КОМНАТА В КОММУНАЛЬНОЙ КВАРТИРЕ


Комната в коммунальной квар
тире площадью не больше тридцати квадратных аршин. В одной половине комнаты живет Пронин, в другой половине — Афонин.
На половине Пронина чисто выметено, убрана кровать, а
посреди комнаты возвышается грядка из серой пыли, окурков, обрывков бумаги. Кое-где из грядки торчит кусочек веревки и кожуха от колбаськ У Пронина сидит приятель: они закусывают.
— Я не могу жить в грязи,— рассуждает Пронин:— что я де
лаю? Утром, как встану,—первым делом подмести пол. На столе у меня,—как видишь,—чисто
та, Кровать всегда накрыта. Только сам! понимаешь — живешь не один — разве я за другого1 отвечаю?
Он чистит ножом1 огурец, аккуратно подбирает очистки1 и кладет их в пепельницу. Потом, раздумав', вынимает из пепель
ницы' и бросает их на половину Афонина.
— Я люблю, чтобы и в пепельнице у меня никогда! постороннего1 мусора не было. Чисто
ту люблю. А есть такие люди, которые ничего1 в этом не пони
мают,—вот хотя бы Афонин. Ты посмотри, какая у него грязь!
— Д - да, действительно,—соглашается приятель.
— Живет, как скотина... Ты смотришь, куда бы кожуру от колбасы бросить? Бр-осай на его половину,—ему что!
Пронин собрал со стола крошки1, аккуратно вытер стол, а крошки тоже бросил на половину Афонина.
— Ну, идем, что ли.
Через полчаса приходит Афо- нин, и тоже с приятелем.
— Опять этот Пронин нагадил!—говорит он, оглядев по
крытый мусором пол своей половины, и смачно плюет на половину Пронина.—Что за люди бывают на свете, право!
Афонин берег щетку и аккуратно подметает свою половину. Грядка посредине комнаты растет.
— Свинья прямо, а не человек,—об’ясняет он:—а я чисто
ту люблю. Я не могу в грязи жить. Я даже не понимаю, как это' люди могут так жить, как этот Пронин?! Насорит, нагадит и уйдет. Ты хочешь окурок бро
сить? Бросай на его половину,— пепельницы не держу, я не курящий...
К вечеру Афонин уходит на ночную работу. Возвращается Пронин.
— Так и знал, что нагадит! Пронин берет щетку и подме
тает свою половину комнаты. Грядка из пыли1, окурков, очи
сток, шелухи и прочего добра,
без которого трудно обойтись в жизни, все растет и растет.
... На половине Пронина чисто выметено. ... Грядка посредине комнаты растет.
... На половине Афонина чисто выметено.
... От частых поливок на грядке появилась травка.
— Чего это ты мусор посреди комнаты держишь?—замеча
ет Афонину один из посетителей.
-— Так это же на его половине. У меня, видишь, какая чистота.
— Вы бы сговорились и убирали этот мусор по очереди, что-ли...—говорят Пронину.
— Сговоришься разве с таким человеком?—отвечает Пронин:—Разные мы люди, я чистоту люблю, а он...
Грядка посреди комнаты все растет и растет.
— Осторожнее, тут мусор!— говорит Афонин, вводя приятелей в комнату.—Смотри, не занеси сора на мою половину...
Гость с ловкостью спортсмена перепрыгивает через грядку.
— У нас тут граница, — об’­ ясняет Пронин.—Здесь у меня культура и чистота, а там сви
нюшник. Только вот беда: от каждого движения сор летит в мою комнату.
— Так это же просто: ты возьми и полей водой, —- пыли и не станет.
— А и то дело! — отвечает Афонин.—Кстати, мне надо из чайника чай выбросить. Выбросим сюда.
Грядка теперь не пылит. Она ежедневно аккуратно поливается спитым чаем.
— Убрали бы, наконец, сговорились бы!..
— А как ты с ним сговоришься? — отвечает Афонин. — Его весь день дома нет.
— Не сговоришься с ним! — заявляет Пронин.—По ночам его никогда дома не бывает. Мы и не видим1 друг друга, а если и видим,—стану я с таким разговаривать!..
— Буду я с таким разговаривать!—вторит Афонин.
А грядка все растет и растет. Она уже выросла на четверть аршина в вышину, и от частых поливок на ней появилась первая травка.
— Что это у вас? — спрашивают у Пронина.
— А это совхоз имени Афонина!—отвечает тот.
— Это Пронинекое огородное хозяйство!—на тот же вопрос отвечает Афонин.
Как-то раз к Афонину пришел его приятель, только что поступивший в сельско-хозяй
ственный техникум1. Сидели они, закусывали и разговаривали о сельском хозяйстве у нас и за границей.
— Далеко ли ходить за примером?—сказал приятель. — Вот хотя бы взять эту грядку,—ука
зал он на возвышение посреди комнаты:—тут у вас сорная тра
ва растет, а разве допустили бы это- за границей? Ни за что! За
границей немец какой-нибудь тут бы помидоры посадил. Вот что... А ты говоришь—-заграница!..
М. Козырев