Медицина привлекаетъ гимназистокъ и какъ интересная и полезная наука: «Хочу быть врачемъ, потому что мнѣ очень многое разсказывали и мнѣ очень нравится медицина. Это не то, что французскій или латинскій языкъ, въ которомъ нужно только вызубрить. Нѣтъ, въ медицинѣ совсѣмъ не то. Тутъ на каждомъ шагу видишь все сама и все понимаешь, а не зубришь. Очень интересно дѣлать операцію и ухаживать за больнымъ, изъ-за одного слова «живъ человѣкъ! » — пишетъ тринадцатилѣтняя гимназистка.
Подавляющее большинство гимназистокъ, какъ мы уже видѣли, готовясь вступить въ жизнь, несетъ въ своихъ сердцахъ сильно и рѣзко выраженное предпочтеніе скромной работѣ, направленной къ облегченію людскихъ страданій, просвѣщенію и усовершенствованію людей. Стремленіе къ „блестящимъ" профессіямъ почти совер
шенно чуждо въ общемъ идеалистически настроеннымъ гимназисткамъ: только 3% изъ приславшихъ отвѣтъ пожелали быть артистками, 2, 9%—писательницами, 2%—ху
дожницами, 1, 5%—музыкантками, 1%—пѣвицами и 1%— телеграфистками. Вмѣстѣ съ тѣмъ нельзя не отмѣтить, что изъ 534 гимназистокъ, приславшихъ отвѣты, высказали желаніе одна быть балериной, одна — кассиршей, одна — бухгалтершей, одна — адвокатомъ и одна — инженеромъ.
Одно время реакціонная пресса съ рвеніемъ, заслуживающимъ лучшаго примѣненія, обвиняла современную гим
назистку въ распущенности и преобладаніи грубо чувст
венныхъ интересовъ. Одесская анкета включила въ число вопросовъ для ученицъ шестого, седьмого и восьмого классовъ и такой: «ваше отношеніе къ любви».
Полученные отвѣты представляютъ цѣнность уже по одному тому, что они даны учащимися дѣвушками большого, кипучаго, южнаго, портоваго города, жизнь кото
раго рѣзко уклонилась отъ патріархальнаго уклада. И не смотря на это, данныя анкеты рѣшительно опровергаютъ лживыя обвиненія учащихся дѣвушекъ въ моральномъ паденіи: въ области любви современная гимназистка точно также идеалистически настроена. Это подтверждаютъ слѣдующія данныя:
Признаютъ лишь духовную, платоническую любовь 9 уч.
Идеалистически, возвышенно смотрять на любовь—27. Уклонились отъ отвѣта, ибо еще не испытали этого чувства—19.
Считаютъ любовь чѣмъ-то „свѣтлымъ", „блаженствомъ", „идеаломъ"—14.
Не признаютъ любви, ибо „ея нѣтъ", —9.
Видятъ въ ней лишь физіологическій процессъ—2. Видятъ лишь „иллюзію, приносящую несчастье"—4.
Считаютъ себя сторонницами свободной любви и выбора («взглядъ Видекинда», по поясненію одной)—2.
Не роскошь, не блестящая мишура, не матеріальныя выгоды манятъ ее въ ея дѣвичьихъ мечтахъ и грезахъ, а скромная тяжелая, но полезная дѣятельность.
На анкету отозвалось около тысячи гимназистокъ и среди этой массы рвущейся положить «душу свою за други своя», готовыхъ на самоотверженный подвигъ, одиноко прозвучали два, только два, тщеславныхъ, себялюбивыхъ желанія: «мнѣ хотѣлось бы быть знаменитой артисткой, чтобы имя мое носилось по всей Европѣ, чтобы меня украшали подарками, чтобы послѣ смерти мнѣ были памятники. Я люблю пѣть, мнѣ нравится быть богатой, носить атласное платье въ будни, вобоще люблю рос
кошь», — это одно, и другое — «мнѣ больше хотѣлось бы быть артисткой, потому что на нее смотрятъ, ею инте


ресуются, много у ней поклонниковъ, вобоще смотрятъ


на нее, какъ на красивую женщину, а въ сущности она совершенно некрасива и не стоитъ ею интересоваться, а ею интересуются».
Эти два идеала стоятъ особнякомъ, въ рѣзкомъ противорѣчіи съ общимъ обликомъ души гимназистки. Они, какъ несоотвѣтствующій общей мелодіи звукъ, рѣзко вы


дѣляются, но тотчасъ же тонутъ среди высокой, благородной и бодрой пѣсни юной души.


Съ такой душой оканчиваетъ современная дѣвушка гимназію, и если рѣдкой изъ нихъ удастся съ такой же душой заканчивать свой жизненный путь, такъ развѣ отъ нея, отъ этой души юной, вступающей въ жизнь дѣвушки, зависитъ то, что обволакиваетъ чистыя сердца грязной накипью жизни?
До настоящаго времени дирижируетъ жизнью не она, а мужчина.
Три ученицы отвѣтили: «не могутъ разсуждать, будучи влюбленными».
Такимъ образомъ, громадное большинство или вовсе не знаетъ, что такое любовь и повидимому и незанимается этимъ вопросомъ, или смотритъ на любовь дѣвственно-платонически, или дѣвически-идеалистически.
Мы разсмотрѣли данныя двухъ анкетъ. Полученные отвѣты позволяютъ съ облегченнымъ сердцемъ воскликнуть: «Впередъ гляжу я безъ боязни».
Въ самомъ дѣлѣ, будущая устроительница русской жизни, готовясь начать практическую дѣятельность, несетъ сердце, полное самой горячей, самой возвышенной, самой дѣятельной любви къ человѣчеству, одухотворенное искрен
нимъ стремленіемъ работать на благо и пользу людямъ, и озаренное пониманіемъ своихъ общественныхъ обязанностей. Инстинктъ материнства она выявляетъ въ нѣж
ныхъ тонахъ самаго ранняго участія, въ особой женской жалости и ласкѣ къ дѣтямъ.


Н. А. Скворцовъ.




Письма деревенской хозяйки.




Устройство деревенскаго дома.


Говоря о преимуществахъ деревенской жизни предъ городской, я упомянула при этомъ, что есть въ ней много и неудобствъ. И многія изъ этихъ неудобствъ зависятъ часто отъ насъ самихъ: отъ нашей инертности, нашей косности. Многіе деревенскіе жители, даже интеллигентнаго слоя общества, даже имѣющіе немалыя сред
ства, живутъ и до сихъ поръ такъ, какъ жили ихъ предки во время крѣпостного права, когда самыя бѣдныя помѣщичьи семьи имѣли по нѣсколько душъ для услугъ. Теперь настали другія времена, и самые богатые не имѣютъ уже возможности держать лишнее количество прислуги. А между тѣмъ, строй жизни, при
вычки, образъ жизни, вся внѣшняя обстановка остаются почти тѣ же. Отсюда масса ненужныхъ страданій, лишнихъ тратъ, съ одной стороны, и безполезныхъ лишеній, — съ другой, однимъ словомъ то оскудѣніе, котораго бы можно избѣжать, измѣнивъ радикально образъ жизни, начиная съ внѣшняго устройства нашихъ деревен
скихъ жилищъ, обстановки, и кончая внутренней реформой себя, всего уклада своей жизни.
Если вы, поселяясь, на постоянное жительство въ деревнѣ и располагая хотя небольшими средствами, хотите жить сносно и бить независимыми отъ многихъ неудобствъ деревенской жизни,
то прежде всего вы должны обратить вниманіе на ваше жилище и сдѣлать его, насколько возможно, приспособленнымъ къ такой жизни. Это самое главное условіе и это не такъ уже трудно, какъ можетъ показаться сначала, особенно, если, поселяясь на новомъ участкѣ, вамъ приходится самимъ строить свой деревенскій домъ. Это даже и легче, и пріятнѣе, такъ какъ вы можете распланировать его по своему вкусу. Гораздо непріятнѣе поселяться въ заранѣе устроенномъ и уже насиженномъ чужомъ гнѣздѣ, устроен
номъ по чужому старинному вкусу, а чаще — совсѣмъ безъ всякаго вкуса. У насъ, въ деревнѣ, дома строятся большею частью по извѣстному, избитому шаблону.
Сообразно съ той суммой, которая опредѣлена на постройку, возводится, въ большихъ или меньшихъ размѣрахъ, квадратное зданіе; квадратъ раздѣляется на большее или меньшее число такихь-же квадратовъ — комнатъ, большею частью безъ корридора, а потому проходныхъ, причемъ на долю „парадныхъ комнатъ" отводится больше и свѣта и простора; остальныя — жилыя комнаты, спальни и дѣтскія, ютятся по полутемнымъ закоулкамъ. Въ та
комъ домѣ имѣются обыкновенно два крыльца: черное и парадное, двое сѣней, двѣ переднихъ, но часто нѣтъ отдѣльной столовой.