Рис. A. K.




ДРУГЪ животныхъ.


Императоръ Вильгельмъ пожаловалъ командиру подводной лодки, потопившей .Лузитанію*, орденъ .Pour le mérite* первой степени.
Акула: — Милый Вильгельмъ! Какъ онъ любитъ насъ: онъ не только кормитъ насъ, но онъ нашего лучшаго повара наградилъ высшимъ орденомъ.
сутъ: какъ дойдутъ до окоповъ, краны раскрыть надо и кипяткомъ поливать...
—• Прошу соблюдать очередь ... Прошу ...
— Да мы соблюдаемъ... Вотъ тутъ одинъ сзади стоитъ, у того и то ужъ лучше... Палка такая, а на палкѣ гвоздь. Раскачаетъ палку, а гвоздемъ-то по головѣ.
— Кого?
— Француза. Можно и англичанина. — Да вѣдь они же далеко.
—■ А подбѣжать нельзя? Что? Стрѣлять будутъ? Это вѣрно. Ну, такъ во время перемирія можно... Ружьемъ по палкѣ? Вы еще пушкой скажете... Да что вы ко мнѣ привязались. Не мое изобрѣтеніе — чужое. У меня свое есть ... Какое? Ну, знаете ...
— Не хотите, не надо. Свое имѣемъ. Тоже, можетъ быть, не хуже нѣкоторыхъ ...
— Только ужъ подъ честное слово... Берется, знаете ли, такой большой кубъ съ известкой и кладется на телѣгу. Потомъ берутся два ведра воды... Да вы что-то ужъ очень внимательно слушаете — можетъ, у васъ и никакого изобрѣтенія нѣтъ, а такъ, къ чужимъ примазываетесь ...
—■ Господинъ офицеръ... Скоро тотъ, который съ кипяткомъ, выйдетъ... У меня же олово въ карманѣ, говорилъ вамъ...
—■ Прошу соблюдать ..,
— Тутъ люди съ техникой пришли, а онъ со своимъ соблюденіемъ лѣзетъ...
Начальникъ штаба отложилъ въ сторону всѣ поданныя бумаги и облегченно вздохнулъ.
— Мнѣ кое-что положительно нравится. Особенно этотъ персъ съ сажей и съ кольями. —* Стрѣлять сажей?
— Зачѣмъ стрѣлять? Берется человѣкъ, вываливается въ сажѣ и сажается на колъ. Черный такой и сидитъ. —• Можетъ, это безъ сажи можно — скорѣе? ..
— Голубчикъ, тутъ и техника, и психологія важны ... Для населенія дѣлается: черный-то онъ на психику дѣй
ствуетъ, дѣти маленькія бѣгаютъ, бояться будутъ, а если его на колъ въ смокингѣ посадить, такъ еще смотрѣть сбѣ
гутся ... А такъ просто — увидѣлъ француза, взялъ его, посадилъ и дѣло съ концомъ ... Кто съ раненымъ считаться будетъ?!.
г— А, этимъ, такъ сказать, уже Красный Крестъ займется ... Понимаю, понимаю ...
— И съ кипяткомъ тутъ одинъ проектецъ далъ хорошій, и съ оловомъ хорошо. Горячее олово, оно на зрѣніе здорово дѣйствуетъ... И на каждый глазъ по пустяку — по десертной ложкѣ ...
Гинденбургъ вышелъ изъ палатки. — Эти?
— Такъ точно, ваше превосходительство. —• Что же они хотятъ?
— Такъ что безработные. Ходятъ, марсельезу поютъ, работы просятъ.
— Позовите ихъ сюда ...
Артиллерійскіе офицеры, кавалеристы и офицеры другихъ родовъ оружія сгрудились въ кучу и не хотѣли подходить. —• Что вамъ надо? — крикнулъ Гинденбургъ.
— Работы! Работы! — глухо заволновались офицеры, — третью недѣлю даромъ хлѣбъ ѣдимъ ... Напустили штрейкбрехеровъ, а насъ по боку ...
—• Какихъ штрейкбрехеровъ?
— А вотъ этихъ, которые со своими газами, оловомъ да пескомъ... Къ орудію подойдешь, а они съ газомъ впередъ лѣзутъ... Въ атаку хочешь, а они съ нефтью пробираются ...
— Господа офицеры... Мы должны побѣдить техникой ...
— А гдѣ же техника?
— Да сами же вы сейчасъ разсказывали.. -.
— Такъ это техника! — обрадовались офицеры, — а мы думали такъ... Армія, молъ, дороговата стала, сокра
щеніе штатовъ и такъ дальше ... Ну, то-то ... Это иное дѣло ... Техника — такъ техника ... Извините тогда ...
— Ну, что тамъ ... Американцы вотъ — тѣ тоже... «Лузитанію» у нихъ потопили; мы говоримъ, что это техника, а они говорятъ, что подлость. Терминъ такой придумали.
— Развѣ человѣкъ другой расы можетъ понять германца! —і вѣжливо согласились офицеры, — гдѣ же...
— Ну, конечно, — засмѣялся Гинденбургъ. —
Меня недавно англичане палачомъ и скотиной назвали.
Отравитель, говорятъ ... Я хотѣлъ имъ объяснить, да рукой махнулъ... Технику не всякій понять можетъ...
Арк. Буховъ.
— Немножко выигралъ...
(См. стр. 8.)
}