внешняя сторона спектакля—очень противоречивая, чрезмерно красивая и во многих отношениях шаблонная...
... Рядом с ними ряд исполнителей... повторяют тенденции натуралистического театра, а другие остаются в пределах добросовестного шаблона.
Свои восторги критик „Правды" слагает у ног Гамлета-Чехова:
Его исполнение огромной и непосредственной заразительности. Он лишает Гамлета безволия и рационализма... Он не рассуждает, а ощущает. Это — философия, ставшая частью существа человека, мысль, которая стала чув
ством, болью и волею Гамлета. Ощущение разрушающегося мира стало основной музыкальной нотой исполнения.
Все здесь верно, — за исключением, конечно, „воли", навязанной ощyщающему Гамлету: какая уж „доля", при на
личии клинически выраженной истерии (мягко называемой у т. Маркова „ощущением!‟)
Но сменить традиционную рефлексию Гамлета на неврастению — значит ли при
близить трагедию к нам, значит ли ее „осовременить?" That is the question, —
на который даже „Рампа" не сумела бы подыскать „приспособляющего" ответа.
„Новая Рампа" очень не любит „строгих теоретиков театра", они же „болтаю
щие безответственные журналисты". Такое отношение к теоретикам как будто не к лицу ак - журналу, но, очевидно, есть теория и теория, а ак-теория сводится к простому изложению: все существующее
разумно, при чем существующим признается лишь акбытие. Журнал констатирует:
Перелистывая ближайшие хроники, анонсируемый репертуар и, наконец, просматривая сам товар лицом— новые постановки и уже начатые мероприятия, — отчетливо видно, что сцена решительно выходит из рамок камерности (буржуазных) на путь общественнопролетарский. Театральное искусство, сломив в главном все условное, религиозно-помещичье, уже идет бесповоротно в рядах строителей социалистической жизни. Свидетельством тому налаживание тесной связи с рабочей массой. Театров, стоящих вне этих рядов, сейчас, пожалуй, не найдется.
Не думает ли „Н. Р.“, что хотя скромное участие в этих достижениях принимали „болтливые журналисты" и „строгие тео
ретики", не устававшие, подобно капле, долбящей камень, утверждать необходимость разрушения ак-Карфагена?
„Ощущением разрушающегося мира", пожалуй, действительно пропитан этот спектакль. Но кого это ощущение „не
посредственно заражает?" Не нас, — потому что мы одновременно ощущаем и строющийся новый мир!
В том и разница между нами и буржуазной интеллигенцией, что ощущение разрушающегося мира ее, дей
ствительно, „заражает" и поражает (ср. с художниками выставки германского искусства), а нас оставляет холодными наблюдателями... чужой растерянности и поистине упадочных настроений.
Марксист должен знать, что идеологам сбитого с исторической позиции класса всегда кажется, что земной шар треснул пополам и распылился в косметическом пространстве. Впрочем, критик „Правды" на звание марксиста и нс претендует.
Ах, „неблагополучно в датском царстве"... нашей официальной теакритики, — которая так жалко пытается заштопать семь лет назад „распавшуюся связь времен!"
ВЛАД. БЛЮМ.
Очень сердитый на секрабисы (биржа труда), которые он путает с рабисами
(профсоюзными органами), т. Туркельтауб в „Жизни Искусства" делает такой анализ экономики театрального производства:
Если экономический кризис в Советском Союзе есть плод объективных условий государ
ственного существования, если художественноидеологический кризис современного русского театра вызван переменой состояния „надстройки над экономическим базисом" в переходное время, то материальный крах театральных предприятий в провинций, по крайней мере, а в связи с ней, надо думать, частично и в сто
лицах, в значительной мере зависит от нашей организационной дефоктивности.
Что на местах (да и в центре) не без головотяпства в нашем производстве, спору нет, но диагноз болезней экономики напо
минает классическую теорию „стрелоч
ника" и, при наличии объективных факторов кризиса, субъективные таланты администраторов не и силах его разрешить.
После довольно долгого перерыва возобновился выход „Вестника работников искусств". Орган ЦК Всерабиса с этого номера реформируется:
Если прежде „Вестник" отличался солидностью, приличиствующей ведомственному ежемесячнику, то теперь близок он к типу популярного еженедельника: укрупненный формат,

* * *