Создадим художественный




„ФОТОГРАФИЧЕСКИЙ ФИЛЬМ"


Многие с величайшим интересом рассматривают старые «семейные» альбомы. Конечно, не искус
ство «семейного» фотографа привлекает зрителей— ибо нельзя говорить об искусстве там, где нет даже малейшего намека на искусство. Здесь игра
ет роль интерес к воспроизведению живых или бывших некогда живыми человеческих лиц, к старинным, очень забавным порой, костюмам и при
ческам, наконец—неосознанная потребность иметь у себя дома, всегда под рукой, собственную «кар
тинную галлерею», которую можно рассматривать столько времени, сколько захочешь, и захлопнуть на любой странице. Отсюда же — интерес к альбомам с «открытками».
Книга с «картинками» этого интереса удовлетворить не может, так как и книге главное не картинки, а текст. Не подходят здесь и репро
дукции картин художников, эстампы и т. п., так как подобного рода издания бывают большей ча
стью очень дороги и, кроме того, воспроизводят живопись, а не фотографическое искусство. Не годятся и открытки (пусть на самые актуальней
шие темы, исполненные высокохудожественным способом).
Открытки для альбома нужно подбирать, и псе же при этом нельзя составить цельного, единого произведения искусства. Это будет опять старый семейный альбом, в котором карточка замужней сестры красуется рядом с портретом давно умер
шего прадедушки и изображением новорожденного младенца.
Уже довольно давно в порядок дня поставлен вопрос о создании «фотографической книги», со
стоящей из одних фотоснимков, с минимальным
текстом. Опыты в этом направлении проводятся довольно широко. Но даже в случае удачи этих попыток, фотокнига вряд ли полностью заменит «фотофильм», так как в фотокниге может не быть сюжета в смысле развернутого действия, с одними и теми же «героями».
Созданные пока «фотосерии», в том числе «Семья Филипповых» и «Гигант и строитель», нс могут называться! фотофильмом, во-первых, по
тому, что они еще не вышли за пределы журнальных страниц и подчиняются законам журнальной верстки (в отношении увеличения отдельных кад
ров, например, жесткий предел кладет формат
страницы журнала, в котором печатается серия). Во-вторых, самое главное,—сюжеты их еще недо
статочно углублены и усложнены. Мы видим действия героев, но не видим их переживаний и мотивов их поступков.
Фотофильм родится тогда, когда в нем появится психологическое (без «психоложества») действие, появится «игра» эмоций, когда лица «героев» станут «жить» более интенсивно, чем мы видим это сейчас в наших фотосериях и отдельных фотоснимках.
Может ли возникнуть и существовать такой фотографический фильм? Конечно. Порукой тому кинофильм.
Искусство кино началось тогда, когда кинофильм перестал быть простой «движущейся фотографией», а стал организованным искус
ством, в котором материал подчиняется творческой
воле режиссера. Искусство фютофильма начинается тогда, когда он перестает просто фотографировать, т. е. копировать без всяких изменений жизнь, а начинает «нс объяснять, а изменять мир».
Наивный спор о том, «имел» или «не имелт. Альперт право переобуть Виктора Калмыкова в лапти с целью «восстановить факт» станет тогда ненужным и нелепым. Ибо в искусстве важна не «натуралистическая» верность мельчайших деталей («совсем как в жизни»), а типичность основ
ных, главнейших положений, раскрывающих тему во всей ее глубине. Правдивость, величайшая ре
алистичность и убедительность серцн т. Альперта — не в том, что он соблюл всю «правду» жиз
ни Калмыкова до мельчайших деталей, а в том, что он взял из правды нашей жизни самое ти
пичное, самое характерное и поднял его на степень художественного обобщения. Поставьте на место Виктора Калмыкова другого ударника
Магнитостроя, получившего орден Трудового Красного знамени, — рассказ о молодом совет
ском парне, пришедшем из деревни на гигантское строительство и здесь ставшем квалифицированным и сознательным рабочим-ударником, не поте
ряет своей ценности. Изменятся индивидуальные подробности, станет иным индивидуальный образ парня, но характер образного обобщения останется тем же.
Иначе говоря, фотофильм появится тогда, когда он перестанет быть «фактографией», а станет искусством.
Это не значит, что появится «игровой» фотофильм, народятся какие-то особые «фотоактерыи фотография потеряет фактичность (которую не нужно путать с фактографией). Реалистическая со
ветская фотография будет изображать «героя», взятого из жизни, с именем, отчеством, фамилией и адресом, с величайшей реалистичностью и вниманием к фактическим деталям.
ЗАРОДЫШИ ФОТОФИЛЬМ А
Что отличает «художественный» кинофильм от кинохроники? Три вещи в основном, если рассуж
дать '«формально», — эмоциональность, образность и условность времени и пространства, в которых разыгрывается действие фильма.
«Основными предпосылками всякого созерцания являются две величины: время и пространство. Из этих двух величин фильм в состоянии видо
изменить по мере надобности по крайней мерс одну...» (Рудольф Г а р м с «Философия фильма»).
То же говорит известный советский кинорежиссер В. П у д о в к и н: «Кинематографическим аппа
ратом, передвигаемым волею режиссера, создается в результате, после склейки снятых кусков (монтаж), новое кинематографическое время. Это — не то реальное время, которое требовалось в
[1] В порядке творческой дискуссии
Б. ЖЕРЕБЦОВ