периментальном театре" никому ненужны". Очень хорошо! Но у нас и об этом писа
лось. „Камерный театр переживает кризис. „Гроза" — неудачный спектакль". Совершенно верно, — но это сказано со значительным опозданием. „Кармен" в Худо
жественном слишком умна". И об этом смотри в „Новом Зрителе". О Малом театре — ни слова. Это потому, очевидно, что о Мочалове и Щепкине можно сказать тысячу слов, а вот говорить о теперешних спектаклях в Малом театре даже А. Луна
чарский, очевидно, затрудняется. И в этом мы согласны с докладчиком. Разница лишь та, что к этим мудрым выводам мы приходим сейчас же после спектакля, а А. Луначар
ский обычно после спектакля поздравляет режиссеров и объявляет эти театры „единственными", — а затем, после продолжительного размышления, на очередном дис
путе повторяет наши выводы с блеском изумительного красноречия...
Единственно, в чем несогласен с нами А. Луначарский — это в оценке Мейер
„Кем Руан был город взят?". ‘„Генрих пят!“..
Этот опереточный шедевр был в свое время отмечен „Сатириконом".
— Где находится Нирвана? — В Испании.
— Нот, в Португалии.
Так долго спорили на репетиции оперетки два главных опереточных режиссера.
В оперетке все „главные".
„Красотки, красотки кабарэ".
„Пупсик, как ты хорош собой!" „Ах, лири, лари, лири
„Все славно в этом мире". Что такое лири?
Что это за слово?! Что оно означает?!?!
Никому неизвестно. Тоже самое:
„Приди же, милый пупсик мой, Скорей в мои объятья".
Все в таком же роде и без конца.
Пошлый адюльтер — тема. Пошлые слова — форма. Пошлые павильончики с кружевцами — де
корация. Пошлые движения — танцы. Все вместе восхваление, культ, гимн пошлости.
Это накануне 1925 года!
Каждый театр имеет свою публику. Ну и публика!
Спец-публика, опереточная. Спец-режиссеры, потрафляющие почтеннейшей публике.
Среди опереточных актеров есть даровитые люди, которые бьются, как птицы в сетях, в атмосфере затхлости и пошлости.
хольда. Впрочем, он не видел еще „Д. Е", хотя уже поделился с публикой СВОИМИ восторженными впечатлениями от „Гам
лета" с Чеховым. Но — пройдет месяца дватри, когда обычный восторженный транс покинет душу нашего импульсивного критика, он сам признаёт ненужность и болезненность этого спектакля.
Несогласимся и мы никогда с А. Луначарским в том, что в двухчасовом обзоре театрального „сегодня" можно ни словом не упомянуть о спектаклях театров: „Сатиры", „Революции" и „МГСПС". С высот „Кармен" и „ Гамлета" А. Луначарский не уви
дел того, что на ошибках, именно, этих театров будет строиться завтра подлинный революционный театр для масс, а не для одиночек-любителей.
После доклада состоялись „прения", в которых участвовала „оппозиция его величества" — В. Немирович - Данченко, А. Таиров и Н. Волконский.
М. 3.
Монахов ушел из оперетты. Ярон и Бах куда-то тянутся, — хотя бы даже в такой театр, как Экспе
риментальный. Кошевский и Добротина — в оперный коллектив при МГСПС. Собирается дезертировать Дашковский в оперу.
Ростовцев и Феона — в Ленингр. академическом.
Ксендзовский приглашает для постановок Радлова и Фореггера.
Понемногу — но бегут из оперетки акторы. Из оперетки „главных режиссеров"...
Коммивояжеры опереток венского производства, это они насыщают опереточный театр этими „красотками кабарэ".
Все постановочки рабски скопированы с „картеспосталес" и regie-buch ов.
А как дело доходит до Атлантиды — провал.
Допустим, что Атлантида оперетка не блестящая, но мы уверены, что при постановке, скажем, А.II. Петровского или Валерия Бебутова, она удержалась бы в репертуаре.
„Жирофле-Жирофля" в Камерном. „Перикола" в Художественном. „Маскотта" в Экспериментальном.
Это, несомненно, спектакли. Можно спорить, критиковать, как угодно, но, главное, в этих постановках нет того, что красной нитью проходит в оперет, спецтеатрах — пошлости.
Но в 1924/25 году нельзя театру быть таким, каким он был во времена, когда —
„Руан был город взят" Генрихом пят!..
ТАРАС.
БЕСПРИЗОРНАЯ оперетта