ЛЕГКАЯ МУЗЫКА


Под таким названием мы разумеем ту музыку, которая, в противовес «серьезной», сравнительно редко звучащей, звучит часто и звучит всюду: на улице, в доме, в кино, в ресторане, пивнушке и т. п.
Это — музыка быта, сопутствующая нам в труде и отдыхе. Ее мы хорошо знаем, потому что под
вергаемся ее действию беспрерывно, вольно или невольно впитывая ее в свое сознание.
На нее мы смотрим, как говорится, сквозь пальцы. Нам в голову не приходит считать ее серьезным явлением, а тем более искусством.
Мы никогда не давали и не даем себе труда присмотреться к ней ближе, вникнуть в нее, осмыс
лить ее природу. Мы чересчур легкомысленны в отношении к ней, потому что привыкли считать ее не более, как легкомысленной забавой, приятным времяпровождением.
Между-тем мы, сами этого не замечая, буквально живем, существуем «легкой» музыкой; а это уже вещь серьезная и вовсе не простая.
Многие ли из нас могут похвалиться тесным знакомством хотя бы с классической «серьезноймузыкой, а тысячи, сотни тысяч отлично знают и могут в любой момент напеть, наиграть или насвистать любые «кирпичики», «хризантемы», тустеп, танго, фокстротт.
Мы все, не исключая и серьезных музыкантовпрофессионалов, до краев переполнены всей этой
музыкальной «чепухой», как мы выражаемся, не замечая, что эта «чепуха» владеет нашим сознанием более, нежели что-либо другое.
Переходя на научный язык, можно сказать, что «легкая» музыка оказывает могущественное действие на процесс образования наших условных
рефлексов, а следовательно и прямо влияет на нормы нашего поведения. Как видите, дело обер
тывается совсем не шуткой. «Скажи с какими «цыганскими» романсами ты знаком (поешь, играешь, насвистываешь) — и я скажу, кто ты...».
Каковы специфические черты «легкой» музыки?
Простая, напевная, непременно шаблонизированная (похожая на многие знакомые «мотивчи
ки») мелодия; простая до схематичности гармония (тоника — доминанта — тоника); простой, отчетливый ритм.
В этом — весь секрет того, почему «легкаямузыка так общедоступна и почему она «нравится».
Композиторы «легкой» музыки давно раскрыли этот секрет и отлично пользуются им в своих целях. Каждый из них, приступая к сочинению какого-нибудь «жестокого» романса, наперед знает, как нужно ого построить в расчете на максимальный успех у публики.
Иначе и быть не может. Композитор «легкоймузыки — прежде всего с ног до головы «материа
лист», коммерсант-делец; он не станет терять времени зря на написание какой-нибудь «скучной
сонаты, могущей доставить много славы, но мало денег. Стотысячный тираж — вот его ставка. И такой тираж улыбается ему совсем уж не так редко. Общеизвестен факт, что самый неудачный «цыганский» романс или фокстротт расходятся в гораздо
большем количестве экземпляров, нежели удачнейшая пьеса «серьезного» композитора.
Агитотдел Муpсектора Госиздата вот уж три года работает над созданием так наз. «массовоймузыки агитационно-просветительного характера, рассчитанной на широкие рабоче-крестьянские круги.
Все средства у Агит'отдела для успешного ведения дела — налицо: талантливые композиторы (стар и млад), возможность скорого печатания, возможность широкого распространения.
И, однако, в смысле тиражности изданий, Агит'отделу нечего и думать сравняться с «легкой
музыкой. Средний тираж его изданий равняется в общем одной тысяче экземпляров, средний же тираде произведений легкого жанра достигает не
менее десяти тысяч. При этом надо заметить, что композиторы «легкой» музыки не имеют техни
ческих рессурсов, которыми располагает Агит‘отдел; они действуют кустарно, в разброд, за свой личный страх и риск. При наличии же мало-мальски организованной техники печатания и распространения тиражность их изданий несомненно возвысилась бы до весьма внушительных цифр.
Из только что сказанного можно сделать любопытнейший вывод. Оказывается, что то, что не дается Агит‘отделу, само лезет в руки «легким
композиторам. Действительно массовую музыку,
имеющую широкого потребителя, создали и создают именно они. Это - факт, на который закрывать глаза отнюдь не следует; наоборот, нужно тщательно нащупать и изучить его пружины.
Мы выше указали на характерные признаки «легкой» музыки: простоту и общедоступность мелодии, гармонии, ритма и общей формы. Зна
менательно, что в резолюции I-й конференции по музыкальной политпросветработе (состоялась в этом году) необходимыми признаками массовой песни агитпросветительного характера считаются те же самые, что и для «легкой» музыки.
«Внешне необходимые черты ее, - читаем мы в п. 10 резолюции, поскольку таковые могут быть формулированы, это — ясность, напевность мелодии, богатый естественный, жизненный ритм и близость ее к тем ладово - привычным оборотам, которыми
масса до сих пор владела и к которым привыкла».[*)]
Как видите, здесь налицо положения, под которыми, не задумываясь, подписался бы любой творец какого-нибудь «Электрического шимми».
Еще более охотно он подписался бы под п. 9 резолюции, трактующим «идеологию» массовой песни:
«Внутренние необходимые черты песни — ото прежде всего сюжетного характера, литературный текст, на языке легко понятном массам, и ясно
выраженное настроение песни определенность этого настроения (печаль, радость, юмор, героизм)».
Аллах всемогущий — воскликнете вы — да не «Кирпичики» ли или «Хризантемы» имела ввиду конференция, составлявшая п. п. 9 и 10 своей резолюции?! Правда, по своей агитативпости «Хризантемы», пожалуй, плоховаты, но «Кирпи
чики»... их «содержание» настолько идеологически приемлемо для нас и до очевидности агитационно,
что самый правовернейший из цензоров не решился бы забраковать их с этой стороны.
[*)] «Советское искусство», 1926. № 6.