Немощи театроведенияВыставка театрального оформления, организованная Наркоодпросом в залах Исторического музея, закры­лась. Богатейшие ее собрания, .показывающие блестя­щий рост театрально-изобразительного искусства в нашей стране, не будут распылены по отдельным те­атрам и частным коллективам. Решением Наркомпроса з основной своей части выставка передается Государ­ственному театральному музею и,м. Бахрушина и бу­дет существовать в качестве особого его филиала. Это значит, что вновь открытая радостная страна искус­ства будет еще долгие годы достоянием широких масс трудящихся, колоссальной производственной лаборато­рией для творческих работников советского театра. Это значит, что история творческого роста советского те­атрального изобразительного искусства будет еще по- настоящему исследована и изучена. Ибо до оих пор мы чрезвычайно мало сделали в этом отношении. Ис­следовательская мысль безбожно отстает от развития искусства, не находится ни в каком соответствии с его бурным и цветущим ростом. Диспуты и доклады, орга­низованные МОСХ, ВТО и другими организациями, по­священные выставке театральных художников, носили случайный, импрессионистический характер. У нас еще нет исследовательских кадров, способных не только учитывать и систематизировать материал художе­ственной жизни нашей страны, но осознавать значение этого материала и оценивать его удельный вес. Впро­чем, учитывать в области искусства мы тоже не умеем. Громадное количество ярчайших проявлений театраль­ного искусства проходит бесследно — от них ,не оста­ется ни документов, ни снимков, ни записей. Исконное наше отсутствие любопытства к росту нашей культу­ры, наша исследовательская леность становятся с каж­дым днем убыточнее и нетерпимее. Нам нужны Ака­демии искусствознания, лихорадочно работающие над материалом бурно несущегося вперед производства ху­дожественных ценностей. Нам .нужна Академия теат­роведения, стоящая на высоте творческих задач, раз­решаемых нашим театром. А мы не имеем даже .простых лабораторий и кабинетов при театрах, учитывающих театральную продукцию. На фоне такого научно-ис­следовательского бескультурья в области театра орга­низация постоянной выставки, дающей представление .о росте театрально-изобразительного искусства в на­шей стране за 17 лет пролетарской революции, пред­ставляется крупнейшим событием.Судьба театрального конструктивизмаВ той колоссальной производственной лаборатории, которую представляет собой выставка театральных художников, не перестаешь учиться и познавать но­вые стороны театральной действительности. Всякий ре­жиссер или актер, просмотрев собранные макеты и эскизы, становится производственно культурнее, под­нимается на ступень выше. Он видит весь путь разви­тия советского театра, перед ним открываются исто­рические перспективы, он начинает понимать основные тенденции творческого .роста театра. Он изучает основ­ные направления творческой мысли советского театра, он следит за их судьбой и их превращениями. Перед ним проходит поучительная судьба театрального кон­структивизма, когда-то, в первые годы революции, бывшего «последним словом» .революционного искус­ства.Судьба театрального конструктивизма интересна и поучительна во многих отношениях. Ни один из круп­нейших театральных (художников нашей страны не сво­боден от .сильнейшего влияния этой школы. Самые смелые и большие художники, работающие в экспери­ментальном плане, ищущие новых путей, двигающие* Помещая статью тов. П. Новицкого, редакция считает нужным оговорить, чго приводимые в ней оценки, в частности выделение из блестящей группы советских театральных художников только трех имен,— являются личным мнением автора.—Редакция,вперед театрально-'изобразительное искусство, являлись адептами и представителями этого течения. До оих пор творческая практика наших театров в значительной степени находится под влиянием идей и методов кон­структивизма. Акимов, Дмитриев, Левин, Шлепяяов, Шестаков, даже Федоровский и Рабинович прошли эту школу. Творческая изобретательность конструкти­визма необычайно обогатила театр. Творческая ограни­ченность конструктивизма снизила размах и масштабы театральных достижений. Вопрос о судьбах конструк­тивизма— .не теоретический, академический вопрос. Это вопрос нашей сегодняшней практики, вопрос ближай­шего будущего нашего социалистического театра.Конструктивизм был естественной реакцией против этюдно-живописного понимания театральной декора­ции, против растворения актера в декорациях, против декор атавизм а и живописной панорамности. Его борьба с натурализмом, эстетическим украшательством, картиш ными плоскостными декорациями была нужна и Плодот­ворна. Конструктивизм освободил актера от живопис» ново пленения. Он расчистил оцену для актерской игры, усилил действенную выразительность спектакля, подчинил вещественное оформление и архитектуру сце­нической площадки динамике драматического действия, отвоевал для игры весь объем сценического простран­ства. Самодовлеющий характер декоративной живописи превращал актера в дополнительное красочное пятно, в придаток к картинной декорации. Выразительные сред­ства актеров нисколько не интересовали живописцев- декорагоров, заботящихся только о сиянии красочных масс и о звучном сочетании тонов. Конструктивизм сло­мал сложную пышность декораций и вывел актера на простор, дал актеру пространство. Это было крупней­шее завоевание в истории театра, расширение творче­ских возможностей театрального искусства.Но конструктивизм имел и отрицательные стороны. Ое быстро изжил себя и стал тормозом для развитая театрального искусства. Борясь с догматизмом живо­писного «оформления», о.н выработал свою, архитектур­ную догму. Борясь с формализмом декоративистов, он впал в новый, технологический формализм. Конструк­тивизм избрал сценическую площадку для разрешения абстракта ых пр остр авств еено -комиозиционн ык зад ач. Своей основной задачей он сделал организацию сцени­ческого пространства независимо от идейного замысла и системы .образов спектакля. Он отказался ют создания средствами изобразительно-пространственных искусств сценического образа. Он выхолостил идейное содер­жание спектакля, изгнал цвет как средство идейно-эмо­ционального воздействия, упростил и сузил задачи художника сцены.Конструктивизм превратил художника театра в инже- нера-архитектора, специалиста по механизации сцены. Высокая техника, механизация сцены—совершенно не­обходимая предпосылка для творческой работы социа­листического театра. Но техника несет только служеб­но-подчиненные функции. Конструктивизм же механи­зацию сцены превратил в самоцель. Планируя и строя сценическое пространство, добиваясь максимального динамического разворота и многоплановости спектакля, конструктивизм как будто выдвигал на первый план художника, делал его основной творческой фигурой спектакля, распоряжавшегося его формой и компози­цией. Но конструктивизм привел к чудовищному само­ограничению художника, лишив его власти .над худо­жественным образом. Отказавшись пользоваться могу­щественными преимуществами образного языка, кон­структивизм превратил художника в техника сцены.Выставка с наглядной убедительностью показала силь­ные и слабые стороны конструктивизма. История со­ветского театрального конструктивизма настолько по­учительна, что трудно не учесть ее уроков. Художники советского театра должны уметь извлечь все уроки из этого творческого опыта. Они должны уметь исполь­зовать Положительные достижения конструктивизма и преодолевать его идейно-творческую ограниченность. Преодолеть конструктивизм—не значит возвратиться к принципам плоскостного живописного декоративизма.РАЗМЫШЛЕНИЯО ТЕАТРАЛЬНЫХ ХУДОЖНИКАХ*П. НОВИЦКИЙ

На «Электронекрасовке» ведутся технические работы и в ближайшие дни издания могут быть недоступны для чтения. Приносим извинения за возможные неудобства!