СВОЙ ДРАМАТУРГ


Мое первое знакомство с Билем-Белоцерковским имело место в неуютных, о полинявшими обоями комнатах Главреперткома, 3 года тому назад.
В валенках и черной гимнастерке, мягко, но энергично носился он по этим комнатам в по
исках родных душ, которые он улавливал, дабы с завидной энергией доказывать, что коммунистудраматургу не дают ходу. Делал он это настой
чиво, не боясь повторений. В театрах актеры не желают играть его пьесы, так как в них нет старой, привычной для них сценической ходульности; им, мол, органически неприемлемы его персонажи, ибо они идеологически настроены не
доброжелательно; общая, мол, политика Наркомпроса имеет обреченно-академический уклон и потому в театры ничто повое просочиться не может, и так далее.
Психологически неискушенный человек мог легко принять Биля за распространенный тип неудачника, который склонен всегда все свои не
удачи приписывать мировому неустройству и враждебности.
Там же наблюдатель, который хотел быть проникновеннее, сразу оценивал, что в этом неровном бое одиночки, который грозился всем и вся доказать, с исключительно неблагодарной в то вре
мя театральной общественностью — есть какая-то настоящая внутренняя убедительность и завидная прямолинейная «неподкупность».
Кто же такой Биль-Белоцерковский? Где он почерпнул силы, чтобы вести упорную, на первый взгляд дон-кихотскую борьбу в нашей театральной общественности? Не только вести, но и победить, победить творчески, давши первые классово свои на 100% пьесы советской сцене,
Шестнадцатилетним юношей Биль своеобразно эмигрирует из Одессы, запрятавшись в трюм английского судна. Его обнаруживают... уже в Средиземном море и ссаживают в Ротердаме. Биль бродяжит, зарабатывает, как может. Мелькают в его жизни Бельгия, Париж. Потом плаванье на, английских судах (8 лет плаванья). Но
Биль не только матрос. Он сходит на землю (Колорадо, Калифорния, Сан-Франциско), он ва
рится в горниле исключительно тяжелой работы. Его основная специальность — окномой. Преиму
щественная специальность моряков, ибо у кого не закружится голова при протирке стекол снаружи, вися в люльке на высоте 25-го этажа американского небоскреба.
Он возвращается в Москву о эмигрантами в июне 1917 г.
Он активный участник Октябрьской революции. Позднее председатель Симбирской партий
ной организации. В 20 году член областного Ку
бано-Черноморского комитета. В 1921 году Биль вновь возвращается в Москву.
Как видите, читатель, у драматурга Биля- Белоцерковского хорошая житейская подготовка. Он не из разряда кабинетных выдумщиков сюжетов.
***
Мы не можем пожаловаться сейчас на отсутствие репертуара. Мы должны констатировать совершенно беспристрастно, что даже правый фланг советского театра революционизируется. Малый театр дал «Любовь Яровую», «1917 год», художественники — «Бронепозд», вахтанговцы пошли много дальше — «Разлом». У нас есть советские драматурги.
Но все же... Все же на всех этих пьесах выжжено одно тавро: их построение всегда созвучно советскому строительству, их авторы со
чувствуют происходящему в СССР, а не растут непосредственно из этой действительности. Это худшие или лучшие попутчики. Отсюда исключи
тельный уход в романтику (в старом понимании этого слова) революции, в партизанщину или экскурсы в историю революционного движения.
Биль-Белоцерковский тем отличается от остальных драматургов, что он берет нашу жизнь, что называется, за жабры, как она есть и, не ища особенно эффектных положений, заставляет нас почувствовать огромную романтику нашей повседневной жизни.
Центральный драматический рабочий коллектив губотдела пищевиков "Дни боевые"
Тюрьма (6-я картина)