Разрѣшено Московской военной цензурой.


№ 8




1916 г.




годъ


ИЗДАНІЯ : 5-й


ЖУРНАЛЪ для ХОЗЯЕКЪ.


Содержаніе № 8: 1) Бумажный голодъ. 2) Муки и надежды воспитанія. Н. Тимковскій. 3) Очерки курортовъ. Кавказъ и Крымъ. В. Готвальтъ. 4) Наша амбулаторія. Закаливаніе водой. Врачъ В. Г—ъ. 5) Наша пища. 6) Кулинарный отдѣлъ. 7) Косметическій отдѣлъ. Весенній уходъ за кожей. Ада Нильсъ. 8) Почтовый ящикъ. Отвѣты отдѣловъ Юридическаго, Медицинскаго и Справочнаго. 9) Модный отдѣлъ. 10) Руко
дѣльный отдѣлъ. 11) Кройка и шитье обуви. 12) Милосердіе справедливости В. Горскій. 13) Сплетня. (Продолженіе). Н. Нигальская. 14) Анна и Борька. Ф. Ласковая. 15) Объявленія.
Перепечатка рисунковъ и текста журнала воспрещается. Зак. 20 марта 1911 г.
При этомъ номерѣ подписчикамъ (съ приложеніями) рассылаются: 1) Выкройки: а) юбка съ воланами; б) дѣтскій лифчикъ. 2) Контурный листъ узоровъ въ натуральную величину: а) вышивка-ришелье къ лѣтнему платью; б) грѣлка на чайникъ.


Бумажный голодъ.


Отвѣтъ читательницамъ.
Редакція получаетъ отъ нѣкоторыхъ подписчицъ и читательницъ жалобы на плохое качество нашей журнальной бумаги.
Съ точки зрѣнія читательницъ, незнакомыхъ съ положеніемъ бумажнаго рынка, такія жалобы вполнѣ основательны, —бумага неизмѣримо хуже употреблявшейся ранѣе; но только въ этомъ ви
новата не редакція, которая и считаетъ необходимымъ дать по этому поводу объясненія и познакомить читательницъ съ причинами, вызвавшими такое явленіе.
До сего времени русскій рынокъ пользовался бумагой исключительно отечественнаго производства. Заграничную бумагу мы не могли употреблять по причинѣ высокой пошлины на нее, —6 руб. съ пуда, т. -е. наивысшей „до-военной“ цѣны нашей бумаги.
Но, несмотря на то, что бумага изготовлялась у насъ дома, главнымъ образомъ въ Финляндіи, наши писчебумажныя фабрики находились въ полной зависимости отъ заграницы.
Не говоря уже о машинахъ, всѣ необходимыя принадлежности производства, какъ-то: сѣтки, сукна, всѣ химическія вещества для бѣленія, проклейки и окраски бумаги, все шло изъ-за границы, и, конечно, главнымъ образомъ, изъ Германіи.
Само собою разумѣется, что съ началомъ войны привозъ всѣхъ упомянутыхъ продуктовъ и матеріаловъ изъ Германіи совсѣмъ прекратился, а изъ другихъ государствъ сократился до minimum'a.
Такъ, напримѣръ, Швеція, снабжавшая васъ большимъ количествомъ целлулозы, необходимаго продукта для бумаги, совсѣмъ воспретила ея вывозъ.
Между тѣмъ, безъ хлорной извести и соляной кислоты, совершенно уничтожилась возможность выработки бѣлой бумаги; бумага же, вырабатываемая изъ древесной массы и небѣленой целлулозы, получается темнаго цвѣта, чему еще способствуетъ мездровый клей, употребляемый теперь изъ-за отсутствія бѣлаго клея „гарпіуса".
Стоимость же всѣхъ продуктовъ, которые такъ или иначе приходится добывать, и не только заграничныхъ, но даже и на
шихъ русскихъ, поднялась до чудовищныхъ размѣровъ. Достаточно сказать, что добываемый въ Ярославской губерніи глиноземъ, не
обходимый для производства бумаги, стоившій 80 коп. за пудъ, поднялся до 16 рублей, а уже о красочныхъ матеріалахъ и гово
рить не приходится, —нѣкоторые изъ нихъ подорожали на 1000%. Быстро портящіяся сѣтки, получавшіяся изъ-за границы по 200 руб. штука, стали вырабатывать здѣсь по 4—5 тысячъ за штуку.
Понятно, что при такихъ условіяхъ производства многимъ фабрикамъ, не имѣвшимъ запасовъ и возможности доставать про
дукты даже, и по бѣшенымъ цѣнамъ, пришлось совсѣмъ закрыться. Писчебумажные же районы польскій и рижскій исчезли по дру
гимъ причинамъ. Если ко всему сказанному добавить еще паденіе курса, отразившееся, конечна, и на финляндской маркѣ, то образовавшіеся бумажный голодъ и чудовищное поднятіе цѣнъ на бумагу къ 400—500% дѣлается понятнымъ.
Въ созданіи такой небывалой бумажной катастрофы не малое участіе принимала также и спекуляція. Вслѣдъ за началомъ войны чуткіе „дѣльцы" скупили всю имѣвшуюся на фабричныхъ складахъ бумагу и зорко слѣдили, чтобы они не пополнялись, перехватывая у фабрикъ выработку и складывая товаръ до поры до времени, пока возрастетъ цѣна.
Такого, никогда небывалаго, бумажнаго кризиса не предвидѣли даже сами фабриканты, тѣмъ менѣе могли его предвидѣть издате
ли, казалось бы, вполнѣ обезпеченные сдѣланными заказами на нужное количество бумаги. На дѣлѣ же вышло совсѣмъ иначе. Фабрики или совсѣмъ не исполнили принятыхъ заказовъ, или же изготовили бумагу неизмѣримо худшаго, противъ заказа, каче
ства, приводя самые законные мотивы невозможности изготовить лучшіе сорта.
Бумага, на которой печатается въ настоящее время нашъ журналъ и многія другія изданія, никогда раньше для печати не упо
треблялась. Стоила она до войны 2 р. 80—3 руб. пудъ, теперь же она является однимъ изъ лучшихъ сортовъ и расцѣнивается уже по 14 руб. за пудъ. Та же бумага, на которой раньше печа
тался журналъ, стоитъ въ настоящее время 30 руб. пудъ, и,
кромѣ того, въ требуемомъ для нашего журнала количествѣ, —вагона на одинъ номеръ, ея нельзя получить совсѣмъ.
Какъ извѣстно нашимъ читательницамъ, редакція, предвидя повышеніе цѣнъ на все, увеличила подписную плату въ этомъ году на одинъ рубль, что составляетъ по 4 коп. на номеръ. Ме
жду тѣмъ, одна бумага того сорта, на которой журналъ печатается, вздорожала уже на 5 коп., и кромѣ того, и всѣ другіе расходы по печати и изданію увеличились отъ 50—100%.
Теперь читательницамъ должно сдѣлаться понятнымъ, что редакція совершенно не повинна въ ухудшеніи качества бумаги и сама является лишь страдательнымъ лицомъ, взирая съ сокрушеннымъ сердцемъ на скверную бумагу.
Вообще, редакціи періодическихъ подписныхъ изданій находятся, въ настоящее время, въ самомъ наисквернѣйшемъ положеніи по сравненію со всѣми остальными предпріятіями. Онѣ должны нести всю тяжесть растущихъ ежедневно расходовъ по изданію, сами же не могутъ увеличить цѣну своего производства въ теченіе цѣлаго года.
Такъ что въ настоящее время редакція, при всемъ своемъ искреннемъ желаніи сдѣлать пріятное своимъ читательницамъ, не только не имѣетъ возможности, при существующей подписной цѣнѣ, улучшить качество бумаги, а еще вынуждена будетъ сократить страницы и такой бумаги, чтобы хотя чѣмъ-нибудь облегчить тяжесть непомѣрной ея стоимости.
Если же нѣкоторыя читательницы непремѣнно желаютъ имѣть журналъ на хорошей бумагѣ, то редакція можетъ это сдѣлать съ 1-го іюня для годовыхъ подписчицъ за особую добавочную подписную плату въ размѣрѣ 2 рублей за всѣ остающіеся до конца года 7 мѣсяцевъ.
При чемъ, заявленія о высылкѣ журнала на лучшей бумагѣ и деньги должны быть высланы не позднѣе, какъ за 3 недѣли до выхода очередного номера 1-го іюня.