новых организмов, которые бы не только кристаллизовали новые производственные и бытовые взаимоотношения, новый социалистический быт, но и всемерно спо
собствовали бы этой кристаллизации, этой продвижке нового быта.
Мы утверждаем, что в эпоху строительства социализма (а конструктивизм не отвлеченная теория, а функция нашей эпохи) задача архитектора - прежде всего „изобре
тение“ новых социальных конденсаторов жизни - новых типов архитектуры.
Вот почему теперь „возможно проводить параллель и отождествлять творческую деятельность „изобрета
теля“ с деятельностью архитектора, вот почему в эпоху строящегося социализма „действительно творческий метод изобретателя, к завоеванию которого призывает кон
структивизм, является методом архитектурного творчества“.
Мы, конструктивисты, говорим, что в нашу эпоху новая архитектура прежде всего и более всего своим
острием должна быть направлена именно в сторону изобретения. Так же как нам нужны не просто новые фабрики, а новые фабрики - изобретения на базе но
вых, совершенных производственных процессов, так же нам нужны не просто новые клубы, а клубы - изобре
тения, постольку, поскольку это не клубы, где играли в преферанс и танцовали кадриль, а клубы, оформляющие совершенно новые, невиданные человеческие взаимо
отношения, новые „социальные конденсаторы“ нашей современности.
Конструктивист-архитектор говорит об изобретательстве потому, что корни его в новом социалистическом строительстве, потому что более всего его занимает це
левая устремленность эпохи. Вот почему прежде всего и больше всего он занят методом изучения цели своей работы, изучением тех новых бытовых и производствен
ных процессов, которые надо кристаллизовать и которые являются основным стержнем его работы.
Эта социальная целеустремленность архитектора-конструктивиста проходит красной нитью через всю нашу практическую и теоретическую работу, и совершенно неожиданна и непонятна та азбучная сентенция, которую проповедуют неизвестно кому Шалавин и Ламцов, го
воря, что „смешно рассматривать архитектуру как какуюто самодовлеющую сущность, находящуюся вне обще
ственных отношений, - архитектура есть материальный продукт этих общественных отношений и их материализованная форма“.
Если бы наши критики писали свои статьи не с потолка, не с желанием „подковырнуть“ и „разнести“, то им бы не пришлось зря изводить столько лишних слов и сражаться с тем „конструктивизмом“, который они сами выдумали. Они легко увидели бы тогда именно в этом лозунге изобретения новых типов архитектуры - конкретную работу архитекторов-конструктивистов „над материальными продуктами общественных отношений“.
2 Второе обвинение - в превращении архитектуры
в инженерию, - как и все остальные, опять-таки резуль- A. A. UND L. A. WESNIN. DAS „HAUS DER INDUSTRIE" ZU SWERDLOFFSK