зорится?.. Да?..
Бакаевъ молча наклонилъ голову въ знакъ согласія.
- Такъ - медлено произвела Ольга, - Но кто же поручится, что и я не попаду въ подобное же положеніе?..
Бакаевъ возмутился:
- Да что вы, Ольга Николаевна?.. Вы - никогда... Вѣдь вы женщина, а не пустышка въ родѣ мой бывшей іодруги.
Ольга прошлась но гостиной, остановилась у піанино и спросила, какъ слѣдователь на допросѣ:
- А скажите, Михаилъ Константиновичъ откровенно: сна васъ оставила или вы бросили ее?..
Бакаевъ пожалъ плечами, отвѣтилъ уклончиво: - Ну, допустимъ, я...
- Вотъ видите! - торжествующе бросила Миронова - Вы ее отшвырнули отъ себя, когда она вамъ надоѣла!..
- Да вовсе нѣтъ!.. Хотя я и первый предложилъ и разойтись, но она очень легко приняла мой отказъ, легче, чѣмъ я думалъ... Она настоящій сухарь!..
- Это только дѣлаетъ ей честь, эго лишь доказываетъ, что она настоящая женщина съ глубоко разви
тымъ самолюбіемъ и самообладаніемъ... Пусть она и лгала передъ вами, чтобы не унизить себя, но эта ложь дороже и цѣннѣе бурныхъ слезъ... Если она и зе въ нашей лигѣ, она безсознательно искренняя и вѣрная лигистка... Вотъ видите: вы первый предложили ій съ вами сойтись, какъ предлагаете мнѣ, вы же пер
вый сказали ей, что между вами все кончено... Всюду ш, вы, вы!..
Бакаевъ пожалъ плечами и въ недоумѣніи посмотрѣлъ на Миронову. Сказалъ, раздражаясь:
- Конечно, я!.. Ничего не понимаю:..
- Воть, вотъ, всегда такъ! - отвѣтила Миронова - не понимаю», а между тѣмъ все очень просто... Наша
лига не только не допускаетъ штрейхбрехерства, но она бойкотируетъ всякаго мужчину, который бросаетъ
женщину!.. И если бы всѣ женщины въ этомъ вопросѣ были солидарны, не было бы легкомысленныхъ связей а легкихъ разлукъ. А вы, Михаилъ Константиновичъ, слишкомъ мужчина: вы даже въ женское самолюбіе не вѣрите!.. За такого, какъ вы, я не имѣю права выйти замужъ и никогда бы не вышла!..
- Тогда и вы слишкомъ женщина для меня...
- Если хотите - да! - разсмѣялась Миронова. - Оттого мы и не подходимъ другъ къ другу!..
Бакаевъ вздохнулъ притворно тяжело и, перемѣнивъ жить, спросилъ:
- Позвольте, Ольга Николаевна, но вѣдь вашъ бойкотъ глубоко несправедливъ... А что, если и мужчины станутъ бойкотировать лигистокъ, подобныхъ вамъ?., и вообще всѣхъ женщинъ, которыя бросаютъ мужей и любовниковъ или измѣняютъ имъ?..
Ольга открыто разсмѣялась:
- О, намъ этого бояться нечего!.. Мужчина не склоненъ къ моногаміи... А если бы это и случилось - чѣмъ лучше.
Прощаясь, Бакаевъ не утерпѣлъ и сказалъ Ольгѣ:
- Презабавная утопія!.. Не ждалъ не гадалъ, что вы додумались до такой премилой системы!..
- Пусть утопія, но самая борьба, само движеніе но этому пути не менѣе утопично, чѣмъ всякое другое... и ко всему оно облагораживаетъ женщину, значитъ «зрѣло и является реальной необходимостью и необ
ходимой реальностью... Цѣнно уже то, что мы не изъ влюбчивыхъ. Мы своего рода, монахини, и твердая вѣра въ ваше дѣло, спасаетъ насъ отъ чрезмѣрной экспан
сивности, истерической влюбчивости и, если хотите даватъ счастье...
- Сухари вы! - зло усмѣхнулся Бакаевъ, натягивая перчатки.
- Что же?.. Каждый убѣжденный дѣятель твердъ и черствъ!.. Это его достоинство, такъ какъ не сбиваетъ со своего пути... Впрочемъ это вы знаете превосходно и по себѣ... А все же, я очень буду рада видѣть васъ у себя, какъ всегда... И еще больше обрадуюсь,
когда узнаю, что вы стали осмотрительнѣе и вдумчивѣе къ женщинѣ. Пора бы. 3.
Когда Бакаевъ возвращался домой, онъ размахивалъ руками и говорилъ самъ себѣ:
- Поистинѣ отъ женщины всего можно ожидать!.. Самаго невѣроятнаго, самаго эксцентричнаго!.. Экій вздоръ навыдумывали!..
И успокаивалъ себя:
- Хорошо еще, что не связался съ этимъ сухаремъ... Житьишко бы было совмѣстное, могу сказать!..
Но гдѣ-то въ глубинѣ души зародилась неясная тревога. Бакаевъ чувствовалъ себя въ глупомъ положеніи, чувствовалъ себя обиженнымъ и раздраженнымъ: его мужское самолюбіе страдало. Онъ казался самъ себѣ смѣшнымъ и долго тупо и злорадно повторялъ:
- Что, съѣлъ?.! Что,, съѣлъ?..
К. Милль Полярный.


Одинъ опытъ.


Разсказъ Ц. С. Торгіуса.
Профессоръ Билльскугъ только что закурилъ небольшую ароматную сигару и удобно усѣлся въ своемъ любимомъ креслѣ, чтобы въ покоѣ обдумать результатъ послѣднихъ бактеріологи
ческихъ изслѣдованій, какъ вошла его дочь Элленъ и посвятила его
въ свои сердечныя дѣла. Нужно сказать, что Элленъ выждала нѣкоторое время у двери, и намѣренно выбрала самое подходящее мгновеніе, такъ что строгій и вообще недоступный бактеріологъ
съ необыкновенно странной для него покорностью выслушалъ ее торопливое признаніе, которое было высказано довольно запутанно.
Когда же она, наконецъ, закончила немного неожиданнымъ заявленіемъ, что жить дальше можетъ лишь въ томъ случаѣ, если она и лейтенантъ Таузенъ будутъ принадлежатъ другъ другу, то профессоръ Билльскугъ посмотрѣлъ на нее пожалуй, какъ на интересную бактерію, существованіе которюй подвергалось интереснымъ видоизмѣненіямъ. Но вотъ онъ сказалъ:
- Твой выборъ мнѣ не особенно нравится. Я лично, разумѣется, ничего противъ молодого Таузена не имѣю, я его даже очень мало знаю, но я желаю, чтобы моя дочери выбирали себѣ мужей съ извѣстнымъ положеніемъ, а за лейтенантомъ Таузеномъ я такового не знаю. Я хорошо понимаю, что молодому человѣку на военной службѣ трудно выказать выдающіяся способстности, этимъ я не желаю умалить значенія военныхъ, нѣтъ, ничуть! Но обстоятельства такъ ужъ складываются, что личныя способности и дарованія офицера сказываются лишь въ болѣе зрѣломъ возрастѣ или же на войнѣ. Званіе и фрома еще ничего не значитъ, а зачастую лишь прикрываютъ внутреннее ничтожество; пусть мужчина выкажетъ техническія способности, "при
сутствіе духа, чувство долга и въ особенности мужество - вотъ, тогда я ему отдамъ должное почтеніе. Но лейтенантъ Та-узенъ и только - одинъ изъ нѣсколькихъ сотъ одинаковыхъ лейтенантовъ - не получитъ мою дочь.
- Онъ очень богатъ, папа, - посмѣла «бактерія» еле слышно замѣтить.
- Да, его отецъ былъ дѣльный купецъ, но это еще нс заслуга сына.
- Но я же не могу ждать пока онъ станетъ полковникомъ. - Есть много молодыхъ людей, отдавшихся и искусству, и наукѣ, и практической жизни, добывшихъ прекрасныя состоянія, стать женой которыхъ должно быть счастьемъ для молодой дѣвушки, но лейтенантъ Таузенъ, пока что, лишь нуль, - Но всетаки подожди немножко Элленъ, пока я не узнаю ближе его. Лучше всего если онъ представится -мнѣ самъ.
Видно ужъ съ отцомъ ничего не подѣлаешь, и нѣсколько минутъ спустя Элленъ сидѣла въ своей комнатѣ и горько плакала, въ то время какъ Билльскугъ въ свэй микроскопъ изслѣдо
валъ уже другія бактеріи. Часъ спустя явился лейтенантъ отъ артиллеріи Гаузелъ. Онъ былъ загорѣлымъ, -прекрасно ся шей
нымъ молодымъ человѣкомъ, съ рѣзкими, но умными чертами лица, которыя гармонировали съ его увѣреннымъ и корректнымъ поведеніемъ.
Въ нѣсколькихъ простыхъ словахъ онъ объяснился и это