стал работать как-то слабее, без увлечения. Пусть он не обижается, но я заметил у него даже несколько барское отношение к работе.
C некоторых пор маститые фоторепортеры считают почему-то хорошим тоном, находясь
на ответственных съемках, ходить спокойно, делать вид, будто съемка их не интересует. Конечно, на таких съемках вовсе не нужно ра
боту подменять суетой, но работать надо, что называется, засучив рукава, со старанием, упорством, так, как это делают настоящие ра
ботники искусства. «Что бы значило искусство, если бы оно доставалось без труда?» (Щепкин).
Самое страшное для фоторепортера, когда он самоуспокаивается, когда он становятся равнодушным.
Я никогда не забуду одного эпизода. На Чрезвычайном украинском съезде советов большое оживление. Лучшие сыны народа обсуждают новую Сталинскую Конституцию.
Вначале, как только поднимался новый человек на трибуну, зрительный зал, сцена заливались ослепительным светом. Толпятся фоторепортеры (подчас бесцеремонно загораживая пре
зидиум от зрительного зала), крутят ручку кинооператоры.
Вскоре киносвет потух. Фоторепортеры и кинооператоры успокоились, а делегаты продолжали выступать.
На трибуну поднялся седовласый врач Донбасса т. Соломонов. Он говорил спокойно, с огромной силой. Но фоторепортеры не удостоили его вниманием. Из-за стола президиума поднялся Павел Петрович Постышев, подошел к фоторепортерам и обратился к ним:
|«Что же вы стоите и не снимаете? Выступает замечательный представитель трудовой
интеллигенции».
Лишь после указания т. Постышева репортеры исправили свою ошибку.
Не могу не привести другой случай на этом же съезде. Сфотографировав группу президиума, фоторепортер Ф. Петров подходит
к столу с записной книжкой и спрашивает у одного из членов президиума: «Как ваша фамилия?» Он ответил: «Мазай». Фоторепортер отошел в сторону, постоял в раздумьи и опять подходит к нему: «А кем вы работаете?»
Мазай отвечает: «Сталевар». Фоторепортер и не почувствовал, что обнаружил свое невежество.
Мало того, к фоторепортеру Петрову подходит другой репортер, снимавший вместе с ним, и спрашивает, указывая на т. Мазая: «Как фамилия этого товарища?» И первый переврал
... Передавая частицу своего опыта, я здесь не совсем лестно отзываюсь о своих товари
щах. Это вовсе не значит, что я доволен своей работой. Мне еще очень многого недостает, но все эти вопросы меня глубоко волнуют и я, как умею, о них написал.
У нас есть немало фоторепортеров, которые являются примером скромности и само
отверженности в работе. Все знают образцы оперативности В. Темина, о прекрасной скромной работе М. Калашникова, упорстве и трудолюбии Ф. Кислова.
Задача всех нас, фоторепортеров, еще внимательнее присматриваться к жизни, делать снимки, обращая при этом внимание не на внешний их эффект, а прежде всего на тему, находя такой фотографический язык, который наиболее выразительно передавал бы прекрасное содержание нашей жизни.
* * *
... Третий месяц я работаю фотокорреспондентам «Правды» на Украине. Всегда готовый к оперативной работе, помня о требованиях редакции дать хороший снимок вовремя, быстро, я всячески стремлюсь к более углублен
ному изучению нового для меня материала. За это время я ознакомился с историей КП(б)У, с экономикой и административным делением Украины, познакомился с ее знатными людьми. Я поставил перед собой задачу — знать хорошо основные города и районы Украины, чтобы быстро выполнять задания редакции.
Ежедневно читаю почти все украинские газеты столицы. Маленькая заметка, отдельные
факты из большой статьи, представляющие, интерес, записываю в блокнот, который у ме ня разделен по областям.
Вот раздел «Одесская область». Здесь записано то, что меня может интересовать, если я там буду.
Г. Героическое знамя Н-ской части. На нем три ордена. С этим знаменем брали Перекоп.
2. Дворец пионеров. Там есть бассейн, куда ребята спускаются в водолазных костюмах.
3. Интернациональный клуб моряков.
4. Исторический музей в селе Могильном. Таких записей много. Они помогут легче ориентироваться на месте съемки.
* * *
фамилию. Присутствующие при этом фоторепортеры высмеяли своего незадачливого коллегу, но факт — и печальный!— остается фактом.