решительную борьбу о рутиной, царящей в ряде театров, оздоровить общественность в стенах театра»...
И не ведет ли разобщение элементов в этой борьбе к нелепому противопоставлению (нелепому для марксиста, по крайней мере!) искусства и общественного сознания?
И действительно. Нам заявляют:
«Кого Станиславский и Немирович-Данченко интересуют не как создатели определенной творческой системы, не как крупнейшие худож
ники, которых можно и нужно критиковать, но должно уважать за их творческую деятельность, а как «бывшие владельцы» — тот опошляет и вульгаризирует нашу критику». Кстати. Не об этом вовсе шла речь в нашей критике. Хотя разрешите, с позволения К. Маркса, Г. В. Плеханова, Фр. Меринга и всей современной маркси
сткой критики, робко заметить, что «не так-то легко» отделить одно от другого.
В последнее время мы критиковали отношения театра к профорганизациям, отношения, сложившиеся внутри театра и формировавшие
социальный и общественный облик театрального коллектива в целом и его отдельных работников.
И не наша вина, если все это, несомненно, связано со всей историей и отношениями, сформировавшими этот театр в дооктябрьские времена.
Попытка поднять художника над классом — есть покушение с негодными средствами.
Никто никогда не отказывал крупнейшим художникам в уважении «за их творческую деятельность». Но поверхностна была бы та критика, которая за деревьями «уважения» проморгала бы лес тех элементов, из которых складывается печальное оскудение этой самой творческой деятельности, я борьбу против той обще
ственной системы в театре, которая затрудняет «по меньшей мере» — обновление творческой системы.
Кто представляет себе «пролетарское наступление на фронте искусства», как изолированную критику «творческих методов», безотноси
тельно ко всем прочим слагаемым, образующим
личность и облик человека и художника, тот скользит по опасному пути.
Мы тоже руководствуемся (и без особой рекомендации) «указаниями Ленина на то, что люди, различные социальные группы по разному (кур
сив Л. Авербаха) приходят к коммунизму». Но мы за классовую активность пролетариата и — против бездеятельного нейтралитета, особенно в тех случаях, когда обнаруживаем причины, за
трудняющие движение этих «групп и людей», к... советизму (о «коммунизме» пока речи нет в этом случае).
О том, что перестройка всего духа коллектива театра дело важнейшее говорит, например, уста
новка трамов, рождающих совершенно новую философию театра, и отношений его быта и производства, философию подлинно нашу, кол
лективистическую, общественную, советскую. Мы не ставим таких далеких требований МХТ I, но думаем, что минимум какой-то, как тенденция, необходим для МХТ I.
Выводы. Мы за тактичность, но разумную; тактичность не есть попустительство и безмятежное «охранительство», давно осужденное соответствующими, опубликованными партийными документами (речь тов. Л. Авербаха и все остальные материалы теа-совещания 1927 года).
Мы за диалектику, за учет взаимодействия элементов театрального производства и быта!
Мы против меценатства, в какой бы оно форме не проявлялось!
БОР. ВАКС.
12 июня клубная секция МОДПИК'а совместно с правлением общества и Ленинградским Союзом Драматических писателей — созывает первую Всероссийскую конференцию клубных авторов.
За двенадцать лет революции развернулся, вырос и окреп наш культурный фронт, в рядах которого современный советский драматург занял одно из первых мест.
Под лозунгом «пролетарское творчество пролетарскому зрителю» он пошел в наступление на гнилые устои театра вчерашнего дня. Фронт раз
вернулся, но один участок — клубный автор — оказался забытым.
Клубный автор в кольце! В кольце полного невнимания и, подчас, крайне бюрократического к нему отношения.
Если написать историю бесконечных хождений и переговоров по вопросу об улучшении бы
та клубных авторов и выпустить такую книгу в свет — она послужила бы прекраснейшим образ
цом бездушия и пустого формализма некоторых учреждений.
На конференции мы откроем эту живую книгу, мы принуждены будем оглянуться назад.
Причины простые.
Прежде всего, как работает клубный автор?
Партсовещание в мае 1927 года отметило полное отсутствие хорошей полноценной продукции. Вот это, действительно, сигнал опасности!
Клубные драматурги дают халтуру... Клубные авторы пишут макулатурные пустячки, идеологической ценности не представляющие...
Кто в этом виноват?
Клубному автору поторопились вынести обвинительный приговор. Клубные авторы, клубные композиторы загнаны в тупик!
На конференции — где встретятся авторы и представители ВЦСПС, МГСПС и Главискусство, во главу угла будет поставлен этот вопрос.
На конференции будет вскрыто с полной ясностью отношение к клубному автору за все двенадцать лет революции.
Одна из сторон признает свою вину в большем размере, другая в меньшем.
На конференции мы должны, наконец, найти общий язык и вынести решение, которое в те
чение слишком долго времени ждет вся масса клубных авторов.
Мы приветствуем созыв конференции, мы приветствуем первую сигнализацию на участке клубной драматургии. Культурный фронт призывает к работе всю авторскую клубную массу.
Мы готовы нести за свое творчество полную ответственность. Мы дадим пьесы и музыку, созвучные нашему строительству.
Но необходимо признать клубного автора бойцом на фронте культурной революции.
Пусть ВЦСПС прямо и открыто распишется на конференции в своих ошибках, пусть скажет, что решили руководящие учреждения по вопросу о бесправном положении клубного автора.
Клубный автор честно и прямо будет говорить о своих ошибках, но их на много меньше тех, которые приписаны ему в обвинительном приговоре.
Всероссийская конференция клубных авторов должна обратить внимание общественности на клубную драматургию. Мы хотим работать!
Дайте же нам эту возможность. В наступление!
И. ЧЕКИН.


В НАСТУПЛЕНИЕ!