гдѣ десятскіе, сзывая крестьянъ на сходъ, колотятъ палками въ оконныя рамы...
Во многихъ городахъ не помогли даже такія рѣшительныя мѣры. Родители, какъ щедринскій мудрый пискарь, предпочли остаться дома и „дрожать". Этому рѣшенію спо
собствовали разные оффиціальные и полуоффиціальные доброжелатели, пугавшіе родителей „отвѣтственностью".
Въ нѣкоторыхъ городахъ школьное начальство не пожелало считаться съ новымъ министерскимъ циркуляромъ и требовало, чтобы на собранія явились двѣ трети общаго числа родителей.
Въ уѣздномъ городѣ Корочѣ директоръ гимназіи развязно заявилъ, что „министерскіи циркуляръ полученъ слишкомъ поздно", а потому и не подлежитъ исполненію „по формальнымъ соображеніямъ". Здесь не помогла и жалоба родителей попечителю учебнаго округа.
Такая же „формальная" истopiя повторилась въ Читѣ
Въ Яранскѣ (Вятской губ.) въ мужской гимназіи родительскій комитетъ былъ благополучно избранъ по новому министерскому циркуляру, а начальница женской гимназіи пожелала сохранить вѣрность циркуляру министра Кассо и гимназистки остались безъ родітельскаго комитета.
Въ цѣломъ рядѣ городовъ (Казани, Вологдѣ, Орлѣ, Кишиневѣ, Николаевѣ, Аткарскѣ и др.) учебное начальство проявило особенно остроумную изворотливость: выборы родительскихъ комитетовъ были назначены въ одинъ и
тотъ же день и часъ во всѣхъ среднихъ учебныхъ заведеніяхъ!
Понятно, что одинъ человѣкъ не можетъ одновременно быть въ разныхъ местахъ. Имея, напримѣръ, дочь и сына, нельзя сразу выбирать членовь родительскихъ комитетовъ въ женской и мужской гимназіи, и попечительному начальству удалось „сорвать" половину собраній
Въ женской гимназіи города Николаевска (Саратовской губ.) начальница поступила откровеннѣе: она просто не созвала родителей на собраніе.
Нѣкоторые начальники учебныхъ заведеній дѣйствуютъ осторожнѣе. Они созываютъ собраніе, допускаютъ выборы родительскихъ комитетовъ, но затѣмъ эти комитеты остаются „не у дѣлъ“: ихъ не допускаютъ въ училища подъ предлогомъ, будто выборы еще не утверждены округомъ. О такихъ случаяхъ сообщаютъ изъ г. Тотьмы (Вологодск. губ.) и г. Малмыжа (Вятск. гyб.).
Словомъ, несмотря на благожелательное отношеніе министра народнаго просвѣщенія, дѣятельность родительскихъ комитетовъ у насъ пока налаживается плохо.
Между тѣмъ, при настоящихъ условіяхъ эти комитеты являются чуть ли не единственнымъ средствомъ оздоровленія нашей средней школы.
До нѣкоторой степени понятно, что „человѣчки въ футлярахъ" всѣми силами стараются сохранить стѣну, от
деляющую ихъ „вѣдомство" отъ нормальной, здоровой жизни, потому что плѣсень гибнетъ на свѣжемъ воздухѣ.
Но родителямъ положительно грѣшно сторониться отъ участія въ комитетахъ.
Жалобы на неустройство нашей средней школы давно сдѣлались общимъ мѣстомъ. Ко всякимъ слухамъ о гото
вящейся реформѣ школы мы прислушиваемся съ лихорадочно-напряженнымъ вниманіемъ.
И въ то же время... родителей приходится тащить на собранія чуть ли не на арканахъ.
Трудно представить себѣ что-либо болѣе нелѣпое.
Тѣмъ болѣе, что само министерство, говоря о родителяхъ, нигде не указываетъ, что оно имѣетъ въ виду только отцовъ (или опекуновъ) учащихся.
Въ родительскихъ комитетахъ на равныхъ правахъ могутъ работать и матери.
Это особенно важно для родительскихъ комитетовъ при женскихъ учебныхъ заведеніяхъ.
Практика частныхъ женскихъ гимназій показала, насколько важно участіе въ дѣлѣ воспитанія именно женщинъ.
Не дожидаясь министерскихъ разъясненій, частныя женскія гимназіи (по крайней мѣрѣ, лучшія изъ нихъ) давно создали своего рода „неоффиціальные" родительскіе коми
теты. Родители учащихся собираются не рѣже одного раза въ мѣсяцъ, въ присутствіи педагогическаго персонала, обсуждаютъ успѣхи и промахи своихъ дѣтей, выслушиваютъ замѣчанія педагоговъ, съ своей стороны дѣлаютъ указанія, и работа идетъ дружно, въ тѣсномъ общеніи семьи со школой.
Правда, здѣсь отсутствуютъ протоколы, здѣсь нѣтъ торжественныхъ засѣданій педагогическихъ совѣтовъ съ правомъ „совѣщательныхъ" и „рѣшающихъ" голосовъ, но сущность дѣла отъ этого нисколько не мѣняется.
Очевидно, что необходимость созданія родительскихъ комитетовъ глубоко сознается всѣми и если, несмотря на это, такіе комитеты отсутствуютъ по винѣ родителей, причину нужно искать въ нашей боязни всего оффиціальнаго, казеннаго, въ нашемъ неуменіи отстаивать свои права.
Мы какъ-то не хотимъ понять, что каждое не состоявшееся собраніе родителей ложится позоромъ на нихъ самихъ. Даже въ томъ случае, если оно не состоялось изъза бездушнаго формализма или явнаго противодействія учебныхъ чиновниковъ, потому что, при наличности министерскаго распоряженія, родителямъ открыта возможность жаловаться на действія педагоговъ, директоровъ и даже начальниковъ учебныхъ округовъ.
Слава Богу, у насъ всюду протянуты телеграфныя проволоки и во главѣ министерства народнаго просвѣщенія стоитъ П. Игнатьевъ, убѣжденный сторонникъ родительскихъ комитетовъ.
Матери и отцы обязаны осуществлять данное имъ право принимать близкое участіе въ школьномъ воспитаніи подростающаго поколѣнія! Б. Готвальтъ.


Что и какъ расказывать дѣтямъ.


(Окончиніе).
Какъ разсказыватъ дѣтямъ. Разсказъ — это искусство, и разсказчикъ, слѣдовательно, — художникъ, который долженъ возсоздать произведеніе искусства. Разсказъ, какъ истинное художествен
ное произведеніе, имѣетъ цѣлью воздѣйствовать на глубокія чувства дѣтей, для чего онъ долженъ имѣть соотвѣтствующее содержаніе и обладать высшей художественной формой. Достиженіе этой цѣли во многомъ зависитъ не только отъ свойствъ разсказа, но и отъ качествъ самого разсказчика. Разсказчикъ долженъ быть знакомь съ психологіей своихъ слушателей и съ основами эстетики. Слѣ
дователъио, разсказчикъ долженъ обладать извѣстной педагогической подготовкой.
Дальше можно указать цѣлый рядъ правилъ, соблюденіе которыхъ можетъ привести къ наиболѣе положительнымъ результатами
Прежде всего разсказчикъ долженъ знать свой разсказъ. Это не значитъ, конечно, что нужно знать свой разсказъ наизусть. Достаточно знать суть разсказа, его остовъ, и определенно выработать форму его нзложенія, чтобы не портить свою рѣчь частыми
запинками, путаніемъ именъ и повторніями. Изъ большого числа разсказовъ выбираются тѣ, которые наиболѣе подходятъ къ настроенію и интерасамъ разсказчика и которые, слѣдовательно, особенно хорошо и легко могутъ быть имъ пересказаны. Настроеніе разсказа передается слушателямъ только въ томъ случае, если самъ разсказчикъ сумѣетъ уловить, воспринять и, главное, хорошо передать его. У талантливаго разсказчика улавливаніе настроенія разсказа совершается легко, какъ бы инстинктивно.
Изложеніе должно отличаться простотой и отсутствіемъ какойлибо аффектаціи, высокопарности и всего того, что могло бы вырисовать личность разсказчика замѣтнѣе, чѣмъ самый разсказъ.
Разсказчикъ не актеръ, разыгрывающій извѣстною дѣйствіе; онъ просто описываетъ действіе и старается запечатлеть его, а не себя, въ умахъ своихъ слушателей, вызвать въ нихъ известные образы. Цѣль эта легко достигнется, если разсказчикъ самъ от
дается настроенію разсказа, будутъ чувствовать его, а все остальное, выраженіе, ритмъ, интонація — явятся сами собой