Рабис (№48)
Коллектив авторов25.11.1929
Новый быт требует новых вещей. Но в этом отношении делается очень мало. В частности, в
отношении мебели этот вопрос остается острым и в настоящее время.
Все, что делается у нас сейчас в области конструкции новой мебели,—лишь попытка подражать Западу. Там сейчас в большой моде ре
форма мебели путем конструирования ее из велосипедных трубок. Были попытки и у нас итти по этому же пути. Но здесь мы столкну
лись с недостатком самого материала—железных трубок. Для преодоления этого мы, как когда-то, стремились изобретать новые цвета и их комби
нации, теперь детальнейшим образом изучаем явления материи. Мы должны расширить диапа
зон нашего мышления в области материалов и их взаимоотношений. Группа моих учеников про
изводит опыты на различных взаимоотношениях материалов, в самом материале отыскивая предпосылки к форме. И из различных материалов добиваемся одних и тех же предметов. Возьмем, например, с санями (см. рисунки внизу). Сани из велосипедных трубок, распространенные в Америке, для нас, в СССР, не годны. И вот художник, организующий новые формы быта, должен уметь найти и необходимый материал для вещи применительно к нашим климатическим и экономическим условиям. Санки из гну
тых велосипедных трубок в наших условиях не пригодны по ряду причин: суровая зима делает чрезвычайно непрочным материал, они очень тяжелы, дороги и т. д. Мы заменили трубки— кленовыми брусьями, гнутыми по принцицу венской мебели. Преимущества их для нас—очевид
ны. Материала—целые леса, обработка его не сложна и недорога, они гораздо дешевле. Кроме того, они во много раз легче металлических (их легко нести на одном плече) и зимой не не
приятны на ощупь, так как не мерзнут, как металлические „Выносливость“ их весьма высока.
Современная мебельная фабрика совершенно не считается с потребностями человеческого тела при конструировании того или иного образца мебели. Она заинтересована лишь во внешнем эффекте. А ведь человек — существо органиче
ское, состоящее из скелета, нервов и мускулов. В силу этого необходима рессорность стула. Так называемые американские стулья дают эту рес
сорность, как дают ее и мягкие клубные кресла. Но эта мебель чрезвычайно дорога и громоздка. Дешевая же вещь—брусковая, она не может дать никакой рессорности. Сконструированный нами стул (см. рисунок вверху) дает рессорность в достаточной степени. Материал—дюймовые (в поперечнике) кленовые бруски, изогнутые по принципу венской мебели. Конструкция в роде мостовой фермы, да к тому же в 4 дюйма (4 дюй


мовых бруска) вполне обеспечивает крепость и так сказать безопасность сидения на таком стуле. При массовом же производстве он обойдется даже дешевле венского стула и будет удобнее его.


Вся наша жизнь, да и производство, обременены вещами и главным образом теми, которые хранят другие вещи. Мы и стремимся к тому, чтобы уничтожить их, взять от них лишь отдель
ные части и ввести эти части в архитектуру здания (полки в нише стены и т. п.). Чем мы пользуемся при конструкции той или другой вещи? Прежде всего современная техника рабо
тает над этими вопросами. Но этого мало. Кроме „чем“ очень важно „как“, важна органическая форма. Для этого мы берем и анализируем су
ществующие вещи, пользуемся техническими сооружениями, как образцами для формы быто


вых вещей, пользуемся, наконец, как образцами и явлениями живой природы. Таковы наши основ


ные задачи по работе над организацией новой вещи в новом быту. К разрешению их мы и идем.


}