20)
eTeg

$824

а
тм

Е
Дол,
‚в
[А
Ma
Vibe

aga

Ta
vals,

anda
MATE

Е
at
пре
wi
WW
ie

Bee BL

з ae

i
, gp
вр
sat
gat

f

gi

}

  

А. АДАЛИС

Пва поэта

Разнообразие инхивилуальных литера-

турных стилей, богатство индивихуаль-
ных поэтических тем, при наличии не-

изобилие
форм при общности глубинной смысловой

кой большой и единой темы,

веновы — признаки эпохи под’ема.

иных условиях,
уЧародной жизни, разнообразие форм бы-
узет связано с оскулением содержания и
ежысла, либо же самая форма закостене-
вает, мертвеет, превращается в ложно-
Бяассический канон.

У нас эта окостенелость и однообразие
невозможны, как невозможна также и пу-
CTad индивидуалистическая игра.

Разнообразие стилей и голосовых

тембров, разность восприятий и выраже-

ний в современной советской армянской
поэзии — это не разноголосица, а слож-
ное единство. Сравним двоих из числа
лучших молодых поэтов сегодняиней Ар-
мении: Ованеса Шираза и Апюта Гоаши.
Трулно представить себе лве инливилуаль.
ности, менее сходные, два голоса,
тембра, два регистра, более разные, — и
вместе с тем это две музыкальные пар-
re одного прекрасного хора.

' 0ба поэта молоды, оба находятся в по-

` ре первоначального творческого распвета.

,
°

Шираз постоянно живет в Армении, a
Граши является поэтом. ротным не только
«рмении, но и Азербайджану. Олна из
‘наибольших творческих заслуг Граши —
его умение связывать темы лирики  азер-
байджанской и армянской. широта вос-
приятия общенациональной поэзии. Его
переводы народных ззербайджанских «ба-
яты» „(фольклорных двойных двустрочий)
на армянский язык — трудно ‹ назвать
«только переводами»: они связаны орга-
нически со всем творчеством Граши и
звучат для самого автора, как собствен-
ные стихи. Это — явление знаменатель-
ное, глубоко характерное для нашей эпо-
хи и нашей идеологии. Далеко в прош-
109 отброшены кровавые распри между
тюрками и армянами, о которых упоми-
нает Граши в своей небольшой поэме
«Мой Карабах». 0ба народа живут в за-
коне неразрывного и счастливого брат-
ства. Поэтому особенно свежо, искренне
и своевременно звучат как карабахские
стихи Ашота Граши, так и его переводы
из азербайджанских поэтов.

По стилю своему, по тембру поэти-
ческого голоса Граши — лирик.
повятие лирики шире и глубже, чем было
оно в старой поэтике. Но если бы даже

мы вздумали разбирать стихи Граши ¢
точки зрения поэтики Жуковского, то и

тогда его стихи следовало бы назвать ли-
рическими. Им присущи особая мягкость,
душевность И та «неиз’яснимая дымка
мечтательности», которая, по. мнению
етаринных литературоведов, составляла
существо лирики. В соединении ¢ coBpe-
менной темой, современной пеихологией и
передовым мировоззрением это качество
придает стиху удивительную свежую
прелесть: «Дымка мечтательности»  еоче-
тается в стихах Граши отнюдь не © вос-
хвалением мертвых, отживших форм жиз-
ни и не с отречением от мира, как э10
зачастую бывало в старой лирике а ©
утверждением жизни, с любовью к жиз-
ни. Вот откуда это веянье свежести,

Тематический и формальный диапазон
Атота Граши широк: от восточных лю-
бовных газелей — ло цикла коротких и
чеканных стихов, из которых каждое по-
священо какой-либо олной, строго опреде-
ленной мысли; от переводов Низами —
о стихов о Генрихе Гейне. В творчества
Граши срастаются тенденции старой во-
сточной поэтики, элементы национальной
армянской культуры © элементами куль-
Туры русской и запалноевропейской. _

То, что идет из глубины националь-

 

 

Р. ВАРТ

Степан Зорьян

«...Хуложественная литература потому
и называется художественной, что рисует
тзнНь такою, какова она есть на самом
‚сле. Ее назначение — правда йбезуслов-
ная и честная».

Эти слова А. П. Чехова целиком можно
отнести к творчеству одного из лучших
армянских прозаиков Степана  Зорьяна.
Его произведения проникнуты правдой
безусловной и честной. Это одно из ве-
тичайших достоинств его творчества, до-
CTOHHCTBO, присущее только крупным ху-
хжникам.

Дореволюционные произведения. Ст.

рьяна некоторыми своими мотивами бы-
ли близки к творчеству Чехова. Он так-
же изображал жизнь маленьких людей —
обитателей провинциальных городов, бес-
просветную жизнь трудового крестьянства,
заплесневелый быт мещанства. И для по-
каза этого мира он избрал форму новеллы
и небольшого рассказа.

«Краткость — сестра таланта», — пи-
©ал Чехов. Немногие писатели отличались
талантом писать кратко и в TO же время
ярко и глубоко. Этим прекрасным даром
“задал с первых же дней своей литера-

"ЕУрной деятельности Степан Зорьян. 9н—

Олин из замечательных армянских новел-
листов, по-настоящему владеющий труд-
HOH формой этого жанра. В его’ новелли-
стическом творчестве ‹очетаются подлин-
ая правда жизни, глубокое ‹ повимание
лействительности ‘и настоящее артистиче-
ское мастерство. и

Степан Зорьян начал писать еще до
революции, когда некоторая часть армян-
ской художественной интеллигенийи была
подвержена реакционным националистиче-
ки-романтическим настроениям. Молодой
прозаик решительно примкнул к реали-
стическому направлению Ширванзаде (и

ЗняНЗ.

В центре его дореволюционных произ-
велений стояли люли, забитые, одинокие,
зюли с искаженной, собственническим ми-
м, психологией.

   
   
   
   
   

в эпохи раепада

 
  
 
 
    
 
   
   
 
 
 
 
 
 
  

ABa

  
  
   
    
  
  
  
  

Hate

ных поэтических восприятий, сливается с
тем. что илет от узнавания, освоения ши-
рокого мира. Это несомненный и ралобт-
ный знак лвижения прогрессивного, по-
ступательного, под’емного.

Ованес Шираз, судя по его стихам, ус-
пел, повилать в жизни меньше; чем Ашот
Граши. Ето поэзия моложе, несмотря. на
то, что и он черпает из родника армян-
ской классики, армянского фольклора.

Шираз — также лирик, любящий
жизнь, но стиль его другой, чем у Гра-
ши: не «дымка мечтательности», а ут-
ренний свет, в котором все краски ка-
жутея яркими, как огни самоцветов, оп-
ределяет нейзажи его поэзии. Шираза мож-
но было бы назвать «одописцем жиз-
ни»: картины природы, липо любимой
девушки, явления нашей советской дейст-
вительности вызывают у Шираза отклики
восторженные и ‘бурные, как песни ашу-
га. Он славит жизнь, не стесняясь поль-
зовзться  гиперболами, метафорическими
‘уподоблениями, восклицаниями, свойствен-
ными оде. Правда, на этом пути поэта
подстерегают опасности срыва в безвку-

сицу. в пустое «бряцание струн», но
большой и богатый талант Шираза, ero
темперамент, искренность и  молодесть

поэтических переживаний в большинстве
случаев спасают его от подобных срывов.
Постепенно овладевая высокой уультурой
и расширяя свой кругозор, этот поэт мо-
жет лостичь исключительной силы, кото-
рая сейчас еще не вполне в нем развер-
нута. т

Шираз богат и в ралости и в печали.
К сожалению, переводы не позволяют су-
XHTbh 0 Ммелосе стиха, но по самой своей
внутренней структуре эти стихи звонки
и полнозвучны. Чистота красок ов сти-
хах Шираза делает их декоративными,
театральными в хорошем смысле. Вместе с
тем эта декоративность не снижает их,
отнюдь не лишает их задушевности, `теп-
лоты, интимности. Уменье соединять
внешнюю яркость с внутренней лирично-
етью — большой дар, и этот дар есть у
Ованеса Шираза.

Стихи Шираза — это песни юноши,
стоящего в солнечный день в дверях от-
чего дома перед выходом в далекий путь.
Круг поэтических ассоциаций еще околь-
цован родными горами, как небо цвету-
щей горной поляны, но по склонам гор
вьется дорога в огромный мир, полный
радостей и горестей, борьбы и побед. Чув-
ства, которые выражает Шираз, хапактер-
ны, типичны для очень и очень многих
юношей нашей страны, — вот почему мы
можем назвать его поэтом поистине со-
временным. Сколько ‚молодых людей наше-
го времени выходят из отчих домов на
Лорогу. ведущую на стройки, в вузы, в
Красную Армию, в уже существующие и
будущие города! Эти люди несут в себе
любовь к ролным местам, к  материн-
ским песням, к своему национальному
языку, очагу, народу и любовь к необ’-
ятной родине всех советоких народов. Ши-
pas—OlMH из самых выразительных поэ-
тов. этой советской юности, новой юности.
которую переживает древняя Армения.

Но отнюдь не менее’ современен и
Ашот Граши © его созревающим умением
обобщать опыт жизни, с его тягой к
большим высотам культуры, © его етра-
етью к познанию мира, к широкому мыш-
лению. Родина — общая, все 0б’единяю-
щая тема Апюта Граши и Ованеса Ши-
раза. Граши в своих
стихах успел исходить
дороги родины, по ко-
торым еще не ходил
Шираз, но родина для
них едина. как едина и
любовь к этой  социа-
листической родине.

У мелкого чиновника
Погоса («Друзья») един-
ственный друг — это
кошка. Он с ней бесе-
дует, делится своими
мыслями, как © челове-
ком. Сколько в этой.
трогательной дружбе
трагедии одиночества!

В ломе разорившегося
дворянина живут сторож
дядя Варос и его жена.
Одинокие люди, они вею
свою нерастраченную
нежность и теплоту от-
дают живущей у них
маленькой серне. И ког-
да серна убегает в лес,

Им некому теперь отдать любовь, которая
наполняет их сердца («Обитатели ‹ белого
дома»).

В своей блестящей повести «Яблоте-
вый сад», написанной уже в 1917 году,
Ст. Зорьян показал, как собственнические
чувства подавляют благородные человече-
ские качества и превращают люлей в
жестоких и -алчных зверей. Дядя Мартин,
чудесный садовник, имевший самый луч-
ший яблоневый сад, стал жертвой собет-
венных дочерей. Для того, чтобы полу-
чить в наследство сад, старшая дочь
убивает ребенка, возможного наследника,
я вторую жену Мартина, а ето самого
об’являют сумасшедшим.

Капиталистические отношения нрэника-
ют и в деревню. Старая патриархальная
идиллия начинает уступать ©в0е место
наступающему капитализму. После прове-
дения железной дороги разоряется фургон-
щик, занимавшийся  подвозом товаров
(«Железная дорога»); клочок земли делает
вечными врагами двух соседей, которые
даже в трагические лни эвакуации в пе-
рирх войны продолжают свои распри («Из-
городь»). Некоторые крестьяне уже теря-

Участники декады армянской питературы на вокзале в

Христофор Тапалцян,

  

С. ХИТАРОВА

 

Микаэл Манвелян

Микаэл Манвелян — олин из крупней-
ших армянских новеллистов. Начав свою
титературную леятельность в 90-х годах
прошлого столетия, он вскоре стал изве-
стен как автор небольших рассказов об
униженных и обезлоленных.  Прололжая
традиции реалистической литературы,
Манвелян изображал трагическую сульбу
людей, обреченных в буржуазном обще-
стве на нищету и вымирание. Новеллы
Манвеляна были насыщены ужасом без-
молвного умирания, безвольного протеста:
Писатель оставался на позициях пассивно-
созерцательного отношения K лействитель-
ности. он не показывал выхода из ни-
щеты, из отчаяния, потому что сам тог-
да еще не энал и не видел этого вы-
хода.

Новеллы Манвеляна. написанные меж-
ду 1900 и 1914 тг.,—это импресенони-
стические зарисовки жизни бедного люда
(сборник рассказов «Эскизы»). Они шю-
никнуты нежной лирической грустью, в
них часто даже нет сюжета. Художник как
бы схватывает явление жизни и передает
его во всей естественности. Но какие ха-
рактерные и полные драматизма сцены
раскрываются в этих небольших новел-
лах-зарисовках! ФЛаконичность,  чекан-
ность языка новелл еще сильнее полчер-
кивают драматизм изображенной в них
странной и уролливой жизни.

Герои рассказов Манвеляна. буль это
одинокая старуха-крестьянка или безлом-
НЫЙ, получающий стакан чая в благотво-
рительной столовой. или рабочий. пропи-
Ball в трактире свои последние гро-
ши, или маленький уличный музыкант,
умирающий от голода. или обитатели го-
родских трущоб,—все они—безыменные
прехлставители тыкяч таких. же несчаст-
ных. Художник сознательно не называет
их имен. Пусть вызывают чувство тосви
и ненависти эти картины немых страда-
ний людей из народа, как бы говорит он.

Мягким лифизмом проникнуты новеллы
«Шелковица», «Учительница», «Концерт».

В «Шелковице» автор запечатлел бла-
торолный образ старой олинокой кресть-
янки, умирающей вместе © нераепветшей
весной шелковицей. Смерть старухи алле-
горически связана с гибелью лерева —
ее единственной радости в жизни. Калеи-
тализм несет крестьянину разорение, ни-
шету, и Манвелян просто и безыскуест-
венно изображает в «Шелковице» эту
страшную правду жизни. «От плодового
сада, который они обработали своими ру-
ками и взрастили, не осталось почти ни-
чего. Ограла обвалилась. ворота кто-то
давно унес. На месте леревъев. когла-то
TDEHOCHBINHX WOKE, в салу теперь росла,
питеница. и из земли торчали сейчас ее
желтые, колючие, как итлы ежа. стебли».

Зарисовки Манвеляна тлубоко теали-
стичны. Хуложник пользуется «точными»
красками. его образы имеют четкие кон-
туры, выписаны красочно, рельефно. Пор-
трет  старухи-крестьянки нарисовал е
тщательным соблюдением реалистических
деталей.

«Она приносила с собой в сад корзин-
ку. метелку и Бувшин е волой. С тру-
ом сгибая свою старую спину. опа тща-
тельно выравниваляа небольшую площадку

Наири Зарян, Аветик Исаакян,

ют надежду на сытую жизнь, которую
можно добыть своим трудом. Они живут
фантастической мечтой © кладе, избавя-
щем их от вечной нужды («Влад»).

Первая империалистическая война, нри-
несшая новые страдания народам, вызва-
ла у Ст. Зорьяна глубокий протест. По-
мещенные в сборнике «Война», вышедшем
уже в советское время, рассказы являют-
ся одними из лучших антивоенных расска-
зов в армянской литературе. Они проник-
нуты подлинным гуманизмом и ненави-
стью к братоубийственной империалисти-
ческой войне.

Рассказы Зорьяна. о войне, которые он
начал писать в 1920 г., уже свидетель-
ствовали о том, что писатель преодолевает
свойственное ему прежде  созерцательное
отношение к действительности.

Вместе со своими новыми героями 39-
рьян как’бы стремится участвовать в
переустройстве жизни, в той великой
борьбе е пережитками прошлого, которая
началась е приходом советской власти. И
это рожленное революцией художественное
мироотношение находит свое выражение
не только в произведениях, показывающих

день приезда в Москву 8 мая.
Дереник. Демирчян (за ним встре
Сергей Городецкий) и Мовсес Арази.

О ООО И О дара нд 6
а CRE SCHEER hy gna es yn, pie on Tic MeN cM SRA Tee EC eer cee enter cree новыми, городскими.

вокруг XepeBa, вышипывала травинки,
выметала сор и камептки.

Кончив работу. она салилась пол ле-
ревом. и бесконечная нитка начинала
сползать с ее веретена».

Глубокую человеческую тоску,
чество в мире. ме люди павнодушны и

враждебны друг другу, тде подавляются

и глушатся живые мысли и чувства, с
большой эмоциональной силой изображает
писатель в рассказе «Учительница».
Единственный раз за всю лолгую трудовую
жизнь мелькает перело усталой, прежле-
временно отцветшей женшиной призрак
беспечного веселья. Учительницну поигла-
иают на свальбу богатые родственники.
Но лаже там она не может отдохнуть.
так как привыкшие всегла вихеть fe за
работой богачи находят и на празлнестве
лля нее занятие, .

Ho не всегда писательское ларование
Манвеляна горит олинаково ровным пла-
менем. Порою лирическая скорбь перехо-
хит У него в сентиментальную слезли-
вость. в чувствительность. в мелолраму.
Таковы его пореволюционные — рассказы
«Белые цветы», «Блондинка», «Темно»,
пьеса «Хохот бесов».

Сопиалистическая революция илейно во-
оружила Манвеляна, озарила его творче-
ство новым светом. С искренней нена-
вистью рисует Манвелян падение врагов

социалистического строя. ‚расеказах
«Ага Хосров» и «Старый волк» он по-

казывает кулаков — Ага Хосрова и Te--

вана, людей, взращенных идеологией па-
разитизма и человеконенавистничества.

Главная тема послереволюинонного твор-
чества Манвеляна -— социалистическое
переустройство леревни. новые отношения
люлей. (т новелл писатель переходит к
созланию больших полотен. Тажовы ero
повести «Пустыня peter», «Пробужде-
ние». у

Герой повести «Пустыня цветет». ле-
ревенский крестьянин Ован. лелеет завет-
ную мечту 0б орошении пустынных Boc-
колзорских земель. чтоб тем самым по-
мочь своим белным, неимущим‘ олносель-
чанам. В повести повазана лопеволюцион-
ная зпмянская деревня. мытарства. кото-
рые пришлось испытать крестьянину 0ва-
ну в 6005бе с местными кулаками. пы-
тающимися отнять у него план орошения
земель. Осуществить свою мечту Овану
удается только с прихолом советской вла-
ети.

Могучая энергия советских людей. воз-
рожденная к жизни Армения стали источ-
ником творческого влохновения Манвеляна.
Герои певиа «скорбных слез» обрели но-
вУюЮ сульбу.

Большое писательское дарование Ман-
веляна соелиняется с талантом актера.
Его литературной леятельности непрерыв-
но сопутствовала работа в театре. Он ши-
роко известен в Армении как талантли-
вый исполнитель ролей Ято. Шейлока,
герцога Альбы и многих хругих.

Народный артист Армянской республики
писатель Микаэл Манвелян заслуженно
пользуется любовью армянского  натода,
которому он верно служит своим
талантом писателя и актера.

На снимке

послереволюционную Афмению («Председа-
тель Ревкома», «Учительница Ликбеза»,
«Белый город» и др.), но и в таком ро-
мане, носвященном прошлому, как «Йсто-
рия одной жизни».

В этот период Ст. Зорьян создает обра-
зы большевиков (свепа («Председатель
Ревкома») и Виктории («Девушка из биб-
листеки»). 0ба они были в подполье, про-
шли «университеты революции» — тюрь-
му. но достигли своей цели. В этих рас-
сказах Ст. Зорьян внервые показал обра-
зы борцов, подлинных героев, которые не
хотят склонить голову перед контррево-
люпионной буржуазией.

Вышедший в 1939 г. роман Зорьяна
«История одной жизни» является, несом-
ненно, большим событием в современной
армянской литературе. Пока вышли Be
Части этого романа, повествующие в дет-
ских и юношеских годах Сурена.

Вниги © детстве очень похожи друг на
друга и одновременно глубоко отличны.
Похожи нотому, что процесс «узнавания»
мира детьми сопровождается почти одина-
KOBOH психологической реакцией,  свойст-
венной их возрасту, а различны веледет-

одино-

С. ШЕРВИНСКИЙ

р из Сасуна»

Те, что знают лишь труд,

Всухомятку едят.

Те, что бедных гнетут,

Те сладко едят...

Мгер взывал к толпе порабошенных, —
голос его остался одинок. Он пошел в Сасун,
построил в горах крепость и назвал ее
«Ярость моя». Он вновь воззвал к народу?

Оружье берите,

Идите за мной!

Разрушим навеки мир темный и злой

И строй трудовой установим в миру,

Строй люда простого, закона и прав,

Чтоб труженик стал бы хозяином гам

Труду своему и своим хлебам!

 

«Мге

Сасунские эпичеекие песни, при всей
своей разрозненности, внутренно крепко
0б’единены. Как известно. это позволило
составить из них единую стройную эпо-
пею. В «Давиде Сасунеком», еще из глу-
бины средневековья, прозвучал народный
Голос; OH заявил 0 человечности, 0 воле
к жизни и труду, о любви к родине и
чувстве долга. Эти высокие качзетва, уже
проявлены в Санасаре и Багдахаре, а так-
же в Мгере Старшем; они, как в фокусе,
соединились в Давиле Сасунеком и нанли
своеобразное, на первый взгляд пессими-
стическое, выражение в сыне Давида,
Мгере Млалшем. Этот терой долго  блу-
ждал по земле, никчемно тратя свои 6o-

   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
    
  
 
 
 
   
   
 
 
 
   
   
 
   
  
  
 
   
  
 

чавший армянских

гатырекие силы, Тщетно искал

рушитея мир и построится вновь».

суждает так: «Нет,

поэмы «Мгер из Сасуна»:
Слышит в пещере Мгер:
Пылающих кличей тысячи тут!
Тут к смертному бою зовы зовут!
Десницу железную выпрямил Мгер,
Безмерно взыграло сердце его,
Грозно заржал конь огневой, —
До основ потрясли они мир земной
Й рассекли скалы они.
Молнии бьют с Меча-Авлуни,
Ужас рождают, срывают они
Путы, затворы затворов — уж нет:
Мгер появилея, вышел на свет!

(Перев. К. Липскерова).

шего на склоне, лет, теперь влечет иное.
Пусть этого нет в фольклоре, но этого
хочет новая воля поэта. Она хочет, чтоб
страдный путь последнего отпрыска дома
Джаджанц не был рядом непонятных или
полуосознанных разочарований, HO Yoo
в душе героя, ступень за ступенью, по
мере столкновений с жизнью, выросло ра-
зочарованье уясненное, обоснованное и
требующее действия. Боталей и его батра-
ки в землянке, подобной норе, которые
ему

Kye черствого хлеба дали — поесть,

Подстилку дырявую дали — поспать,
хозяин-пекарь, державигий его впроголодь
и все ссылавшийся на ‘закон и кару;
старшина, который :

Гонял его в поле, под яростные лучи

И в виноградники богача...
князь, староста и лавочник, отбиралощие
пненицу у хлеборобов «в счет побора,
р 3a долг, за налог»,
юноша-рабочий, разёив-
ий себе череп на
стройке в Медном Горо-
де, — вот факты, на
которых вырастало с0з-
нание Мгера. (С чисто
давидовской мудрой про-
стотой Мгер сказал себе:

 

вие различия TOH
исторической и быто-
вой обстановки, которая
и обусловливает непов-.
торимость и своеобразие
«OTEKDEITOTO» ребенком
мира. «История одной
жизни» Ст. — Зорьяна
приналлежит к числу
таких произведений.
Читая эту книгу, каж-
Ibi вспомнит 0 — своем
детстве и одновременно
ощутит специфическую
атмосферу армянского
провинциального  город-
ка, в котором часть на-
селения прохолжает за-
ниматься сельским хо-
направо): зяйством. а в быту —
писателей сще парит смешение па-

(слева

С первых же страниц Зорьян широки-
ми эпическими мазками повествует 0
рождении героя произведения — Сурена.
Он родился при счастливых оботоятель-
ствах: в это утро был слышен звон коло-
колов, которые как будто возБвешали 6
рождении необыкновенного человека. Бабка
нредрекала: он будет либо счастливым и
выдающимся человеком, либо знаменитым
разбойником, а богобоязненная бабушка
решила, что ребенок станет церкознослу-
жителем, иначе. рождение его не совпало
вы с колокольным звоном. Суеверие, сме-

шанное с остатками языческих верований,
сопровождает появление на свет нового
человека.

Сколько наивной веры в этом желании
увидеть счастливым и знаменитым своего
сына, увидеть его достигшим такой жиз-
ни, которая граничит © мечтой! Но этим
желаниям нё дано было осуществиться,
Первое же детское воспоминание омраче-
HO бесконечными‘ раздорами родственников
вокруг раздела имущества. Своенравные и
жалные дед и дядя Сурена лишают почти
всего, что есть у отца, — честного и тру-
долюбивего крестьянина, все дни прово-

правды,
взывал к прошлому, припадая к могилам
отца и матери. не встречал отклика в
настоящем, Yast — будущего. Земля пе-
рестала держать его. Наконец, он вместе
< колем Джалали замкнулея в скале, что-
бы выйти из нее лишь тогда, когла «раз-

Естественно, что советский поэт, живу-
щий при новых человеческих взаимоотно-
шениях и сам строящий их, натолкнув-
шись на этот образ народной поэзии, pac-
Мгер уже не пребы-
вает, подобно западному Варлу Великому,
в своей каменной келье, лоступной линь
раз в год, в праздник вознесенья, свеже-
му воздуху земли; Мгер вышел ‘из зато-
чения, он богатырекими руками стропт
свою тверлыню, чтобы обеспечить мирный
труд и благоленствие наролов». Так гово-
рит и Аветик Исаакян в эпилоге своей

Смутная тоска и неприкаянность нафрод-
ного Мгера пленила того Исаакяна, кото-
рого мы знаем как поэта грусти и разо-
чарования. Но Исаакяна нового, помолодев-

 

 
   
 
 
 
 
 
    
  
  

   
 
 
 
   
 
  
 
 
 
 
 
 
 
   
  
   
 
  
 
 
 

Тогда грозную рать ополчили против
него вее могучие из рода Джаджанци в
неиетовстве призывали его отвернутьея
«от наущения сатаны». Мгер

Ha лве стороны бросил врагов:

Направо — одних, налево — других.

Но и тут народ не понял своего, слиш-
ком рано пришедшего борца, и страшное
проклятье ‘прозвучало из тысяч уст —

И проклятье дошло, поймало

Мгера.

И земля не могла, — не держала

Мгера.

Тогла-то и ушел он в скалу, в Воро-
нову пещеру. Тогда-то он и решил —
ждать,

В поэме Исаакяна печальный сасунский
витязь `болеет конкретной,  «осознанною
болью». И чаяния его становятся конкрет-
ными чаяниями, и выход его из скалы—
выход. не только подсказанный творче-
ской логикой, но уже оправданный исто-
рической действительностью. Эта линия
проведена поэтом с последовательностью и
настойчивостью.

Исаакян сохранил в евоей поэме дух.
совершенного лемократизма, органически
свойственный эпосу и ясно показывающий,
что он возник в сельской, народной среде,
Мгер Младший в поэме—такой же кня-
жич-мужик, как и Давид. Мгер жалуетея
дяде, что на горах изолрал лапти о ножи
сасунских камней, а дядя ворчит и велит
ему самому починить свою обувку. Такие
черты народного бедного быта сохраняют
в поэме Аветика Исаакяна основной дух
оригинала.

Мгер так же скромен и гумапан. кав
Давил, — гуманен там, гле дело идет
не о врагах. Мы узнаем Давида и в тот
миг, когда Мгер

Пошел и пришел в престольный Сасун.

А как прибыл в Сасун — на колени

он встал,
Землю края родимого поцеловал.

Благородный образ Мгера включен в
мир двоякой красоты: армянской приро-
ды и иИсаакямовой поэзии:

И с мыслию смутной,

С печальной душой

В путь он пошел

И увидел в пути:

Над лугами зелеными гор,

‚Над ключами. бегущими © гор,

Дикие стаи веселых птиц

Реют, поют,

С лепетом-шебетом в небе снуют.

И к ним обратился Мгер и сказал:

«Блаженные дикие птицы!

У неба вы в милости, прокляты люди. |

Й вольно. беспечно,

Что дружные братья,

В любви вы живете, не зная забот.

Й вас обладатель полей не гнетет,

Поборов и даней с вае парь не берет,

Блаженные дикие птицьИ» .
‚ Поэма Аветика Исаакяна — олно из
крупнейших произведений советекой ap-
мянекой поэзии. Ее поэтическая сила, ее
НОВЫЙ Голос вселяют в нас верт, что еша
MHOoToe и многое создаст старейший поэт
армянского народа.

\

дившего в работе, чтобы прокормить ce-
мью. Маленький Сурен не понимает, кАк
это близкие люди могут стать чужими и
даже вратами. Но он чувствует, что спра-
ведтивость на стороне отца. Больше того,
он постепенно начинает понимать всю не-
благоразумность устройства жизни и вне
дома. И здесь царят те же самые произ-
вол и жестокость. Подрядчик безнаказан-
Но чуть не ослепляет его отца; всеми
уважаемая тетя Варо-кикир подвергается
аресту и ссылке за то, что оемелилась
выступить против царских чиновников:
армянские школы закрываются; происхо-
дит насильственная ассимиляция армян!
Bee эти страшные факты армянской жиз-
ни конца ХХ и первого лесятилетия ХХ
века, получивитие свое отражение в пове-
сти Зорьяна, формируют сознание героя,
оставляют слел в его психологии.

История жизненной судьбы Сурена —
это олновременно история формирозания и
становления революционного сознания не-
лого поколения, пришелшего впоследствии
5 революции и принимавшего в ней ак-
THBHOe участие.

Во второй части терой романа попадает
в Тбилиси. Злесь Сурен терпит много го-
рестей и, в конце концов, примыкает Е
революционным кружкам. Во второй ча-
сти Зорьян создал замечательные образы
революционеров — Микаэла, Гарася, Тиг-
рана.

Характерная особенность романа и в00б-
ще творчества Ст. Зорьяна — глубокая и
задушевная лиричность. мягкий юмор. Эти
качества делают положительные образы
ето произведений по-настоящему обаятель-
ными и человечными.

«История одной жизни» свидетельствует
0 том, что Степан Зорьян находится в
расцвете своих творческих сил. И совет
ский читатель по праву ждет от этого
крупнейшего мастера ‘армянской прозы
новых талантливых произведений о Сова
ской Армении.

eS a a a ES TTS

Литературная газета
№ 19

3