Мастера фотографии
Коллектив авторов1938
миру. Отсюда — экзотические виды Абиссинии, вместо снимков кровопролитной бойни, учиненной фашистской Италией в Африке; отсюда — сусальные фотографии
приемов и встреч Франко, вместо кадров варварского разрушения культурных ценностей Мадрида и других городов Испании.
Лишенный основных предпосылок искусства — правдивого и честного отображения действительности — фоторепортер Запада на службе у фашиствующего хозяина обречен на жалкий удел фальсификации и извращения жизни или погони
за дешевыми „эффектными" сенсациями. Фоторепортер Запада полностью лишен возможности стать мастером своего искусства. И его произведения ни в коем случае не могут достичь и не достигают каких-либо художественных высот.
* * *
„Искусство принадлежит народу. Оно должно уходить своими глубочайшими корнями в самую толщу широких трудящихся масс. Оно должно быть понятно этим массам и любимо ими. Оно должно объединять чувство, мысль и волю этих масс и подымать их" (Кл. Цеткин. Из воспоминаний о В. И. Ленине).
Эти замечательные слова В. И. Ленина определяют пути развития всего искусства, в том числе и молодого фотографического искусства нашей страны. Выбор темы, приемов композиционного ее разрешения, целеустремленность художника — вот что обусловливает художественную ценность реалистического произ
ведения, отличает его от нетипичных и нехарактерных кадров, случайно попавших в объектив аппарата.
Советское искусство принадлежит и служит трудовому народу. Народность искусства в том, что оно „должно объединять чувство, мысль и волю этих масс и подымать их". И поэтому не примитивное, не слепое копирование действительности и не „левизна", где тема становится лишь поводом для изощренного экспериментирования, где композиционные задачи становятся самоцелью, харак
терны для позиции советской фотографии. Сознательное и глубокое проникновение во все многообразие проявлений нашей жизни, умение вскрыть и показать фор
мирующиеся отношения между людьми, новый быт, победы и завоевания нашей родины — в этом и только в этом подлинный стиль социалистического реализма, единственный путь, по которому может двигаться, обогащаясь, советское искусство.
* * *
1936 год ознаменовался интенсивным развертыванием художественно-творческих дискуссий во всех областях советского искусства. Статьи „Правды" о фор
мализме и натурализме в искусстве всколыхнули и творческую общественность фотографических работников. В горячих спорах и дебатах были вскрыты, проанализированы и подвергнуты жестокому осуждению проявления элементов формализма и натурализма, имевшие место в работах многих мастеров.
Достаточно вспомнить такого крупного художника как А. Родченко, являющегося „родоначальником" целого направления в советском фотоискусстве (а также в живописи), стремившегося в своих работах „показать предмет главным образом с такой точки, с которой его еще не привыкли видеть" (из выступления А. Род
ченко на дискуссии. „Советское фото" № 5—6, 1936). Погоня за необычным ракурсом, стремление трансформировать предмет до его неузнаваемости неизбежно приводили к полному выхолащиванию всякого смысла и содержания, лишали его работы идейной целеустремленности, делали технически высококачественные произведения холодными и беспредметными. Работы довольно большой группы после
дователей Родченко (Игнатович, Лангман, Дебабов и др.), не унаследовавших тех
нического мастерства своего учителя, но превзошедших его в погоне за голым формалистическим трюком, пытались еще дальше увести советскую фотографию от пути правдивого изложения действительности.