Обѣдаютъ и пьютъ чай въ одной изъ „парадныхъ комнатъ" и потому эта комната не имѣетъ не только „параднаго", но и просто приличнаго вида, особенно въ тѣхъ семьяхъ, гдѣ много дѣтей, и особенно лѣтомъ, когда и въ самыхъ благоустроенныхъ жилищахъ идетъ вѣчная борьба съ мухами.
Затѣмъ, когда обдумывается планъ новаго дома, рѣдко принимается во вниманіе что-нибудь другое, кромѣ высоты и размѣра комнатъ, причемъ стараются „для свѣту" прорѣзать какъ можно большее число оконъ и дверей, не соображаясь съ тѣмъ, для чего назначается извѣстная комната и гдѣ, какая мебель будетъ въ ней стоять; и почти всегда оказывается, что спальня помѣщается въ угловой комнатѣ съ двумя холодными стѣнами, четырьмя окнами на обѣ стороны, двумя дверями, и въ ней негдѣ поставить даже одной кровати такъ, чтобы опа не захватывала двери или окна, а столовая или гостиная занимаютъ самую теплую средину дома. Отъ такого расположенія дома, отъ массы лишнихъ оконъ и две
рей, зябнутъ зимой и задыхаются отъ жары лѣтомъ, и нѣтъ нигдѣ уютнаго уголка, гдѣ-бы можно было удобно устроиться съ работой или книгой.
И все это потому, что мы до сихъ поръ никакъ не можемъ стряхнуть съ себя рутину, что у насъ мало практическаго соображенія, мало разумной фантазіи. Мы такъ мало самостоятельны, что даже дома свои боимся строить не по шаблону, какъ будто боимся кого-то, какъ будто и въ этомъ кто-то, или что-то можетъ намъ помѣшать! Мы все еще никакъ не можемъ привыкнуть даже въ своей частной жизни жить не по чужой указкѣ, а по собствен
ному вкусу. На этомъ зиждется весь укладъ нашей деревенской жизни. Мы и до сихъ поръ еще живемъ по шаблону добраго
стараго времени. Доброе старое время давно уже ушло и никогда не вернется, а мы все еще мнимъ себя барами, которые не мо
гутъ обойтись безъ гостиныхъ и парадныхъ ходовъ! И отнимаемъ для этихъ гостиныхъ и парадныхъ ходовъ и средства, и прост
ранство въ ущербъ нашимъ спальнямъ, дѣтскимъ и столовымъ,


въ которыхъ проходитъ большая часть жизни насъ и нашихъ дѣтей.


Планъ современнаго деревенскаго дома долженъ быть приспособленъ къ запросамъ новаго времени, долженъ быть радикально измѣненъ. Мы можемъ принять за модели планы англійскихъ котэджей и другихъ образцовъ заграничной деревенской архитектуры. За границей деревенскіе обыватели: средней руки помѣщики, фермеры, давно уже привыкли обходиться съ минимальнымъ количе
ствомъ прислуги; я не говорю уже объ американцахъ; и потому ихъ жилища строятся по такому плану, чтобы обитатели могли обходиться безъ чужой помощи почти во всемъ обиходѣ своей домашней жизни.
И потому, еслибы кому-нибудь пришлось строить въ деревнѣ новый домъ, то я бы совѣтовала строить его въ два этажа, какъ это большею частію дѣлается за-границей. Въ верхнемъ этажѣ — нужное количество спаленъ непроходныхъ, отдѣленныхъ корридоромъ отъ одной обшей большой комнаты. Внизу же должна быть столовая, уборная, кладовая и, черезъ корридоръ — кухня. Въ домѣ, устроенномъ по такому плану, всегда будетъ чисто, удобно и уютно. Онъ можетъ быть, смотря по средствамъ и составу семьи, и большой, и совсѣмъ маленькій, но необходимо, чтобы жилыя комнаты находились, если не на второмъ этажѣ, то во всякомъ случаѣ представляли изъ себя совершенно отдѣльную половину, обособленную отъ столовой и кухни. Столовая же должна находиться какъ можно ближе къ кухнѣ, чтобы не затруднять прислугу не
обходимостью носить кушанья и всякую мелочь вверхъ и внизъ по лѣстницѣ, какъ это бываетъ всегда, когда кухня внизу. Изъ столовой удобнѣе всего сдѣлать дверь на веранду, гдѣ лѣтомъ гораздо пріятнѣе обѣдать и пить чай, чѣмъ въ компатахъ.
Мнѣ могутъ возразить, что не всѣ въ состояніи построить такой домъ. Положительно могу сказать, что всѣ, кому только при
ходится, поселяясь въ деревнѣ на постоянное жительство, строить хотя самый маленькій домикъ. Двухъэтажный домъ обойдется даже дешевле, такъ какъ самое дорогое въ постройкѣ — это крыша, а при постройкѣ въ два этажа выигрывается и пространство и расходы на лишнюю площадь крыши. За-границей почти всѣ деревенскіе домики строятся въ два этажа, часто съ одной комнатой наверху и кухней-столовой внизу.
Гораздо труднѣе устроить по-новому старый домъ, но и это не невозможно. Говорю это по опыту. Намъ достался старый домъ, правда, построенный довольно удобно, по заранѣе обдуманному плану, съ непроходными комнатами, въ каждой изъ которыхъ обязательно есть двѣ внутреннія стѣны, гдѣ можно поставить кровати или диваны; но въ немъ все таки было много чисто примитивныхъ
неудобствъ, начиная съ того, что, какъ я уже говорила, столовая находилась наверху, а кухня внизу, и прислугѣ приходилось бѣ
гать сотни разъ за всякой мелочью внизъ. Не обходилось и безъ катастрофъ: однажды горничная полетѣла съ лѣстницы съ кипя
щимъ самоваромъ и отдѣлалась однимъ испугомъ только благодаря тому, что самоваръ отлетѣлъ въ сторону. —Другой разъ дѣло не обошлось такъ благополучно. Молоденькая горничная, неся миску съ горячимъ супомъ, оступилась на лѣстницѣ и вылила все со
держимое миски себѣ на лицо. Хорошо еще, что, благодаря во время принятымъ мѣрамъ и тщательному уходу, на лицѣ не оста
лось впослѣдствіи и слѣда, но какъ ея родители, такъ и мы, и мы можетъ быть больше, чѣмъ родители, пережили много тяжелыхъ часовъ.
Этотъ случай и настоятельная необходимость ремонтировать домъ заставили насъ съ мужемъ много обдумывать, какъ намъ устроиться такъ, чтобы подобныя катастрофы больше не повторя
лись и, вообще, зрѣло и заблаговременно обсудить всѣ удобства и неудобства. Мы еще приняли во вниманіе и то, что годъ отгоду все труднѣе найти, а главное удержать надолго прислугу и рѣшили, не жалѣя своихъ небольшихъ средствъ, устроиться разъ навсегда такъ, чтобы быть готовыми, въ случаѣ необходимости, обой
тись, хотя временно, совсѣмъ безъ прислуги, или по крайней мѣрѣ не бояться каждую минуту, что, вслѣдствіе даже простого каприза кухарки, можно остаться въ затруднительномъ положеніи.
Благодаря долгому разсмотрѣнію и обсужденію этого вопроса со всѣхъ сторонъ, мы дѣйствительно, затративъ сравнительно не
большую сумму, устроили такъ удобно нашъ небольшой домикъ,
что можемъ смѣло обойтись, хотя на нѣкоторое время, если не совсѣмъ безъ прислуги, что при деревенскомъ, довольно сложномъ хозяйствѣ немыслимо, по крайней мѣрѣ, съ одной женской прислугой.
Наверху у насъ три совершенно отдѣльныя непроходныя спальни для постояннаго контингента нашей семьи; одна запасная комната для пріѣзжающихъ родныхъ и знакомыхъ (съ этимъ, живя въ деревнѣ, тоже нельзя не считаться) и одна общая комната. Изъ корридора, раздѣляющаго верхъ на двѣ половины, ведетъ дверь на большой балконъ, устроенный экономически, надъ пристройкой къ дому, вмѣсто крыши.
Эта верхняя половина дома всегда остается чистою и требуетъ тщательной уборки только по субботамъ, да смахиванія пыли по утрамъ. Лѣтомъ здѣсь нѣтъ мухъ, потому что нѣтъ ничего съѣстного, здѣсь прохладно и тихо, и сюда лѣтомъ мы приходимъ только спать и отдыхать. Вся хозяйственная дѣятельность, съ ея суетой, сосредоточивается внизу, въ столовой и на нижней верандѣ.
Къ столовой примыкаетъ небольшая комната — моя личная кухня. Въ ней стоитъ маленькая передвижная хорошенькая плита, столъ-шкафъ съ нижними и верхними полками для столовой и спеціально моей кухонной посуды. Говорю „спеціально моей", потому что эту посуду я не рискую отдавать въ полное распоряженіе кухарки, обыкновенно — простой деревенской бабы (вѣдь го
родскія къ намъ на хуторъ не пойдутъ), которая даже и своихъ - горшковъ и чугуновъ не умѣетъ какъ слѣдуетъ вымыть, когда только поступитъ на мѣсто. Спеціальная моя кухонная посуда, къ которой, сознаюсь откровенно, я питаю большую слабость, со
стоитъ изъ небольшой коллекціи довольно дорогихъ аллюминіевыхъ и никелевыхъ вещей, которыя я, какъ любительница, не имѣющая большихъ средствъ, постепенно покупаю изъ своихъ хозяйственныхъ сбереженій.
Въ этой-то кухонкѣ я стряпаю сама, когда время и охота позволяютъ мнѣ, что-нибудь вкусное, или когда на время уходитъ моя постоянная прислуга. И, вѣрите-ли? Я бываю даже очень довольна, когда необходимость заставляетъ меня встряхнуться, оста


вить на время мою любимую работу, чтеніе, писанье, и похозяй


ничать немного въ моей кухонкѣ. Здѣсь у меня все подъ рукой: тутъ же стоитъ шкапъ съ провизіей, не боящейся порчи, въ нѣ
сколькихъ шагахъ, изъ нередней — кладовая. Ынѣ, особенно зимою, не приходится выходить далеко и я могу быть совершенно независима отъ прислуги.
И такую кухонку, отдѣльную отъ общей кухни, въ которой, яри извѣстныхъ условіяхъ деревенской жизни, никогда не можетъ быть такъ чисто, какъ въ городской, при одной прислугѣ, гдѣ и телята, и насѣдки, и работники наносятъ грязь и безпорядокъ, можетъ имѣть почти каждая деревенская хозяйка. За недостаткомъ лишней комнатки, ее можно даже поставить въ столовой, корридорѣ, передней. На ней всегда можно приготовить обѣдъ или ужинъ безъ всякихъ хлопотъ и грязи, которые сопряжены со стряпаньемъ въ русской печкѣ. А безъ русской печки въ деревнѣ немыслимо обой