Рис. Б. Ефимова


ВЕЛИКИЙ НЕМОЙ


В кино-картии» «Саламандра» заевят А. В. .Луначарский.
Редкий случай, когда Анатолий Васильевич не может сказать своей аудитории вступительного слова.
ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИЯ
Сойманов прекрасно знал, что
кумовство в этом учреждении уничтожен» на вое сто процен
тов. Иначе говоря, Сойманов прекрасно знал, что поступить
в это учреждение можно будет, только заручившись очень крупной протекцией.
Самым главным воротилой был Киоейкин. Об этом Кисейкине знатоки отзывались так:
— Камень! Кремень! Скала! Неприступен, как крепость! Но у него есть жена!
А в этом «но» была следующая тайна:
Елена Викторовна Кисейкина управляла своим мужем значительно лучше, чем он—учреждением. Умная и властная жен
щина, она распоряжалась Кисейкиным так, как об этом мечтает бюрократ по отношению к выдвиженцу.
И Сойманов стал искать повода познакомиться с 1 Еленой
Викторовной. На домашней вечеринке у Булкиных его познакомили с Кисейкиной.
— Елена Викторовна! Обещайте, что вы поговорите обо мне с мужем!
— С удовольствием! А вы давно на сцене?
— На какой сцене? Я... помощник бухгалтера, а не актер. Бачем же актеру нужна помощь нашего мужа?
— Если-б он не был режиссером в театре имени Кина,—добавьте!
— Кто режиссер? — вскричал Сойманов. — Кисейкин?
— Ах, вы про этого? — рассеянно сказала Елена Викторов
на. —I Разве вы не знаете, что мы уже больше месяца, как раз
велись... Вот мое предложение: приготовьте пару-другую моно
логов, и я ручаюсь, что в списке актеров театра имени Кина
ваша фамилия будет не в последних рядах.
Сойманов горячо поблагодарил Елену Викторовну и быстро занялся переквалификацией. Це
лыми днями стоял он у зеркала и с невероятными жестами орал:
—* «Как? Месяц!.. Башмаков еще не износила, в которых шла за гробом мужа!»
Но, наконец, роль была усвоена, жесты зазубрены, и Сойма
нов, чувствуя за своей спиной шаги приближающейся славы, побежал к Елене Викторовне.
-н А, мой старый друг!—приветствовала она его.
Сойманов сразу же продемонстрировал свое искусство. Елена Викторовна пришла в восторг, но потом вдруг задумалась:
— Ах, какая жалость, что я разошлась с Леопардовым. В два счета он бы вас устроил!
— Ваш... муж... не режиссер?—еле выдавил из себя Сойманов.
— Увы, ми расстались с ним! Я вышла замуж за Пегасова. Знаете, за прокурора! Кстати, вот он идет...
Сойманов вяло пожал руку Пегасова, а Елена Викторовна сказала на прощание:
— Вот что, Сойманов! Если вы будете под судом, ну за рас
трату, за бесхозяйственность,
за всякое прочее, то помните одно: я ваш друг!
—* Хорошо!—желчно ответил Сойманов. — Вы очень отзывчивы, и я, конечно, сейчас же ограбил бы три коопа, но где гаран
тия в том, что вы завтра же не разведетесь с Легасовым?
— Тс!—кокетливо улыбнулась Елена Викторовна.—Вы не осо
бенно по'страдаете. На этот раз вам повезло. Мне кажется, что через месяц я выйду замуж за чеказе Уркина. Гарантирую вам —бесплатную защиту! Помните и не забывайте!
М. Коварский