„УНТИЛОВСК“


МХАТ I
Унтиловск — воображаемый городок на далеком севере, в тундре, где-то у Ледовитого океана. Типичное место царской ссылки. Туда в царское время ссылали политических. Туда сослали и лона Буслова, который отслужил панихиду по казненному террористу. Растрига-поп приехал в ссылку с молодой женой. Жил в Унтиловске не
кий, невидимому, эсер, который отбил у Буслова жену и уехал с ней из ссылки, когда наступила революция. Буслов почему-то не поехал в Россию,
остался в Унтиловске, опустился, спился и так прожил шесть лет.
Пьеса Л. Леонова раскрывает перед зрителем ужас и гниение унтиловокой жизни на 6-м, пови
димому, году советской власти. Некий Черваков, личность неопределенная (кто он — тоже ссыль
ный ,или местный житель — неизвестно) спаивает Буслова, сводит сто с самогонщицей солдаткой
Ваской. Он очень много, хитро и путанно философствует, говорит языком странным и вычур
ным, интригует, суетится, рисуется, играет роль Мефистофеля. Оказывается, что он был влюблен в сбежавшую жену Буслова.
У Буслова пьянка. Тут и бывший статский советник Мамокин, ссыльный новой формации. Тут и коператор Редкозубов, тут и Черваков, ко
торый привел к Буслову солдатку Васку, тут, наконец, и местный поп. Когда все изрядно пере
пились «унтиловочкой» — местным самогоном, — неожиданно появляется сбежавшая жена Бусло
ва. Она вторично приехала в ссылку со своим эсером и пришла повидать первого мужа.
Так завязывает свою пьесу автор. В дальнейшем раскрывается (на вечеринке у кооператора и на квартире у попа, где живет новый ссыль
ный с женой), мещанский, гниющий быт Унтиловска, встает во весь рост «нерв контрреволю
ции» Черваков, и медленно и скучно развивается интрига. Дело в том, что Буслова ссорится и рас
ходится с эсером, который уезжает неизвестно куда; она не прочь сойтись со своим первым мужем. Ревнует, беснуется и предлагает ей свою
любовь Черваков. Васка дает денег на дорогу Бусловой, и, устранив соперницу, всецело овладевает Бусловым.
В конце пьесы, когда Черваков оказывается отвергнутым и посрамленным, нотки оптимизма звучат в тирадах Буслова, а из-за кулис доносятся звуки комсомольского хора.
Так кончается эта странная, вымученная, перегруженная упадочной философией и достоевщиной, безнадежно тягучая и совершенно ненужная советскому зрителю пьеса Леонова.
Зачем понадобилось МХАТ’у ставить эту пьеску?
Постановка «Дней Турбиных» была до некоторой степени откликом на современность, театр этой постановкой декларировал свою сменовеховскую платформу, когда сменовеховство, собственно говоря, уже приказало долго жить.
Постановкой «Бронепоезда» театр сделал робкий шаг вперед — навстречу советской обще
ственности, нерешительно настаивая на своей «платформе» лишь в первом акте пьесы. Тот не
сколько преувеличенный и подчеркнутый успех, который имел «Бронепоезд», должен был намекнуть руководителям театра, чего хочет и чего ищет от МХАТ’а советский зритель.
Последней своей постановкой — «Унтиловском» — театр отказывается и от героики революции, и от художественного отображения нового быта, театр идет прочь от современности, вы
являя в «унтиловщине», в жуткой гримасе дореволюционной провинциальной пошлости, свое равнодушие к темам, волнующим современность.
Надрывность под Достоевского, упадочное, пессимистическое отношение к современности, «унтиловщина», которая невольно возводится в
некий действенный в нашей жизни символ, — кому это нужно? Для кого этот тяжелый мрачный спектакль? С кем борется театр, кого он обличает, кого бичует?
На эти вопросы вряд ли сможет вразумительно ответить художественное руководство театра.
Поставлен спектакль приглашенным в МХАТ режиссером Сахновским. Мелочная тщательность постановки и внимательное отношение к автору — в постановке чувствуются. Но вот подлинной ссыл
ки, социально-художественного вскрытия взятой темы, — ни режиссер, ни автор дать не сумели. Тоже чувствуется и в исполнении актеров: все они немало, невидимому, поработали и более или менее удачно воплотили авторские персонажи; однако, вся эта работа, с точки зрения современности, выглядит все же ненужной.
Выделяется из исполнителей Москвин. Его Черваков — жуткая, пугающая фигура, он и жалок, и смешон, и в то же время он страшен в своем бесновании и трагическом отчаянии.
Буслова играет Ершов. Спившийся в ссылке расстрига-поп, бывший политический, по замы
слу автора — положительная фигура. Но зритель не верит в его возрождение, неубедительно зву
чат его тирады в последнем акте, образ вышел невыразительный.
Сильная, впечатляющая солдатка Васка получилась у Шевченко.
В общем и целом спектакль оставляет нудное, тяжелое впечатление. МХАТ, о сдвиге которого так много говорили после «Бронепоезда», снова на распутьи.
В. АШМАРИН
Сцена на " Похождений храброго солдата"
Теато ПискатораБерлин