Оселъ и Собака


(Басня).


Оселъ вступилъ однажды въ споръ




Съ цѣпной Собакой




И сталъ доказывать, что всякой




Свободной мысли есть у насъ просторъ, Лишь форму бы она законную имѣла.




« — Овчарушка, мой свѣтъ!» Сказалъ Оселъ: «—Узды для мысли нѣтъ,




Но мысли надо выражать умѣло И почитать законъ!..»




— «А если онъ, — Овчарка возражаетъ,




— Меня стѣсняетъ И мой собачій лай




Въ торжественную оду превращаетъ?» «— А ты, Овчарушка, по правиламъ полай, Хвостомъ съ почтеньемъ повиляй,




Сегодня похвали, а завтра повторяй, Глядь: послѣзавтра ты и пріобыкла... Когда-бъ ты въ дѣло вникла, То поняла-бъ сама,




Что безъ закона мысль — анархія и тьма!..»




При сихъ словахъ Овчарка хвостъ спустила И взвыла.




А нашъ благонамѣренный Оселъ




Къ волкамъ-блюстителямъ пошелъ, Чтобы въ законѣ,




Справку раздобыть




Имѣетъ ли Овчарка право выть Въ минорномъ тонѣ?




ЧУЖЪ-ЧУЖЕНИНЪ.




А Травкинъ продолжалъ сидѣть и растерянно глядѣть по сторонамъ.




Скоро изъ кабинета начальника отдѣленія вышелъ Маслобоевъ, начальникъ стола и Травкина, и громко сталъ отдавать какія-то распоряженія.




Иванъ Петровичъ! крикнулъ онъ. - Вотъ этотъ докладъ перепишите вы. Да почище. Вѣдь, вы можете, когда захотите!..




Травкинъ подошелъ къ начальству, взялъ изъ его рукъ докладъ, оглядѣлъ его со всѣхъ сторонъ и уставился въ землю.




- Такъ, пожалуйста, садитесь и переписывайте. Сегодня надо непремѣнно. Часа черезъ два кон




чите? У васъ вѣдь такой оригинальный почеркъ... Васъ за это цѣнятъ...




Слушаюсь! — тихо проговорилъ Травкинъ,— Слушаюсь... Я перепишу... Только позвольте вамъ сказать...




— Что такое?




Я сегодня не могу... И прошу васъ меня уволить сегодня по... по домашнимъ обстоятельствамъ домой...




У столоначальника сверкнули глаза.




Я вамъ докладываю, господинъ Травкинъ, что докладъ долженъ быть переписанъ черезъ




Вѣсти объ эскадрѣ




Казенный провіантскій транспортъ «Спб. Вѣдомости» и развѣдочное передовое судно «Разсвѣтъ», подъ общей командой не-адмирала князя Ухтомскаго, без




престанно сталкиваются другъ съ другомъ, такъ какъ «Разсвѣтъ», снабжаемый транспортомъ жиз




ненными припасами, вынужденъ держаться съ нимъ въ одной кильватерной колоннѣ, что при теперешнемъ «весеннемъ» волненіи крайне за труднительно.


* *
*


Парусный бригъ «Новое Время». Команда хорошо накормлена, духъ превосходный, всѣ рвутся въ бой, хотя судно потеряло руль и приборъ для опредѣленія направленія вѣтра.


* *
*


Бронированный (субсидіями) крейсеръ «Московскія Вѣдомости». Сильный кренъ, все больше наполняется водой, даетъ си




гналы: «терпимъ бѣдствіе»! * *


*


Контръ-миноносецъ «Наша Жизнь». Послѣ трехмѣсячной задержки въ нейтральномъ порту сильно укрѣпился и, несмотря на полученныя пробоины, не измѣняетъ курса.




* *


*


два часа на предметъ представленія его по начальству... Поняли?




Я понялъ... Я перепишу... Только позвольте мнѣ уволиться...




Столоначальникъ не ожидалъ того, что сказалъ Травкинъ, а потому не могъ сразу понять, чего хочетъ чиновникъ.




Очень хорошо - съ! сказалъ столоначальникъ недовольнымъ тономъ. — Вы пойдете, когда это будетъ возможнымъ... А теперь потрудитесь садиться и переписывать...




Травкинъ отошелъ было отъ стола, но потомъ тотчасъ же вернулся и произнесъ:




По домашнимъ обстоятельствамъ! Что прикажете?




— Говорю, что по домашнимъ обстоятельствамъ я долженъ уйти домой... Мнѣ надо уйти...




Столоначальникъ окончательно разсердился.




Вы, кажется, изволите шутить? спросилъ онъ. - Ваши домашнія обстоятельства, быть мо




жетъ, и очень важны, но служба... Вы понимаете слова: долгъ, служба? Такъ вотъ эта самая служба требуетъ отъ васъ безапелляціоннаго исполненія приказаній...




* * *




* * *

На «Электронекрасовке» ведутся технические работы и в ближайшие дни издания могут быть недоступны для чтения. Приносим извинения за возможные неудобства!