Въ началѣ войны нѣмецъ былъ слабымъ намекомъ на человѣка.
Теперь онъ одичалъ и превратился въ ярко-выраженное .человѣкообразное*— въ ту обезьяну, выдумавши которую, такъ загордился нѣмецъ.
Въ концѣ войны онъ превратился въ отвратительную обезьяну и по заключеніи мира, по неграмотности, поставилъ крестъ надъ собою.
КАЗАКЪ.
Я брожу теперь въ лѣсу. Одиноко и сурово
Службу вѣрную несу Безъ пристанища и крова. Послѣ браннаго труда
На травѣ лежу примятой, — Крѣпко пахнетъ борода
Коноплей и дикой мятой. У меня орлиный взоръ,
У меня походка звѣря,
День и ночь веду дозоръ, Ничему вокругъ не вѣря:
Затрещитъ еловый пень — Я беру на изготовку;
Шевельнется въ чащѣ тѣнь — Навожу туда винтовку; Замаячитъ впереди
У лежалаго полѣна — Я съ тревогою въ груди Опускаюсь на колѣна.
У меня товарищъ — конь, Пять годковъ ему, не болѣ, Оба нюхали огонь,
Оба хаживали въ поле; Оба вырвались въ пылу. За нѣмецкіе окопы,
А теперь живемъ въ тылу И нащупываемъ тропы :
Кинешь вправо — на лугу Полевые лазареты; Надоумило врагу
Раскидать вокругъ секреты; Кинешь влѣво — тотъ же толкъ, — Гдѣ лѣсокъ пошелъ старѣе, Охраняетъ вражій полкъ Полевыя батареи.
И пора бы намъ двоимъ Заслужить и честь и славу, Да не выбиться къ своимъ Черезъ крѣпкую заставу.
Что сумуешь, мой конекъ? Маловата нынче дача?
Подождемъ еще денекъ,
Можетъ, выпадетъ удача! Эхъ! Прими, Святая Твердь, Наши души на поруки!
Либо — слава, либо — смерть, А живымъ не дамся въ руки!
Владиміръ Воиновъ.
ТЕХНИКА.
Около германскаго главнаго штаба собралась цѣлая толпа.
Унылый человѣкъ въ штатскомъ отдѣлился отъ хвоста дожидавшихся очереди и подошелъ къ офицеру.
— Я не могу больше ... Они подождутъ, пустите меня... — Прошу соблюдать очередь ... Вы видите же, что другіе . . .
— Другіе, другіе ... У меня срочное изобрѣтеніе ... Сегодня только утромъ . ..
— Вы по какому отдѣлу записались?
— Я по двумъ: умерщвленіе легко раненыхъ и по отдѣлу паники населенія ...
— Нельзя-съ. Сейчасъ еще газовики на пріемѣ ...
— Помилуйте ... За ними нефтяники, песочники, плавильщики проволочныхъ загражденій идутъ, а у меня олово горячее въ карманѣ лежитъ ... Не могу же я съ холоднымъ свое изобрѣтеніе объяснять ...
— Не могу-съ ... Слѣдующій. Фамилія?
— Въ то время, какъ наша армія ... Фамилія? • Пожалуйста. Ее же носилъ и мой добрый отецъ, который трудами своихъ рукъ и мягкостью своего добраго хара ... Скорѣе? Хорошо. Мы должны
побѣдить техникой. Лотерейныя гримасы. — У насъ есть сотни предложеній ...
Я тоже.
— Что тоже? — Изобрѣлъ.
— Пожалуйста. Налѣво, потомъ прямо. Тамъ скажутъ ...
— Господинъ офицеръ, а господинъ офицеръ!.. Зачѣмъ
вы его въ канцелярію штаба пропустили?! Какое у него изобрѣтеніе?!
— А вы почему знаете?
— Да разсказывалъ онъ мнѣ. Портной онъ и изобрѣтеніе у него дурацкое. Пусть, говоритъ, чаны съ кипяткомъ впереди не


МЕТАМОРФОЗА НЪМЦА.


Рис. А. Р. Мнѣ хотя бы сорокъ...
(См. стр 4.)
Рисунки Ре-ми.
}