Контръ-миноносецъ «Наши Дни». Будучи аттакованъ непріятелемъ, взорвался на воз




духъ; команда спасена и подобрана фрегатомъ


«Сынъ Отечества». Всѣ здоровы. * *


*


Канонерская лодка «Заря». Переполнившись водой, пошла ко дну. Капитанъ Ярмонкинъ безнадеженъ.


* *




*




Миноносецъ (стараго типа) «Гражданинъ» продолжаетъ идти заднимъ ходомъ.




* *




*




Крейсеръ спеціальнаго назначенія «Право», несмотря на свое названіе, продол


жаетъ отважно идти «лѣво», гдѣ неоднократно натыкался на мины, но на воздухъ упорно не взлетаетъ.


* *




*


Браненосный истребитель «Знамядрался, какъ «левъ», до послѣдней крайности, прибѣгая даже къ запрещенной Гаагской конференціей средствамъ. Капитанъ Крушеванъ, до
носитъ, что «запечатлѣлъ свою дѣятельность собственной кровью», такъ какъ раненъ на рѣкѣ
Мойкѣ, но остался въ строю. Нынѣ переведенъ на югъ, куда и перенесъ свой флагъ на истребитель «Другъ». Продолжаетъ плавать въ мутной водѣ.


* *




*


—Я это понимаю... отозвался Иванъ Петровичъ.
— А, слѣдовательно, нечего и разговаривать. Я ничего не имѣю, если чиновники по домашнимъ обстоятельствамъ отлучаются изъ присутствія. Но


это возможно, когда нѣтъ дѣла. А сегодня, къ вашему несчастью, у насъ спѣшный докладъ... Ступайте же...


Травкинъ молчаливо отошелъ и сѣлъ за столъ. Онъ лѣниво развернулъ обложку, прочелъ нѣсколько словъ, не понялъ ихъ содержанія и откинулся на спинку стула.


Столоначальникъ что-то спѣшно помѣчалъ и, какъ казалось, забылъ и объ Иванѣ Петровичѣ, и обо всемъ въ мірѣ.




Около него никого не было.




Травкинъ приподнялся на стулѣ, потомъ сѣлъ, потомъ опять привсталъ и рѣшительно направился къ начальнику.




— Я... немогу-съ! — проговорилъ онъ сътрудомъ, наклоняясь къ уху столоначальника. — Не могу я — Что такое? опять вы ко мнѣ?




— Я не могу-съ! — еще тише прошепталъ Иванъ Петровичъ. У меня домашнія обстоятельства...




Да что случилось у васъ, чортъ возьми? -




Броненосецъ «Русь» подъ флагомъ капитана 1-го ранга Суворина 2-го, идя въ передовомъ отрядѣ, выскочилъ за черту минныхъ загражденій и, несмотря на сравнительно ясную погоду по


слѣднихъ дней, озаренныхъ тусклымъ полярнымъ солнцемъ, нарвался на мину, но не погибъ, а лишь сѣлъ на мель. Задержится, вѣроятно, на мѣсяцъ.


В, С.




АФОРИЗМЫ И ОТРЫВКИ


Горькій — „ Тюрьма“.
Жизнь — борьба рабовъ за свободу и господъ — за власть, и она не можетъ быть мягкой и спокойной, она не будетъ доброй и красивой, пока есть господа и рабы.


Андреевъ — „Мелькомъ“.




Что мнѣ до того, что тамъ гдѣ-то гремятъ витіи, кипитъ жизнью шумная толпа и крики побѣды, и яростные вопли побѣжденныхъ поднимаются къ небу, когда вокругъ меня спитъ самый воздухъ, и самъ я кисну и буду киснуть въ отой неподвижной духотѣ?




Чириковъ — „Иванъ Миронычъ“.




Земля есть не что иное, какъ шаръ, который... вертится.




Мужчина мыслитъ по преимуществу синтетически, а женщина аналитически. Женщина разлагаетъ, мужчина — слагаетъ.


закричалъ столоначальникъ. — Пожаръ у васъ? потопъ, что-ли?


— У меня...




Иванъ Петровичъ замялся.




У меня... Семейныя обстоятельства... Ради Бога...


— Какія еще семейныя обстоятельства? Вѣдь, насколько мнѣ извѣстно, вы - холостой, матери или сестры у васъ нѣтъ?


— Да, да... Но у меня... Говорите же громче!




У меня есть... семья! съ трудомъ выговорилъ Иванъ Петровичъ, и капли пота выступили у него на лбу.




Какъ-съ? Семья? Позвольте: у васъ въ послужной списокъ это обстоятельство не занесено...


Да, да... Не занесено! Но у меня... незаконная семья.


Столоначальникъ окинулъ взоромъ Ивана Петровича и чуть не улыбнулся.


Вотъ что, господинъ Травкинъ, — сказалъ онъ громко и внушительно. — У насъ у всѣхъ бываютъ домашнія или семейныя обстоятельства' Но мы ихъ приносимъ въ жертву службѣ. По няли?


***

На «Электронекрасовке» ведутся технические работы и в ближайшие дни издания могут быть недоступны для чтения. Приносим извинения за возможные неудобства!