КРИТИКА КОН­ СТРУКТИВИЗМА


DIE KRITIK DES KONSTRUKTIVISMUS
Третий год существования СА. Шестой год со времени четкой конкретизации конструктивизма в архитектурном производстве.
Функциональная архитектура крепнет и все шире и глубже разворачивает свои позиции.
По словам наших критиков („Красная новь" № 8. 1927)
...„архитектурная мысль пока не смогла чтолибо противопоставить конструктивизму, а этим самым, очевидно, признает его идеологическое превосходство“.
Вполне естественно, что этот рост вызывает и возражения и критику. Но, к величайшему нашему сожале
нию, в большинстве случаев - критику не по существу, а для критики.
Статьи Докучаева („Советское искусство“), Ароновича („Строительная промышленность“) и, наконец, Шалавина и Ламцова („Красная новь“), - все это образец любо
пытнейшей критики, где 90% слов извергнуто не по поводу конструктивизма, который все с большей ясно
стью и четкостью определяет свои рабочие методы, а по поводу того лже-конструктивизма, который имел свое место в первые годы после революции и меньше всего относился к архитектуре. Наши критики, увлекаясь по
током своих слов, неистово сражаются против ветряных мельниц ими измышленных понятий, путаясь в своих возражениях, пользуясь не фактами, а собственным толкованием их.
На шестой год существования функциональной архитектуры мы вправе требовать от советской обществен
ности настоящей, серьезной критики, критики нашей идеологии, наших рабочих методов и нашего производ
ства, а не измышлений Докучаевых, Ароновичей и Ламцовых.
Для того, чтобы более не возвращаться к подобной безответственной и на наш взгляд анти-общественной критике, мы отвечаем авторам ее, одинаково непонимающим подлинного смысла конструктивизма, этой статьей, в которой, пользуясь наиболее пространной критикой Шалавина и Ламцова, пытаемся формулировать все возражения, для того чтобы иметь возможность на них отвечать.
Обвинения критиков сводятся к следующим положениям:
Попробуем разобраться во всех этих обвинениях:
I Почему конструктивист-архитектор связывает свою работу с творческими путями изобретателя? Почему эле
мент „изобретения“ он считает важным для архитектуры эпохи строящегося социализма и почему наши критики этому удивляются? Объясним прежде всего это послед
нее, так как подоплекой и всех дальнейших обвинений является то, что все они, хотят этого или не хотят, но исходят из дуалистического понимания архитектуры, ко
торое сложилось в последнее столетие, именно за тот период времени, когда полностью диференцировалась так называемая „художественная сторона“ архитектуры, так называемая архитектура „от искусства“, и когда деятель
ность архитектора сводилась преимущественно к работе над художественной стороной. Здесь-то именно и кроется источник опасений наших критиков, что конструктивисты забывают об эмоциях, о художественном моменте, об идейном содержании и т. д.
Все статьи упомянутых критиков есть продукт уже изживаемой эпохи дореволюционного эклектизма, когда самое толкование слова „архитектура“ естественно вы
зывало все эти недоуменные вопросы. Но архитектурное творчество прошлого имело периоды, когда истинные рабочие методы его чрезвычайно приближались к поня
тию „изобретения“ и когда дуализм художественной и утилитарной стороны сводился к минимуму.
Когда греческая хозяйственная и культурная жизнь была в периоде строительства, тогда, например, нужно было прежде всего „изобрести“ ряд архитектурных организмов, вызванных к жизни новыми взаимоотношениями ме
жду людьми, новыми возможностями материализации и уровнем хозяйственных и технических возможностей. Так был „изобретен“ греческий храм, греческий театр, грече
ский стадион. Это были „изобретения“ в полном смысле этого слова, где каждая деталь объяснялась той или иной конкретной утилитарной потребностью. Но когда „ изобретения“ были совершены, взаимоотношения уже стабили
зированы, греческий архитектор начал все более и более диференцировать художественную сторону работы, так как „изобретать“ ему больше не нужно было.
Точно так же римляне в наиболее конструктивный период своей истории „изобрели“ термы, триумфальные арки, амфитеатры, цирки и т. д. Так конструирующееся христианство „изобрело“ базилику, ренесанс - замок, дворец и новый собор и т. д.
Последнее столетие до революции особенно характерно полной атрофией в изобретательстве новых архитектурных типов, и художественная деятельность архи
тектора канонизировалась исключительно как работа „от искусства“, исключительно в плане оформления уже давно канонизированных типов.
Конструктивизм, рожденный революцией, формирующий свой рабочий метод в период строительства новых хозяйственных взаимоотношений, в период строительства
социализма, прежде всего, настойчивее всего диктует архитектору „изобретение“ новых типов архитектуры,
4 Функциональное назначение архитектурного задания есть якобы его техническое на
значение, и, следовательно, роль архитектораконструктивиста есть только роль техника.
5 Конструктивизм якобы не учитывает значения ощущения и чувств, а также идейного содержания в архитектуре.
6 Как вывод из всех обвинений самое нелепое и неожиданное, - конструктивизм, ока
зывается, порождение идеализма, и его родина не СССР, а капиталистическая Америка.
1 Между „изобретателем“ и архитектором невозможно проводить параллель, и, следова
тельно, конструктивизм ошибочно вводит в свой рабочий метод элемент „изобретательства“.
2 Конструктивизм ошибочно расценивает роль инженерии в архитектуре и якобы уста
навливает „необходимость превращения архитектуры в инженерию“._______________________
3 Конструктивизм будто бы запутался в противоречиях, так как архитектура, с одной стороны, „не имеет своего самостоятельного художественного содержания и развития“, а с другой - конструктивист-архитектор „не отрицает наличия в архитектуре художественного момента".