А. Ростовцев




В. В. МАЯКОВСКИЙ КАК ХУДОЖНИК


Известность Маяковского-поэта значительно шире, чем известность Маяковского-художника. Между тем, при оценке деятельности Маяковского в целом, не должны быть забыты его заслуги в области изобразительного искусства в области художественного агитплаката.
В. В. Маяковский увлекался рисованием еще в ранней юности. Об одном из неприятных „уклонов", рисования, вызванном необходимостью заработка,
вспоминает поэт в своей автобиографии: это было выжигание и разрисовывание пас
хальных яиц. Молодому художнику было тогда лет 12-13; полумеханическая, „оптовая" работа доставляла ему мало удо
вольствия и привела к тому, что он „возненавидел Бемов 1, русский стиль и кустарщину".
Влечение к изобразительному искусству привело его к художнику Жуков
скому, у которого он начал брать уроки живописи. Постановка дела у Жуковского не удовлетворяла поэта, судя по его ироническому воспоминанию: „вместе с ка
кими-то дамочками писал серебряные сервизики" и только „через год догадался: учусь рукоделию". Тогда он обра
тился к Кемену, опытному рисовальщику и отличному педагогу, твердо требовавшему мастерства (его идеалом был Голь
бейн), отстаивавшему строгий реализм и презиравшему „эстетику".
Поступление Маяковского в Московское училище живописи, ваяния и зодче
ства объясняется повидимому не только желанием получить систематическо ху
дожественное образование, но и особыми условиями старорежимного „просвещения": это было „единственное место, куда приняли без свидетельства о благонадежности".
Здесь Маяковскому пришлось столкнуться с явлением обычным в дореволюционной художественной школе: безличные подражатели поощрялись, самостоя
тельные и талантливые „вольнодумцы" подвергались гонению. Маяковский был на стороне притесняемых, „революционный
инстинкт" притягивал его к Ларионову, Машкову, к „отцу российского футу
ризма". О своем знакомстве с Бурлюком он рассказывает в своей автобиогра
фии; Бурлюк же вспоминает об этом в очерке „Лестница лет моих" (Нью-Йорк, 1924 год) следующим образом:
„Встретил Владимира Владимировича. Был очарован величием человека. Володя Маяковский научил меня многому, в том числе пить ликер и быть молодым". Впоследствии Бурлюк сделался первым изда
телем Маяковского (чем всегда гордился) и соучастником триумфальных лекционных турне (третьим был Василий Каменский). Исключенный из училища живо
писи, Маяковский продолжал заниматься рисованием и тогда, когда попал на воен
ную службу (по призыву). „Тактические" и „стратегические" мотивы привели их к рисованию „начальниковых портретов" и лубков на венные темы. Эти лубки Маяковского (1914 год) были выпущены из
дательством „Сегодняшний лубок"; они отражают те „урапатриотические" на
строения, которые охватили известную часть русского общества в начале мировой бойни.
каты красовались на „окнах сатиры" РОСТА, заменяя собою сухие телеграф
ные сообщения. Следует пожалеть, что огромное большинство этих плакатов не сохранилось, обычно по использовании их выбрасывали (и теперь тщетно ищут их исследовательские учреждения и собиратели).
„Окна сатиры" имели большой успех, постепенно привлекая к себе толпу зрителей. Схематические плакатные изображения были при всей примитивности до
статочно красноречивы (за некоторыми исключениями), а ударные, броские тексты Маяковского сообщали им еще большую внушительность. Он откликался на все актуальные и политические темы. Пар
тийной работе посвящен его плакат: „Разрушили большевики меньшевистский уют", профсоюзам - „Шахтер, ей! Пройди профсоюзную школу!"; несколько плака
тов - восстановлению хозяйства; красной армии - плакат „Отпускной красноар
меец, внимание!"; два плаката относятся к борьбе за новый быт.
Вначал все плакаты РОСТА делались от руки (сообщение Маяковского о том, что он сделал „тысячи три плакатов", нужно понимать именно в смысле раз
множения оригиналов от руки), но вскоре было введено, как уже сказано, употребление трафаретов. Этот способ изго
товления плакатов и создал особый стиль плакатного рисунка, от которого требо
валась максимальная простота, отсутствие мелких подробностей.
Многие свои плакаты Маяковский составлял по принципу народных картинок, т. е. четырех, шести, восьми и большего числа композиций, каждая из которых снабжена подписью.
Художник верно понял „потребительскую функцию" плаката, необходимость оригинальной и запоминающейся формы,
производящей единовременный, короткий и сильный эффект, как бы „удар" по психике зрителя. Его плакаты словно выкрикивают свои лозунги, звонкие и решительные. Многие из них остроумны по композиции, изобретательны и экспрес
сивны. Маяковский правильно избрал для
агитплаката плоскостную трактовку формы и сумел минимальными средствами до
стигать максимальной силы воздействия. Если оставить в стороне вопрос о деко
ративной сущности плаката и иметь в виду прежде всего его социальный „удельный
Лубки работы Вл. Маяковского
1 Елизавета Бем - художница-акварелистка, писавшая детские типы в „русском стиле".
С наступлением революции Маяковский получил возможность делать лубки уже не по „империалистическому" заказу, а по своему собственному сатирическому вкусу. К числу первых его революционных плакатов относятся лубочные картинки: „Царствование Николая последнего" (на тему о казенной винной моно
полии) и „Забывчивый Никола" (на тему низвержения цара). С формальной стороны его - стилизованные, но почти реалистические лубки, не похожие на после
дующие лаконичные РОСТАвские плакаты.
В начале революции Маяковский занимался также изготовлением плакатов для кино. Но большие его достижения относятся к агитационно-политическому плакату 1919-20 годов. В этой области имя Маяковского должно быть поставлено наравне с именами В. Лебедева, М. Черемных, В. Козлинского. Маяковский со
здал в эпоху гражданской войны новый тип плаката, чрезвычайно упрощенный в смысле изобретательских средств и тем не менее весьма выразительный. Один из его плакатов печатались литографским способом (таких было немного), другие гравировались на линолуеме, и оттиски трафаретов раскрашивались клеевой краской. Такие, сделанные в ручную, пла