнули. Потом поднялись на крышу и поели в соборном ресторанчике мороженого.

— Ого! — сказал россиянин. — Весь город, как на ладони. Ну, и соборище. Пожалуй, повыше нашего Храма Христа будет!

Однако, нужно было спешить, и супруги отправились в Брера.

— Обойдемся без каталога, — сказал муж, — ведь все равно фамилии художников подписаны под картинами.

Под первой-же плохо сохранившейся картиной XIII века была прибита медная дощечка с надписью: «Виетато Токкаре».

— Смотри, — заметил муж, — Виетато Токкаре, XIII век. Какая старина!

— Даже жутко становится,—добавила жена.

И супруги на цыпочках направились к следующей картине.

— Его-же, — сказал муж, бегло посмотрев на дощечку. — Виетато Токкаре XIII века.

— М-да, — молвила жена.—Даже жутко становится.

Весь первый зал был переполнен полотнами Виетато Токкаре.

— Плодовитый этот Токкаре,—с почтением сказал россиянин,—впрочем, я припоминаю. Я читал о нем какое-то исследование.

Перешли во второй зал.

Все картины, большинство которых составлял XIV век и только незначительная часть относилась к XV веку, принадлежали кисти того-же Виетато Токкаре.

Россиянин постепенно стал относиться к художнику, как к родному.

— Смотри, смотри, — говорил он жене, — «Снятие со креста» Виетато Токкаре. «Св. Бенедикт и ангелы» Виетато Токкаре. Ну, и собака этот Токкаре!.. Теперь я отлично помню. Я видел токкаровского «Бенедикта и ангелов» в репродукции. Сильная вещь, сильная! Умели итальянцы писать!

В третьем зале, сплошь увешанном полотнами позднего (XV и XVI век) Виетато Токкаре, россиянин совершенно распоясался.

— Ты не поверишь, — говорил он жене, — какая тяжелая жизнь выпала на долю этого Токкаре. Еще будучи младенцем, маленький Виетато питал к живописи настоящую страсть. Юный Виетато...

В четвертом, пятом и шестом залах на притихших путешественников строго смотрели картины того-же Виетато Токкаре, относящиеся в XVII веку.

— А в путеводителе, — сказала вдруг жена звенящим голосом, — сказано, что в шестом зале висит картина Рафаэля.

Муж ничего не ответил.

В седьмом, восьмом и девятом залах назойливый Виетато Токкаре лез буквально отовсюду. Даже на каком-то плюшевом кресле была прибита надоевшая медная дощечка.

— Тоже работы Виетато Токкаре? — иронически спросила жена. — А между прочим в путеводителе сказано, что в девятом зале есть картины Тициана и Паоло Веронезе. Где-же они?

В десятом зале россиянин начал догадываться. Выходя из музея, он незаметно вынул книжечку «Русский в Италии» и прочел там, что Виетато Токкаре в переводе на русский язык означает: «Трогать воспрещается!»

В запыленном пиджаке, таща за собой жену и обливаясь грязным потом, пошел россиянин по солнечным миланским улицам.

***

Этот рассказ был опубликован в журнале «Чудак» № 7 за 1929 год, который можно почитать на «Электронекрасовке».

***

Больше про книги и интересные находки вы найдете в telegram-канале «Электронекрасовка» (@electronekrasovka) и в наших пабликах в фейсбук и «ВКонтакте». Подписывайтесь!

 

На «Электронекрасовке» ведутся технические работы и в ближайшие дни издания могут быть недоступны для чтения. Приносим извинения за возможные неудобства!