Новый Леф (№4)

Ринг Лефа


— Товарищи! Сшибайтесь мнениями! — Тема: —,Одиннадцатый“ Д. Вертова
— „ Октябрь Эйзенштейна и Александрова На ринге: — О. Брик. В. Перцов. В. Шкловский


О. Брик


„Одиннадцатый" Вертова
Каргина „Одиннадцатый” работы Дзиги Вертова и М. Кауфмана — показательное явление на фронте борьбы за неигровую фильму. Плюсы и минусы этой картины одинаково важны и интересны.
Картина представляет собою монтаж неигровых засъемок, произведенных на Украине. Чисто операторски засъемки сделаны Кауфманом блестяще. Что же касается монтажа, то единого целого из картины не получилось. Почему?
Прежде всего потому, что Дзига Вертов не нашел нужным положить в основу картины точный, строго разработанный, тематический сценарий. Вертов легкомысленно отвергает необходимость сценария в неигровой фильме. Эго крупная ошибка.
Неигровая фильма требует сценария еще в гораздо большей степени, чем фильма игровая. Под сценарием не следует разуметь простого фабульного^ изложения событий. Сценарий — это мотиви
ровка съемочного материала, и неигровой материал требует этой мотивировки еще в большей степени, чем материал игровой. Думать, что хроникальные засъемки, склеенные без внутренней тематической связи, могут дать картину—более чем легкомысленно.
Вертов пытается заменить сценарий надписями. Пробует дать кадрами семантику через слово, но от этого толка никакого не получается.
Семантика не может быть извне приложена к кино-кадру, семантика заключена в самом кадре. Если ее в кадре нет, то ника
кими словесными надписями дать ее невозможно. И обратно, если в кадре имеется определенная семантика, то никакими словесными надписями переменить эту семантику нельзя.
Вертов берет от целого съемочного куска отдельные кадры, комбинирует их с кадрами от других съемочных кусков и связы
вает все это общею надписью, думая, что эта общая надпись сольет различную семантику кадров в одну новую. В действитель
ности же эти кадры расползаются, тянутся к основным съемочным кускам, и надпись болтается над ними, никак их не объединяя.
Новый ЛЕФ — литературно-художественный журнал группы ЛЕФ, издававшийся в 1927—1928 годах. Журнал был «продолжателем», издававшегося в 1923—1925 годах журнала ЛЕФ. ЛЕФ считал себя единственным настоя­щим представителем революционного искусства и конкурировал на этом поле с пролетарскими группами «Октябрь» и ВАПП. На позициях ЛЕФа стоял ряд литературных групп в Одессе, Иваново-Вознесенске, Тифлисе, Новосибирске. Основные принципы деятельности ЛЕФа — литература факта (пропаганда отмены вымысла в пользу документальности), производственное искусство, социальный заказ. На разных этапах деятельности ЛЕФ подвергался жёсткой критике в журналах «Под знаменем марксизма», «Новый мир», газете «Известия». Среди последовательных оппонентов ЛЕФа были В. Полонский, Д. Бедный, А. Лежнев, В. Лебедев-Полянский и др. После того, как в сентябре 1928 из ЛЕФа вышли Маяковский и Брик, он распался, ослабленный внутренними противоречиями в конце 1928.
Год:01.04.1928
Место издания:Москва
Издательство:Госиздат
Коллекция:Русская советская литература, Изобразительное искусство русское советское
Тематика:Литературоведение