Строительство Москвы: Шуховская башня

19 марта 1922 года начала свою работу Шуховская башня на Шаболовке. Самое известное сооружение инженера Владимира Шухова прошло путь от радиотелеграфной вышки и станции до главной телеантенны страны, став в итоге архитектурным символом Москвы.

Владимир Шухов

В электронной библиотеке Некрасовки оцифровано одно из авторитетных архитектурных изданий 1920–1930-х годов — журнал «Строительство Москвы», на страницах которого можно проследить, как возникали новые архитектурные решения в столице.

В журнале «Строительство Москвы» № 2 за 1927 год были опубликованы воспоминания о строительстве Шуховской башни.


Москва к 1918–19 году осталась почти без радиосвязи. Ходынская станция за время войны была настолько потрёпана, что каждую минуту можно было ждать прекращения её деятельности. Эта угроза и заставила в 1919 г. начать постройку грандиозной по тому времени радиотелеграфной станции, которая должна была держать связь со всей Европой.
«Строительство Москвы» № 2, 1927

В 1919 году Владимир Ленин подписал постановление Совета рабочей и крестьянской обороны с требованием «установить в чрезвычайно срочном порядке в г. Москве радиостанцию, оборудованную приборами и машинами наиболее совершенными и обладающими мощностью». В результате проведённого конкурса заказ получила «Строительная контора» Шухова.

Первоначальный проект представлял башню высотой 350 метров (что выше Эйфелевой башни на 15 метров), состоящую из девяти гиперболических секций, весом 2200 тонн, но в условиях тотальной нехватки ресурсов и гражданской войны проект был пересмотрен. В результате высота башни составила 148,5 метра, с массой 240 тонн.

Из дневника Владимира Шухова:

29 августа 1919 года. <...> Контракт с ГОРЗы подписан 22 августа 1919 года: в недельный срок должна быть дана спецификация леса для лесов и подмостей, а также и для рабочей мостовой и спецификация инструментов и станков.

30 августа. Железа нет, и проекта башни пока составить нельзя.

1 сентября. Был на Шаболовке: земляные работы для основания башни сделаны уже на четверть, работают три партии. Грунт — глина и внизу песок, местами песок осыпается (проверить проект основания при таком грунте). <...> Кран подвигается медленно, приступили к вырубке мест прикреплений поперечных балочек. Счёт за проект и изготовление крана. Семь рабочих и мастер: средняя плата 100 р. в день.

10 сентября. Железа нет.


Строительство Шаболовки было исключительным, геройским делом. Технические силы и рабочие жили впроголодь. Материалы удавалось доставать лишь благодаря помощи Владимира Ильича и Л.Б. Красина, лично следивших за ходом работ. Один раз произошло несчастие. Было воздвигнуто уже три звена башни и, когда стали поднимать четвёртое, разорвалась цепь лебёдки. Под железной фермой было похоронено трое рабочих.
«Строительство Москвы» № 2, 1927

Из дневника Владимира Шухова:

29 июня 1921 года. При подъёме четвёртой секции третья сломалась. Четвёртая упала и повредила вторую и первую в семь часов вечера.

Владимир Шухов был обвинён в саботаже и приговорён к расстрелу с отсрочкой до окончания работ. Созданная комиссия определила настоящую причину аварии — «усталость материала» и повышенное содержание вредных примесей в используемом металле. Работы продолжались с перерывами, связанными как отсутствием строительного материала, так и с условиями работы — в процессе монтажа рабочие устраивали забастовки из-за задержки оплаты и плохого пайка.

Из дневника Владимира Шухова 1922 года:

9 февраля. Башня красива, только пятая секция имеет редкую сетку.

14 февраля 1922 года была поднята и закреплена шестая секция башни. 28 февраля на верхушку установлена радиомачта.

С установкой радиомачты, инженерные работы Владимира Шухова были закончены, обвинения в саботаже и приговор о расстреле были отменены, от награды архитектор отказался

19 марта на башне установили датчики радиовещания, и началась трансляция радиопередач. Первой был концерт русской музыки с участием Бориса Евлахова и Надежды Обуховой.


В течение двух лет станция успешно выполняла свое назначение. Работала она новейшим для тех лет передатчиком с незатухающими колебаниями.
В 1923 году была восстановлена Ходынская радиостанция, внесли известный организационный порядок в радиообмен, и оказалось возможным нагрузку Шаболовской станции передать частично на Ходынку, частью же на радиотелеграфный передатчик станции имени Коминтерна. Шаболовка честно отработала в своё время и была консервирована. Машины её пошли в провинцию, в Сибирь.
Развитие радиолюбительства и радиовещания, однако, снова заставили обратить внимание на Шаболовку. Самая мощная радиотелефонная станция в Москве — «Большой Коминтерн», — построенная в 1922 году, устарела и слышна к тому же на детекторный приёмник всего лишь в радиусе 300–400 километров от Москвы. Когда к концу прошлого года Нижегородской радиолабораторией имени В.И. Ленина был сконструирован мощный телефонный передатчик в 36 киловатт, величайший в Европе, его и решили установить на Шаболовке. Снова закипела жизнь на станции. Летом выросло, в добавление к старым, несколько новых мачт 30, 48 и 150 метров, в воздухе повисла сеть проводов антенны и противовеса, был произведён ремонт здания и осенью из Нижнего прибыл и передатчик, который в настоящее время уже смонтирован и установлен в большой зале станции. Это — огромная машина, занимающая площадь в 40 кв. метров.
С осени 1926 года по сие время производились только опытные передачи. В январе должны быть проведены последние испытания, и станция в ближайшем будущем начнёт регулярную работу.
Общественное значение переустроенной Шаболовки будет огромно. Радиус действия её равен 5.000 километрам. На детекторный приёмник удастся слушать на расстоянии до 1.000 километров, т.е. она будет слышна на самый дешёвый, самодельный приёмник почти по всей европейской части Союза.
«Строительство Москвы» № 2, 1927

После завершения строительства телецентра в 1937 году Шуховская башня стала телевизионной, начались трансляции экспериментальных передач коротковолнового катодного телевидения. На башне была установлена передающая антенна УКВ радиотелевизионного передатчика. Высота башни обеспечивала уверенный приём телевизионных программ в радиусе 60 километров. Регулярное телевизионное вещание началось 10 марта 1939 года с документального фильма об открытии XVIII съезда ВКП(б), в этот день передачу принимало 100 телевизоров в Москве.

В электронной библиотеке Некрасовки можно прочитать отдельные номера архитектурного журнала «Строительство Москвы».

Праздничный плакат от Электронекрасовки, который можно скачать и распечатать.