Конструкция и фотомонтаж Лисицкого и Телингатера

В Баку новинки художественной литературы продавали в книжном киоске вокзала. Именно там в 1924 году молодой художник Соломон Телингатер приобрёл сборник стихотворений В. Маяковского «Для голоса», оформленный Л. Лисицким, и был поражён, как художник смог при помощи наборных элементов сконструировать выразительные картины — иллюстрации в стиле своеобразного звучания поэзии В. Маяковского. 

Лисицкий. Иллюстрация к сборнику В.Маяковского «Для голоса». 1922

Вот как написал об оформлении этого сборника искусствовед М. Карасик: «Названия стихов и их графическая кодировка из красных и чёрных квадратов, прямоугольников, кругов и т.д. напечатаны на клапанах страниц. Принцип регистра позволил упростить поиск нужного стихотворения, сделать оглавление, как говорят, «всегда под рукой», а не спрятанным в конце книги. Сборник «Для голоса», вышедший в Берлине в 1923 году, стал эталоном полиграфической целесообразности, ясности и функционализма, определил развитие советской книги на десятилетие вперед. Гармония в соотношении слова и изображения достигается в сборнике средствами типографики. Иллюстрации (наборные картинки или типограммы) к стихотворениям, за небольшим исключением, созданы из наборного материала... Регистр превратился в одну из конструкций поэтической и детской книги, каталога, а также в графический прием».1 Телингатер своеобразно выразил симпатию к этой работе — свой небольшой рисунок-автопортрет наклеил на обратной стороне обложки сборника.

Для Телингатера начало 20-х годов было временем становления в качестве художника-типографа. В 1920 году он поступил на работу в типографию газеты «Молодой рабочий», что явилось одним из самых важных событий в его жизни. Типографию он называл своим «главным университетом», где овладел приёмами работы полиграфиста настолько, что в дальнейшем смог работать художником-инструктором по полиграфическим работам. Телингатер вспоминал: «Полиграфистом я сделался потому, что мне посчастливилось с первых шагов в типографии начать работу среди старых полиграфистов — наборщиков, печатников, великолепных мастеров, которые были моими настоящими учителями».2 Именно в типографии он оценил выразительность типографского материала (элементов наборной кассы) как средства графического оформления печатной продукции. Первую попытку в этом направлении он предпринял в 1923 году, когда оформлял поэму А. Блока «Двенадцать». Часть иллюстраций для поэмы художник выполнил в виде шрифтовых композиций, представляющих собой агитационные лозунги поэмы. 

Телингатер. «Двенадцать». 1923

По мнению художника Е.Когана, в этой работе «...проступали поиски выразительности типографического материала... попытки активизировать текстовой набор». Позже Телингатер писал: «Типографский материал для любящего книгу и своё ремесло типографа — плоть от плоти, кровь от крови самого текста книги. И ежели честно сказать — вряд ли что-нибудь его заменит».3 Познакомившись с оформлением книги «Для голоса», он увидел в Лисицком не только своего единомышленника, но в основном — учителя. Из его «Воспоминаний...»: «...наиболее талантливым художником-полиграфистом был Л. Лисицкий... Отдельные его произведения обратили на себя внимание ещё в 1918 году, но наибольшую популярность обрели оформление книги В. Маяковского «Для голоса» (1923 г.) и журнала «Вещь» (1922 г.), издававшегося им совместно с И. Эренбургом. В исканиях Лисицкого было много общего с творчеством конструктивистов и «лефовцев», но были и свои крайне существенные черты, свойственные только его произведениям. Работы Лисицкого отличались отчётливой содержательностью, определявшейся характером и назначением книги и сказывающейся в соответствии оформления тексту. Во всех произведениях книжного искусства Л. Лисицкого того времени мы ощущаем определённую публицистическую направленность».4

После переезда в Москву Телингатер в 1927 году встретился с приехавшим из Германии Лисицким. Художники подробно обсуждали его работы, много спорили о непосредственном участии художника в производственном процессе изготовления печатной продукции. Лисицкий упрекнул: «Ты — мастер, художник, и нечего тебе делать в типографии. Ты дал указания о наборе — и всё! Зачем ты сидишь в типографии и дышишь плохим воздухом?» Однако художники с уважением отнеслись к мнению каждого и договорились о совместной работе.

В 1927 году Лисицкий активно участвовал в подготовке Всесоюзной полиграфической выставки: проектировал весьма необычный по форме павильон, вместе с Телингатером оформил путеводитель по выставке, который, как и книга «Для голоса», был снабжён лесенкой-регистром. Лисицкий выполнил проект и деталировку, а Телингатер — графическое оформление. Такое сотрудничество было весьма почётным для Телингатера не только как для художника, но и как для инициатора выставки, на которой он возглавлял отдел полиграфического производства.

Предложение Лисицкого построить «Путеводитель...» по принципу регистра явно понравилось Телингатеру, который впоследствии сконструировал таким образом не только каталоги «Художественная литература», «Периодика СССР», но и книгу Э. Эмден «Иммер берайт!»

Телингатер и Лисицкий. Путеводитель по Всесоюзной полиграфической выставке. 1927
Телингатер. Разворот книги «Иммер берайт». 1930

Лисицкий опубликовал на страницах «Путеводителя...» статью «Художник в производстве», где утверждал, что основой книги является набор, что необходимо делать «новую книгу... материалом самой книги, т.е. набором». «Эта работа, — писал Лисицкий, — пошла по двум линиям: по линии, которую можно было бы назвать архитектурой книги, т.е. в основе её — планировка целого и отдельных страниц, базирующаяся на пропорциях и отношениях частей, заполненных набором и чистым листом бумаги, на контрасте в величине шрифтов и, главное, на использовании лишь элементов наборной кассы и специфических моментов самого печатного процесса, как цветового пересечения».5

Телингатер. Обложки книг «Крещёный китаец» и «Москва под ударом». 1927

Подобные утверждения Лисицкого стали для Телингатера уроком — «руководством к действию», что проявилось в одной из самых значительных его работ — оформлении поэмы А. Безыменского «Комсомолия». Название книги — красные тиснёные буквы, контрастно выделяющиеся на серебристом фоне, — он составил из трёх частей. Оно звучит как торжественное скандирование: «Ком — Со — Молия!» В этой книге вместо привычных прямоугольников текста — динамичные шрифтовые композиции, которые Телингатер выполнил набором. В каждой композиции по мере возрастания напряжённости описываемых событий увеличивается размер шрифта, отдельные слова располагаются на красном фоне, строчки сдвигаются в разных направлениях, иногда становятся волнистыми или ступенчатыми. Как бы имитируется голос артиста, исполняющего поэму, — усиливается или затихает, становится прерывистым или неразрывным... «Казалось, что поэма не только написана, но и продекламирована», — заметил художник Е. Коган.6

Телингатер. Обложка и страница книги «Комсомолия». 1928

Искусствовед Ю. Герчук написал ещё об одном уроке Лисицкого: «Излюбленным «строительным материалом» новой типографики стали разделительные линейки. Из их отрезков можно было строить угловатые буквы (это делал Лисицкий в Маяковском «Для голоса»). В роли деталей нового орнамента выступали те же линейки, скобки, математические знаки и, наконец, некоторые буквы. Именно такие орнаменты последовательно разрабатывал в наборных обложках Телингатер... он искал острые ритмы в чередовании горизонтальных и вертикальных полос различной ширины (Е. Пауль «Революционный амстердамец») или заполнял плоскость мозаикой из контрастных по размеру и цвету квадратиков (Н. Лернер «Растрата»)».7

Телингатер. Обложка книги «Революционный амстердамец». 1929
Телингатер. Обложка книги «Растрата». 1927

Работая над оформлением «Путеводителя...», Телингатер обратил внимание на мастерское использование Лисицким фотографий в качестве иллюстраций, а позднее познакомился с его выразительными фотомонтажами. В 1928 году он опубликовал в журнале «Полиграфическое производство» статью «Фотомонтаж», где утверждал: «Фотография — наилучший аргумент — факт... фотомонтаж — организованные на плоскости (плакат, книга) или в пространстве (выставочная установка) факты (фото) в сторону максимального выявления заданной цели (выраженной в лозунге или в подписи к монтажу, и т.д.)».8

Лисицкий. Разворот каталога «Пресса». 1928

В том же году, оформляя «Комсомолию», между строчками текста художник вмонтировал фотографии, рисунки, а также кадры кинохроники о комсомольской организации, снятой операторами «Совкино». «...Труд художника книги стал походить на труд инженера или конструктора. Книга монтировалась как фильм», — указал искусствовед Ю. Молок.9 Позднее Телингатер выполнил фотомонтажи в качестве иллюстраций книг «1914», «Автозавод имени Сталина», а также много отдельных фотомонтажей и коллажей.

Телингатер. Страницы книги «1914». 1934

Телингатер творчески воспринимал приёмы работы Лисицкого, избегая их слепого копирования, он вырабатывал собственный стиль оформления печатной продукции. Это видно при сравнении выполненных художниками примерно в одно время конструктивистских обложек: журнала «Строительство Москвы» — Лисицким и брошюры «Борьба за пролетарские классовые позиции...» — Телингатером.

Телингатер. Разворот книги «Автозавод имени Сталина». 1932

У Телингатера было много учителей. От В. Фаворского он получил представление о книге как о целостном художественном организме, футуристы учили его активному отношению к тексту печатной продукции, работники типографий помогли ему освоить мастерство полиграфиста, искусством шрифта овладевал, изучая работы каллиграфов прошлых лет. Однако первым среди учителей Телингатер называл именно Л. Лисицкого, благодаря которому он стал художником-конструктивистом и оставался таковым в течение всей жизни.

Лисицкий и Телингатер принадлежали к разным поколениям художников-конструктивистов. Телингатер к более позднему, о котором Лисицкий сказал: «Самое молодое поколение наших художников-оформителей книги вышло прямо из типографии. Это было решающим фактором в их дальнейшем творчестве. Таковы Телингатер, Елкин, Седельников и др.».10

Автор: Владимир Телингатер

Библиография

1. М. Карасик. Гармония средствами типографики // Проектор. Санкт-Петербург, 2011. № 4(17).
2. С. Телингатер. Выступление на творческом вечере в Доме литераторов. Москва, 23.10.1963.
3. С. Телингатер. Займите своё место! // Полиграфическое производство. 1927. № 6.
4. С. Телингатер. К читателю. О мастерской БакКавРоста. Оформление книги в 20-х годах. «Комсомолия» Телингатера/Безыменского. Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, Санкт-Петербург, 2017.
5. Л. Лисицкий. Художник в производстве. Путеводитель «Всесоюзная полиграфическая выставка». Москва, 1927.
6. Е. Коган. Телингатер — художник книги и типограф. Советский художник, 1965.
7. Ю. Герчук. Искусство печатной книги в России ХVI–XXI веков. Издательский дом «Коло», Санкт-Петербург, 2014.
8. С. Телингатер. Фотомонтаж // Полиграфическое производство. 1928. № 7
9. Ю. Молок. Предисловие к выставке // С. Телингатер. Графика. Каталог выставки. Советский художник, 1975.
10. Л. Лисицкий. Книга с точки зрения зрительного восприятия — визуальная книга: сб. Искусство книги. Вып. 3. Москва,1962.

 

}