Развлечение (№17)
Съ наступленіемъ весны на улицахъ опять показались разносчики, которые, по-моему, опаснѣй всякихъ весеннихъ микробовъ. Прежде всего на кухнѣ слѣдуетъ съ большимъ вниманіемъ слѣдить за столовымъ серебромъ, а дворникамъ у воротъ не дре
мать. Ибо чуть только дворникъ вздремнетъ, раснозчикъ-архаровецъ у него и шапку съ головы стащитъ.
На томъ они и стоятъ, какъ говорится.
Майоръ Полѣновъ.


Открытіе садовъ.


Акваріумъ. Открыли садъ при самой дурной погодѣ: дождь, вѣтеръ и т. п. аксессуары. Не омотря на это, было вездѣ громадное стеченіе... воздуха.
Эрмитажъ. Первые дни было, не смотря на дурную погоду, громадное стеченіе артистовъ, служащихъ у насъ.
О поѣздахъ, имѣющихъ педагогическое значеніе.
Для москвичей наступаетъ страдная пора, вызываемая переселеніемъ на дачи.
Многимъ изо дня въ день придется, volens-nolens, пользоваться необыкновенными преимуществами дачныхъ поѣздовъ.
Говорятъ, что эти поѣзда предназначены исключительно для удобства дачныхъ жителей. Можетъ-быть...
Дѣло не въ удобствахъ, а въ томъ, что эти поѣзда имѣютъ громадное педагогическое значеніе.
Они воспитываютъ силу характера, закаляютъ въ борьбѣ за существованіе, развиваютъ находчивость и предпріимчивость.
Благодаря имъ, даже у флегматиковъ появляется иногда необычайный даръ остроумія.
Попробуйте-ка вы, напримѣръ, завоевать себѣ мѣсто въ дачномъ поѣздѣ!..
Это не такъ-то легко, какъ вамъ кажется.
Для этого необходимо обладать не только силой характера, находчивостью, предпріимчивостью и остроуміемъ, но и громадной дозой геройства и самоотверженія.
Всевозможные толчки, пинки, щипки, ругань, давка, духота и тому подобныя непріятности—чего нибудь да стоятъ.
Имѣйте при этомъ въ виду, что вы изо дня въ ‘день будете нагружены узелками, кульками и пакетиками,—этими веществен
ными доказательствами невещественныхъ отношеній семейной жизни на дачахъ.
Ѣхать въ дачномъ поѣздѣ совсѣмъ не то, что ѣхать на какомъ-нибудь экспрессѣ.
Тамъ пассажиры преспокойно сидятъ себѣ на диванахъ въ опредѣленномъ количествѣ экземпляровъ и глубокомысленно раз
суждаютъ о скверной погодѣ и скверныхъ закускахъ къ водкѣ въ станціонныхъ буфетахъ.
Въ дачномъ поѣздѣ пассажиры сидятъ не только на диванахъ, лавкахъ, въ проходахъ, на площадкахъ, на ступенькахъ и буфе
рахъ вагоновъ, но даже на колѣняхъ, на спинѣ и на шеѣ другъ У ДРУга.
Но и то это только меньшая часть изъ нихъ.
Большинство лишено даже и этого удовольствія; большинство стоитъ стоймя, не имѣя возможности ни на минуту присѣсть; стоитъ вездѣ, гдѣ только можно, и даже тамъ, гдѣ совсѣмъ нельзя, напоминая собой прессованныя сливы въ коробкахъ.
Я положительно не понимаю, почему до сихъ поръ эти пассажиры но ухитрились взлѣзать на крыши вогоновъ.
Тамъ очень много мѣста и, по всему вѣроятію, желѣзнодорожное начальство ровно ничего противъ этого не имѣло бы.
Впрочемъ, за эти маленькія, сравнительно, неудобства пассажиры дачныхъ поѣздовъ пользуются большими ,.преимуществами.
Напримѣръ, нѣтъ никакой необходимости тратить деньги на покупку билетовъ для проѣзда въ этихъ поѣздахъ.
Контроль, все равно, не въ силахъ провѣрить, есть у васъ билетъ или нѣтъ.
Нѣтъ никакой человѣческой и даже сверхчеловѣческой возможности протиснуться сквозь сплошную массу озлобленныхъ и одичавшихъ дачниковъ. Но этого мало!
Не имѣя въ карманѣ никакого билета, вы въ то же время можете совсѣмъ безнаказанно изощрять все свое остроуміе надъ безвыходнымъ и безпомощнымъ положеніемъ контроля, осыпать
этотъ контроль и все желѣзнодорожное начальство градомъ руі гани и насмѣшекъ.
Васъ никто не тронетъ пальцемъ. Напротивъ того, вы встрѣтите кругомъ, со всѣхъ сторонъ, полное и самое искреннее сочувствіе.
И никакіе пресловутые приказы „о правѣ желѣзнодорожныхъ служащихъ привлекать пассажировъ къ уголовной отвѣтствен
ности за оскорбленія и насмѣшки“—не помогутъ представителямъ контроля дачныхъ поѣздовъ.
При всемь своемъ желаніи, эти господа будутъ лишены возможности преподавать дачникамъ уроки вѣжливости и „надлежа
щаго обращенія съ желѣзнодорожными лицами“, а тѣмъ болѣе составлять, съ помощью станціонныхъ [жандармовъ, какіе-либо
протоколы „о неумѣломъ или неумѣстномъ обращеніи“ съ ними этихъ пассажировъ.
Dіхі. Маленькія пародіи и. посвященія.
(Изъ Лермонтова.)


„Звуки“.


Есть звуки,—значенье Темно иль ничтожно,
Но имъ безъ волненья Внимать невозможно... Я чувствую муки,
Всю горечь страданья; Какъ полны тѣ звуки Безумствомъ желанья.
Но... звуки тѣ трудно Намъ слышать, поэты,
Звучатъ такъ вѣдь чудно Златыя монеты!..


Помѣшавшемуся винтеру.


Кто яму для другихъ копать трудился, Въ нее попасть тотъ долженъ самъ:
Всю жизнь,винтя другихъ,несчастный развинтился, Посаженъ онъ въ Бедламъ!
Мы часто, милые друзья,
Такъ жаждемъ наслажденья И пьемъ изъ чаши бытія, На днѣ ища забвенья...
И все, что привлекаетъ глазъ, Что красотой плѣняетъ,
Терзаться заставляетъ насъ И жизнь намъ отравляетъ... Порой мучительна мечта; Полна любовью чаша,
Но... недоступна красота,— И „Маша, да не наша!“
Антей.
В журнале публиковались стихи, рассказы, повести; фирменным зна́ком «Развлечений» были карикатуры, печатавшиеся в каждом номере.
Год:01.04.1902
Место издания:Москва
Издательство:Типография Каткова
Коллекция:Россия, Русская литература, Периодические издания, Сатирические журналы, Карикатура русская
Тематика:Художественная литература