одного народа не появилось такъ рано, какъ у грековъ, ясное пониманіе сущности и значенія актовъ и документовъ, и нигдѣ не было въ древности такихъ огромныхъ грудъ актовъ, какъ въ Егинтѣ эпохи Птоломеевъ: по бю
рократизму и канцелярщинѣ чиновничьяго міра онъ не уступалъ ни одному изъ современныхъ намъ государствъ. Больше того—въ одномъ отношеніи египтяне даже превосходили современное государство: груды актовъ не сжига
лись черезъ определенное время, какъ теперь, напримѣръ, судебныя дѣла, но спустя 50—75 лѣтъ выбрасывались въ большія кучи мусора, которыя въ концѣ концовъ вырастали въ небольшія горы. Такъ, въ Египтѣ и понынѣ еще можно буквально рыться въ актахъ, и изученіе ихъ дало воз
можность твердо установить, къ архиву какой канцеляріи и къ какой эпохѣ они относятся. Тамъ даже находятъ не разъ подвергавшіеся исправленіямъ черновики какого-нибудь низшаго чиновника, который долженъ былъ со
ставить для своего начальника проектъ отвѣта на офиціальную бумагу: бережливый чиновникъ часто на оборотѣ велъ записи своихъ домашнихъ расходовъ. Мы не со
бираемся представить здѣсь на основаніи этихъ актовъ весь сложный аппаратъ греко-египетскаго бюрократизма,
но необходимо отмѣтить одинъ фактъ, являющійся превосходнымъ показателемъ высокой степени куль
туры египтянъ и грековъ. У египтянъ уже существовала поземельная книга. Еще въ глубокой древности у нихъ были кадастры, сельскія и межевыя книги, содержавшія данныя о распредѣленіи земельной собственности и о ея владѣльцахъ. Рядомъ съ этими межевыми книгами въ главномъ городѣ округа существовала Βιβλιοθη'κη εγκτήσεων, офиціальная книга для удостовѣрепія юридическаго положенія земельнаго участка. На ряду съ размѣрами имѣнія туда должны были заноситься точныя данныя о возможной задолженности его и обременяющихъ его ипотекахъ. Итакъ, какъ указалъ Людвигъ Миттейсъ, уже въ Птоломеевомъ царствѣ была хорошо извѣстна руководящая идея современнаго ипотечнаго права, публичная запись правъ на недвижимость.