И. КРУТИ

 

«НЕПОКОРЕННЫЕ» НА ЭКРАНЕ

В книге Горбатова
очень ощутимо  вос-
создана удушливая ат-
мосфера жизни под
немецким игом. Но ав-
тор < брезгливым и
гневным <одроганием
торопится обойти кар-
тины разнузданности
нацистских людоедов.
Его внимание прикова-
HO K советскому чело-
веку, на время очу-
тившемуся во власти
фашистов. Его вол-
нует вопрос о крепо-
сти моральных основ
`советской жизни. И
чем сильнее проявля-
ются гордость, неза-
висимость,  несгибае-
мость в характере ря-
лового советского че-
ловека, чем крепче его
` верность делу народа,
сражающегося под
знаменем Ленина —
„Сталина, тем выше на-
фос книги, тем светлее и шире ее горизонты.
Незабываема трагедия, пережитая людь-
‘ми, которых немцы пытались покорить
всеми существующими средствами насилия.
Но и трагическое отступает перед подви-
гом боевой непокорности свободного духа,
и на его фоне еще величественнее высту-
пает красота советского человека, до пю-
следнего вздоха защищающего и евое право
быть хозяином жизни, и эту созданную им
для себя жизнь, и свое. право уважать всех
честных людей любой крови и расы, —че-
‘ловека. не желающего, не могушего быть
рабом. В этом — смысл повести Горбатова.
В этом — ее поэтическая сила и художест-
зенная особенность.
` Чувствовать автора, жить его образным
миром и в мире его образов, проникнуть в
тайну писательского стиля, познать его,
подчиниться ему, чтобы на этой основе со-
здать оригинальное, новое произведение
‘искусства — вот высшая задача режиссу-
‘ры кино. Только таким путем может быть
художественно воплощена жизненная И
паэтическая идея и писателя, и режиссера.
Создатель фильма «Непокоренные»
М. Донской стремился, очевидно. к такому
творческому акту.
Camo <обой разумеется, что повесть
Б. Готобатова претерпела некоторые неиз-
бежные изменения. Но все они — и 970
очень важно — вызваны исключительно
условной, но требовательной ограниченно-
Стью киноленты в пространстве и во вре-
мени. Сужен только плапдарм, на котором
разыгрываются события картины, иесколь-
ко сжат только сюжет повествования Гор-
батова. Образный же его мир, самое суще-
ственное в стиле книги осталось в Фильме
перушимым, и поэтому идея его создателей
звучит здесь с такой полнотой, с такой

волнующей страстностью.

"Нам кажется неоправданным и ненуж-
ным в фильме назойливое старание меха-
нически свести к идейному и стилистиче-
скому единству «Тараса .Бульбу» и <«Непо-
коренных». ( Понятен соблазн, KDBI-
вшийся в сходстве имен, в зависимости лек-
сики и ритмики горбатовского повествова-
ния от гоголевской поэмы. Но, право, удач-
но подобранный эпиграф к картине —. Ци
тата из «Тараса Бульбы» — вернее и луч-
ше связывает прошлое и настоящее украмн-
ского. народа, борюшегося с угнетателями,
чем очень симпатичное, но и нарочитое
многократное чтение  гоголевских строк
внуком Тараса.

Тараса (справа) и

В фильме несколько условно выглядит
и хождение Степана за «душами неразо-
ренными», и поход Тараса за хлебом,
и самая встреча отца с сыном. Зрителя

вряд ли: удовлетворит и место, отведенное
в фильме Степану, и исполнение этой роли

Jl. -Сагалом: актер мало заботится ©
создании характера  подпольщика-борца.
Можно не согласиться и < тем, что

А. Ватуля ради сомнительного внешнего
эффекта изображает старосту. не «пожилым
мужиком с селеющей бородкой», а каким-то
лесным страшилищем. — не то лешим. не
то Соловьем-разбойником. Такого рода
претензий можно пред’явить к картине не
мало. Но они приходят на ум позже после
того. как. улеглось непосредственное вол-
нение, после того, как ты освободился от
кошмара фашистских злодеяний и остался
наелине с благородным Тарасом и его до
стойными друзьями, которых хочется у3-
‘нать еще больше, еще ближе.
„.<Каждый человек в городе искал свой
путь — ‘для себя и для своей совести», —
рассказывает Горбатов. В. Фильме, кроме
Андрея, все уже с самого начала знают
м

«Непокоренные» — новый художественный
фильм производства Киевской киностудии. Ав-
зоры сценария — Л. Барн. Б. Горбатов, Г. Гра-
ков, М. Лонской. Постановка М. Донского, ре
жиссеры—Р. Перельштейн и Е. Зильбергитейн,

главный оператор — Б. Монастырский. Худож-
Ник — М. Уманский, композитор — Л. вари.

 

 

Еженедельная литературная газета «Воз- |
рождение», издающаяся в Кракове, прово-
лит срели польских писателей интересную
анкету. Газета просит писателей высказать,
свое отношение к событиям военных лет и
сообщить, как под влиянием этих событий
изменились их художественные запросы,
творческие интересы и планы. Газета напе-
чатала уже десятка два ответов, Писатели, |
остававшиеся в оккупированной Польше, рас-›
сказывают о-виденном и пережитом зв эти су-
ровые годы. Их рассказы — вариации на
одну и ту же страшную тему, строки из не
написанной еще трагической повести о стра:
даниях народа, о черной ночи, стоявшей над
Польшей. в течение пяти с половиной лет.

<В течение этих кошмарных лет польский
писатель не был, конечно, и не MOT быть
писателем», — пишет в своем ответе на ан-
кету поэт Збигнев Беньковский.

`Это не значит, что все польские писатели
перестали писать. Мы знаем, как широко
распространена была подпольная литерату-
ра, знаем, что выпускались не только газе-
ты. но и художественные альманахи, что В
тяжелых условиях оккупации было написа-
но немало художественных произведений.
Но в огне фашистского пожара гибли, вме-
сте с домами, библиотеками, рукописями,
мысли, мечты, творческие замыслы, творче-
ские силы. Когда пришло освобождение,
часть польских писателей очутилась на Рас”.
путьи, потрясенная пережитым, подавлен-
ная трудностью вставатих перед литерату-
рой новых задач.

«Тецерь, — продолжает
ский, ^— после пятилетнего
действия вернувшись к работе
в состоянии освободить мысли и чувства от
непрестанных вилений того времени. Мир,
уже не существующий на эемле, в моем со-
знании столь же конкретен, как несущест-
вующий город, в котором я. жил. Это реаль-
ности, от которых я ве могу уйти».

«Слишком тяжелы были для меня эти
страшные дни Польши и Варшавы, чтобы я
мог быстро и как ни в чем He бывало перей-
ти к очерелным задачам дня». — вторит
‘ему писатель и художник Титус Чижевский.
«Тому, кто неоднократно умирал, не легко
потом стать живым», — образно выражает

 

Збигнев Беньков-
творческого без-
поэта, я не

Адрес редакции и издательства: Москва, ул.

ее ие

511543

 

Кадр из фильма «Непокоренные». А. Бучма — в роли

В. Зускин — в роли доктора.

путь свой и своей совести, знают «как
жить». А жить для них означает — не по-
коряться. И подобно тому, как ручейки
одним им ведомыми путями сливаются В
единое мошное течение глубоководной ре-
ки, так и в фильме все многообразие че-
ловеческих воль к непокоренной жизни
сливается в едином образе Тараса, создан-
ном большим украинским актером Амвро-
сием Бучмой. Через него, через Тараса —
по`движению его жаждущих труда рук, по
ритму его походки, по пластической выра-
зительности его позы, по тембру его то
ласкового, то гневного голоса, по блеску.
eno глаз, то излучающих ласку, то вспы-
хивающих  неукротимой ненавистью —

| узнаем мы правду, как разные люди по-
разному жили «по приказу совести своей». .

У Бучмы Тарас полон огромной внутрен-
ней экспрессии. Вот он тяжело встал, ме-
ъ‘дленно подошел к фотографиям сыновей и
ласково CHAT CO стены портрет большеви-
ка Степана.`Вот он с лукавым спокойствием
и нёскрываемой издевкой ‘твердит немцу о
том, что он, Тарас, — «черный рабочий».
Вот он в кузнице с восторгом и завистли-
вой жадностью смотрит, как в руках ста-
рых мастеров мертвая болванка оживает
затейливым орнаментом. Вот он горестно и
торжественно отдает последний поклон док-.
тору Фишману. Вот он после этого пытает-
ся срывающимея голосом пропеть в лад <
маленькими девочками наивную детскую
мелодию. "Вот он независимо и гордо идет
по улицам родного города с тачкой бед-
Haka. И ‘вот он < воплем падает, сражен-
ный ужасом при виде повешенной дочери.
И вот он гневно отрекается от сына, не
устоявшего в борьбе. И вот он, стреми-
тельный, ` злой; не знающий пощады, силь-
ный и непокорный, изгоняет со своей зем-
ли врага, чтоб тут же встать на трудовой
подвиг ее возрождения. Так Бучма создает
пленительный образ человека, взявшего от
своего народа лучшие его черты и платя-
щего за это народу подвигом своей жизни:

Искусство `Бучмы определяет собою
искусство всего фильма. Оно жизненно,
правдиво. Возникающие в картине пласти-
ческие образы полсказывают зрителю боль-
шие и важные обобщения. Такие кадры,
как встреча двух процессий смерти — по-
хорон убитого немнами украинского рабо-
чего и сгоняемых немцами на расстрел в
Бабий Яр евреев, или поднятый ветром на
дерево чей-то легкий шарф, развевающийся,
как черный флаг чумы, посетившей эту
землю, или старики рабочие у подбитых
вражеских танков — такие кадры надолго
входят в сознание зрителя.. Столь же вы-
разительно и ритмическое и звуковое ре-
шение картины, в которой постановщик
смело идет на то, чтобы целые куски
оставались «немыми» (например, длитель-
ное молчание, когда немец рыщет по квар-.
тире Тараса), и таким путем раскрывалась
значительность совершающихся событий,

Просто и сильно — в меру отпущенного
имо - текста играют многие _ актеры:
Л. Карташева (Евфросиния), М. Самосват
(Антонина), Н. Зимовец и В. Словина (Ва-
силий и Настя), Е. Пономаренко (Андрей).
Много обаяния в милых детишках, высту-
пающих в фильме заправскими актерами.
В небольшой по об’ему роли доктора Фиш-
мана В. Зускин, < обычным для этого ма-
стера точным и скупым искусством, создает
обтаз большой интеллектуальной и мораль-
ной силы. Это не жертва, а судья. Этот
человек идет навстречу смерти таким же
непокоренным гуманистом, как непокорен-
ными остаются жить те, кто в силах дер-
жать в. руках оружие. :

Фильм «Непокоренные» посмотрят мил-
лионы советских людей. Со всей силой
искусства он еще раз скажет им о живо-
творящей моши советского патриотизма и
нравственной красоте народа, не склоняю-
щего головы ни перед кем. Поэтому
частные недочеты He могут снизить
большого общественного и эстетического
значения этой картины.

 

ту же мысль писательница Галина .Добро-
вольская, |

«Не знаю, — заявляет в своем ответе на
анкету драматург и театральный деятель
Стефан Флюковский, испытавший все ужа-
сы фашистских застенков в концентрацион-
ном лагере в Вольденберге, — способны ли
уже наши глаза, после пяти с половиной
лет пребывания во мраке, взглянуть на
первые лучи воссиявшей свободы. Не знаю,
достаточно ли наши глаза освобождены уже
от видений, полных кровавых и страшных
теней. Способна ли наша мысль к широкому
охвату и описанию военной  действитель-
ности».

-«Где Софокл для такой трагедии?—спра-
шивает писатель Павел  Гулька-Лясков-
ский. — Над одним Эдипом, над одной Ан-
тигоной мы столько раз плакали. А здесь—
сколько Эдипов, сколько Антигон!».

Опубликованные ответы подтверждают,
что газета «Возрождение» поступает пра-
вильно, проводя такую анкету.

Эта анкета заставила не только писате-
лей, но и польскую общественность поду-
мать © месте писателей в новой, демократи-
ческой Польше, о том, что писатели долж-
ны собраться с силами для участия в строи-
тельстве нового польского государства.

Гле источник этих сил? Вот вопрос, воз-
никший перед польскими писателями, едва
они снова обрели свободу и получили воз-
можность творить. Этот вопрос возник не
только потому, что писатели, пережившие
оккупацию, оказались подавленными  пере-
житым, но и потому, что им стала’ ясна не-
пригодность творческих средств, которыми
они пользовались ранее, для новых высоких
целей и которые все еше находят в среде
польских литераторов своих защитников.

Например, Стефан Кисилев на страницах
«Всеобщего еженедельника» выступает
против «военной тематики», утверждая, что
«искусство апеллируег к явлениям вечным,
понятным не только для одного поколения»,
а «события нынешних дней не имеют. доста-
точной перспективы, чтобы воплотить их
в произведения искусства». Он солидаризи-
руется с читателем, который вместо книги
о Майданеке предпочитает прочесть безмя-
лежный и благодушный  «Пикквикский

клуб», усматривая в этом «здоровый мо-

SS —oooeoeooomams—:

Станиславского, 24. (Для телеграмм —Москва,

БУДУЩИ

Скоро в издательстве
«Советский писатель»
выйдет книга моих но-
вых стихов, названная
«Третья книга войны».
В ней собраны стиха,
‘написанные после поэмы
«Сын». Сдавши эту ру-
копись издательству, я
остался без единой стро-
ки, с листом белой бу:
маги и пером в руке. Со-
стояние не легкое m He
простое для писателя.
На свете не существует
такого магического кри-
сталла, сквозь который можно было
бы различить очертания «будущей
книги». Этим кристаллом не может
служить даже предоставленная мне
маленькая жилплощадь Ha полосе
«Литературной газеты», хотя она и
называется в типографиях «окном».
Но кое-что все-таки проясняется.
Война, ее события и ее смысл <о-
вершенно не исчерпаны в нашем ис-
кусстве и не вытеснены никакими
другими темами. Это определяет со-
Держание и направление многих бу-
дущих книг советских писателей, в
том числе и моей. =
Война обожгла своим огнем, зака-
лила для труда многие сотни тысяч
советских людей, трежде всего моло-
дежь. Как сложится (или уже скла-

  
      
      
        
       
      
      
    
      
     
     
     
      
          
       
     
     
     
      
      
     
       
 
 
       

 

ПИСАТЕЛИ

За последние четыре года литературная
общественность страны мало знала о рабо-
те приморских писателей. На очередном за-

 

седании областной комиссии ССП Г. Коно-
валов (Владивосток) познакомил присутст-
вующих < новыми произведениями прозаи-
ков и поэтов Приморья. Близость к Тихому
океану и морскому флоту предопределила
тематику большинства произведений. Исто-
рии Тихоокеанского военно-морского флота
посвящен роман ИП. Козлова «Красный вым-
пел». Над повестью о неутомимом исследо-
вателе — адмирале Невельском работает
А. Мельчин. Книгу морских легенд, рисую-
щих отвагу и находчивость русских моря-
ков, подготовил к печати В. Кучерявенко.
Сейчас В. Кучерявенко пишет повесть о Ва-
силии Пояркове, добравшемся в ХУП в. <
экспедицией до Амура.

Писатель М. Самунин написал повести
«Адмирал Завойко» и «Простые люди». Л.
Зайцев пишет произведение, посвященное
одному из соединений Тихоокеанского фло-
та. Н. Колбин готовит к печати книгу ©
С. Лазо. Плодотворно работали в годы
войны поэты Г. Халилецкий, В. Медведев,
В. Воинов, И. Степанов и погибшие в боях
Г. Корешов и А. Артемов,

Выступивиий затем А. Мельчин (Влади-
восток) рассказал о вышедшем в Примор-
ском издательстве сборнике стихов «Мой
край родной», о романе Солнцевой «Пфред-
грозье» и произведении Г. Коновалова «Бо-
гатые наследники». ie :

Обзор 2-H KHHrH альманаха «Советское
Приморье» сделала Е. Златова. Опублико-
ванные в альманахе легенды В. Кучерявенко
«Вальс под. парусами» и «Бронзовая роза»,
по ее мнению, неудачны. Первая—незатей-
ливый рассказ о мастере хождения под па-
русами, который посрамил немца. В сюжете
и лаже лексике второй легенды чувствуется
влияние П. Бажова. Но, в отличие от авто-
ра уралёских сказов, Кучерявенко народным
языком не владеет. Гораздо интереснее.
путевые заметки того же автора об Амери-
ке, написанные просто и без претензии на
«художественность». =

 

 

 

И. АНТОКОЛЬСКИЙ

oo Oo

Е КНИГИ

дывается) жизнь и <удь-
ба молодого человека в
первые же дни после
обеды и после-его воз-
вращения домой, как он
обнимет мать, что ска-
жет ей и чего не ска-
жет, как влюбится и ка-
кое значение для Hero
будет иметь эта любовь,
как придет он в вуз или
на завод, как, наконец, в
одну из ночей вспомнит
он фронт, вспомнит мно-
гих своих друзей, давно
уже зарытых в земле по
всему пространству от Орла до Бер-
лина, — сама жизнь ответит на все
эти вопросы. Да она уже начала от-
вечать, стоит только прислушаться и
вглядеться в лица окружающих нас.

Обо всем этом я хотел бы напи-
сать пьесу. Может быть, она будет
трагедией, но наверняка не будет
идиллией.

Кроме того, я напишу большую
историко-литературную лирако-пуб-
лицистическую работу о моем люби-
мом поэте и мыслителе Александре
Блоке, двадцать пять лет со AHA
смерти которого исполнится в авгу-
сте 1946 года.

 
  

_ ВСОЮЗЕ СОВЕТСВИХ ПИСАТЕЛЕЙ СССР

ПРИМОРЬЯ

Л. Зайцев, автор лучшей в альманахе по-
вести «Как это было», пытается создать об-
раз человека, который кажется окружаю-
щим неприятным и слишком требователь-
ным, а потом завоевывает их сердца. Герой
повести капитан `Роев напоминает немно-
го Басова из «Танкера «Дербент», — такой
же колючий и неуживчивый. Но сюжетная
линия повести сделана очень наивно.

Из опубликованных в альманахе стихов
Е. Златова считает наиболее удачными про-
изведения Г. Халилецкого, хотя отмечает,
что и у него нет ярких находок, «счастли-
вых» строк. С интересом читается статья А.
Мельчина «Следопыт Дальнего Востока» —
о В. Арсеньеве.

О творчестве Г. Коновалова — автора
повести «Калмыцкий брод», напечатанной в
свое время в серии «Библиотека «Огонек»,
говорили участники обсуждения П. Слетов
и К. Иванова. Они отметили интересную
тематику, своеобразие романа «Раздумье» —
из жизни учанцихся периферийного вуза и

романа «Вечный родник».

Большюе выступление О. Леонидова было
посвящено анализу двух пьес приморских
писателей. Пьеса Г. Se gee «В городе
Древнем», по мнению О. Леонидова, худо-
жественно не убедительна. Белые стихи
прилают пьесе условно-декламационный и
выспренний характер, что противоречит ре-
альному материалу, на котором построен
сюжет (оккупация немцами советского го-
рода, тяжелые испытания одной семьи, не
успевшей уйти от немцев). Более благопри-
ятное впечатление производит пьеса А.
Мельчина, И. Горожанина и В. Александро-
ва «Тайна Амура»—06б адмирале Невель-
ском, совершившем сложное путешествие на
Амур’и доказавшем судоходность этой ре-
ки В НИЗОВЬЯХ. - .

Авторы не везде справились < компози-
цией произведения, образами, но события,
взятые ими, интересны, а ситуация драма-
тична. Пьеса принята к постановке театром
Тихоокеанского флота.

В обсуждении участвовали также С. Алы-
mos, С. Марков, Г. Колесникова, А. Карцев.

 

 

 

 
   
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   
 
  
 
 
 
    
  

Участники 1-й Национальной конференции писателей Болгарии на экскурсии в

Рильском монастыре. В первом ряду (сл
Багряна, Стерио Спасе (Албания), К. Ко
писателей Болгарии), А. Яковлев, И. Эр
вия), Д. Габе, Б. Болгар, П. Матеев.

` вжю В поисках новых путей

ральный инстинкт, который повелевает ему:
отвратиться от гниющей мусорной ямы к
картинам безмятежности и чистоты»...

Однако осудить формализм и эстетство—
модные тенденции в предвоенной литерату-
ре — это только часть дела, да к тому же
несомненно наиболее легкая. Недостаточно
еще признать, что на смену формализму
должен притти реализм, предстоит слож-
ный и трудный процесс овладения реализ-
мом, особенно сложный и трудный в Поль-
ше, как указывает Казимир Брандыс в
статье «Путевые столбы», напечатанной в
«Возрождении». «Реализм, — пишет он, —
стал потребностью живой творческой жиз-
ни... У нас не было своих Герценов, Белин-
ских, Чернышевских, проницательных | MBI.
слителей, критиков, которые быстро разоб-
лачали фальсификаторов... Реализм в Поль-
ше имеет очень короткую родословную ®й
множество противников. Существует его
чисто польская антитеза .—не формализм, но
тот романтический, мистический сентимен-
тализм в искусстве, которым великая
тройка! обременила на десятки лет не
только поэзию, но. и прозу... Сила их вели-
кой метафоры на многие поколения вырвала
< корнем польскую творческую мысль из
почвы действительных правд и правдивых
событий... Признание превосходства чувства
над разумом в значительной мере обуслови-
Ло, что мы имеем Сенкевича вместо Стен-
даля, Жеромского, а не Бальзака, Марину
Поланецкую * при отсутствии Эммы Бо-
вари...»..

Как понимать современность? Что такое
тенденциозность в искусстве? Все эти и
многочисленные другие вопросы рьяно де-
батируются не только в литературных га-
зетах и журналах, но и в общей поессе.

Интересна статья поэта  Мечислава
Яструна «За гранью исторической действи-
тельности» (журнал «Кузница»). С сожале-
нием он констатирует: «Отсутствие живой
и мудрой литературной ‘критики, наблю-
дающееся по сей день, было фактором, спо-
собствовавшим утверждению писателя во
внекритическом, будто бы «надвременном»

1 Имеются в виду корифеи польского роман-

тизма — Мицкевич, Словацкий и Красинскуй.
2 Героиня романа Генриха Сенкевича «Семья
Поланецких».

ева направо): Н. Фурнаджиев, М. Исаев, Е.
нстантинов (председатель правления. Союза
енбург, В. Гановска, Иво Андрич (Югосла-

 

понимании искусства. Наши мелкобуржуаз-
ные, эстетствующие критики все еще рас-
пространяют предрассудок о превосходстве
«чистого», якобы независимого искусства
над искусством, которое стремится выра-
зить нечто большее, нежели так называемое
чистое видение, над искусством, которое
стремится быть человеческим ‘и, стало быть,
социальным в самом широком значении, оп-
ределяемом правами истории».

Обращаясь к предвоенной польской ли-
тературе, Мечислав Яструн, как праведни-
ков среди грешников Содома, отыскивает
произведения, проникнутые подлинной гума-
нистичностью, в которых — действитель-
ность, современная или историческая, полу-
чила реалистическое художественное во-
площение. Он называет повести Леона
Кручковского «Кордиан и Хам» и «Пав-
линьи перья», произведения старейшей
польской писательницы Софьи Налковской,
новеллы литературной группы «Окраина»,
возглавлявшейся Еленой Богушевской и
Юрием Корвацким, стихи Юлиана Тувима.
«Однако же, — пишет Мечислав Яструн,—
не реалистические тенденции характеризуют
последний период нашей литературы. Тон
предвоенной литературы ‹оздавали произ-
ведения, представляющие. собой странную
смесь барокко, чуть ли не иезуитского, с
имажинизмом и импрессионизмом, ‘затуше-
вывающие какую бы то ни было картину
действительности, общественной и просто
человеческой». ;

Мечислав Яструн видит и понимает, на-
сколько сложны и трудны задачи, вставшие
перед литературой возрожденной Польши.
«Положение поэзии, — пишет он, — в на-
стоящий момент не предвещает легкого вы-
хода из хаоса. Поэты старшего поколения—
за некоторыми исключениями — не рас-
стаются со своими предвоенными привыч-
ками и симпатиями, они способны. лишь
шлифовать свое мастерство... Только мощ-
ный ток морального возрождения в <остоя-
нии толкнуть «пьяный корабль» нашей ли-
тературы к реальным берегам».

Весьма знаменательно, что, дебатируя
вопросы реализма, польские писатели все
чаше обращаются к примерам из русской
литературы. Тот же Мечислав Яструн в
другой статье, напечатанной в «Возрожде-
нии», полемизирует с Артуром Зандауером;
он напоминает ему, что Блок до революции
писал не только «Стихи о прекрасной даме»,
но и «Возмездие». Поясняя, почему он счи-

 

 

‚ реального мира,

 

Праздник детской

В Москве проходит
«Неделя детской кни-
ги». 17 октября в
Колонном зале До-
ма союзов собрались
школьники 8, 9, 10-х
классов. Вечер открыл
Л. Кассиль.

— Мы пережили тя-
желое время, мы ви-
дели страшные для
культурных людей
картины горящие
книги. Фашисты хоте-
ли уничтожить память
человечества, величай-
шее из чудес — книгу.

Л. Кассиль говорит
о великой роли книги
в жизни человека, O
том, сколько заботы и
внимания уделяется в
нашей. стране созда-.
нию детской книги.
Он знакомит учащих-
ся с присутствующи-
ми на вечере писателями, Школьники теп-
ло встречают сидящих в президнуме
С. Григорьева, С. Маршака, К. Паустовско-
го, А. Барто, А. Кононова и других.

С чтением своих произведений выступи-
ли: М. Пришвин, А. Сурков, М. Алигер,
А. Барто, В. Инбер, С. Васильев, С. Михал-
ков. В. Каверин рассказал © том, KaK OH
писал свой роман «Два капитана», как ме-
нялся в процессе работы первоначальный
творческий замысел.

Приехавший из Люнебурга А. Первенцев

рассказал присутствующим o суде над
палачами из гитлеровского концлагеря в
Бельзене. ‘

В фойе Колонного зала организована

большая книжная выставка. В текущем го-

Детгиз выпускает вдвое больше книг,
чем в 1944 г. Увеличилось издание класси-
ков для детей всех возрастов. На отдельном
стэнде выставлены сказки для малышей—
сказки Пушкина, Андерсена, Ушинского,
книжки-игрушки: самодельная настольная
елка (стихи С. Маршака, С. Михалкова и
друг.}, самодельный книжный киоск’ © нри-
ложением 16 книжек-малышек.

В разделах «Книги, живущие в веках» и
«Классика» представлены — произведения
Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Горького,
изданные Детгизом. В книге «Родные поэ-
ты» собраны избранные стихи русских поэ-
тов ХГХ века. Сервя «Первая библиотечка
школьника» предназначена для начинающих

 

Над чем

ЛЕНИНГРАД. (От нали, корр.). В беседе
с корреспондентом «Литературной. газеты»
академик И. Ю. Крачковский сообщил сле-
дующее:

— Наши востоковеды из года в год обна-
руживают ‘все новые и новые богатейшие на-
учные материалы. Поставлены новые проб-
лемы, которые до сих пор находились вне
поля зрения советских и зарубежных ори-
енталистов. Этим исследованиям мы прида-
ем большое значение для понимания исто-
рии культуры Востока, для выяснения куль-
турно-исторических связей народов Восто-
ка между собой и с народами, населяющи-
ми СССР.

В течение ряда лет я веду большую ра-
боту по изучению истории арабской геогра-
фической литературы. Эта тема— промежу-
точная между историей литературы и исто-
рией науки. По существу, она имеет круп-
ный интерес международного значения. Этот
вопрос важен и в связи с, тем, что геогра-
фическая литература арабов содержит весь-

ма важные исторические данные о странах
B

Азии, Африки и Европы, и не только
средние века, но отчасти и в древности.

До войны я завершил значительную часть

этого труда, причем отдельные его фраг-
менты уже опубликованы.

Параллельно © этим я продолжаю `рабо-
тать над другим своим обширным иссле-
дованием по ‘истории новой и’ новейшей
арабской литературы. Недавно я опублико-
вал в «Известиях Академии наук Союза

°

Вечер памяти H. Бараташвили

Столетие со дня смерти великого грузин-
ского поэта Николая Бараташвили литера-
турная общественность Москвы отметила
на торжественном заседании в Союзе со-
ветских писателей.

Н. Тихонов во вступительном слове оха-
рактеризовал Н. Бараташвили, как талант-
ливейшего художника своей эпохи.

С докладом © творчестве поэта выступил
критик Б. Жгенти.

Вечер закончился большим концертом. С
чтением стихов на грузинском языке вы-
ступили Шалва Дадиани и лауреат Сталин-
ской премии М. Геловани.

Переводы стихов поэта читали К. Липс-
керов, Б. Пастернак, Н. Тихонов, С. Шер-
винский, а также народные артистки Е. Го-
голева и Ц. Мансурова и мастер художе-
ственного слова В. Аксенов.

Народные артисты Грузинской ССР JI.
Бадридзе, Д. Гамрекели и солист ГАБТ С.
Гоциридзе исполнили песни и романсы на
слова Бараташвили.

 

PPP LLLP DP

Тувим сберег в своей поэзии пропорции
«пропорция, сохранив-
шиеся благодаря той вере в действитель-

ность, без которой не было бы, например
Пушкина». i

Артур Зандауер, касаясь в одной из сво-
их статей вопроса о тенденциозности в
искусстве, пишет: «Тенденция? Пожалуй-
ста. Но пусть она не драпируется в. тогу
об’ективизма, пусть
Деталей будет ею пронизано, пусть она не
отступает и перед гротеском, — можно от-
казаться от внешних признаков реализма,
как отказался от них в своих драмах Мая-
ковский, вкладывая в уста своих героев
обличительные слова, слова, которых они
не могли бы произнести «взаправду», но ко-
торые выражают во всей глубине существо
этих героев и мнение о них автора».

Мария Фидерер в статье, напечатанной в
«Кузнице», отмечала, что польская культу-

| ра на протяжении многих десятилетий пред-

назначалась лишь для избранных. В основе
статьи М. Фидерер — разбор «Вишнезого
сада» Чехова в постановке Московского
Художественного театра. «Этот спектакль,
— пишет она, — изумительно тонкая кар-
тина глубоких общественных конфликтов
причем коифликты эти показаны в тесной
связи с обликом человека». В таких произ-
ведениях Мария Фидерер видит прекрасное
сочетание высокой художественности и вы-
сокой идейности, определяющих огромную

воспитательную и пропагандистскую роль
литературы.

Дискуссия о реализме принимает в поль-
ской печати все более широкие размеры, за-
трагивая самые разнообразные проблемы
развития искусства, захватывая самые. ши-
рокие круги литераторов. «Люди, пережив-
шие эти пять лет, стоявшие лицом
с историей и с‹мертью, — писал недавно
Казимир Брандыс, — имеют право пере-

смотреть прошлое и стать на страже -
eae раже буду

Польские писатели хотят воспользовать-
ся этим правом. Они пересматривают прош-
лое и ищут, пусть пока еще ощупью. но
настойчиво и упорно, новые пути ‘развития
культуры, искусства, литературы. Они об-
рашаются к творчеству классиков мировой
литературы, они все глубже задумываются
над великим примером, который дает со-
ветская литература. Они переоценивают
богатое наследство польской литературы
чтобы в нем почерпнуть силы для нового

| тает Тувима реалистом, Яструн пишет, что |! творчества.

 

Литгазета). Телефовы:
нздательство — К 4-64-6

секретариат — К 4-60-02, отделы критики, литератур братских республик,

1, бухгалтерия — К 4-76-02.

Типография «Гудок», Москва, ул. Станкевича, 7.

 

14 октября в Колонном

все до мельчайших

к. лицу

нскусств, информации — К 4-26-04

  

союзов ‘началась
Агния Барто бесе-

зале Дома
«Неделя детской книги». На снимке:
дует с детьми,

Фото Л. Доренского (Фотохроника ТАСС).

читателей — младших школьников. В этой
вышли: «Аленький цветочек» С. Ак-

серии.
сакова, «Беглец» А. Чехова, «Снежная ко-
ролева» Г. Х. Андерсена, «Гаврош» В. Гю-

то, «Серая шейка» «Емеля - охотник»
Д. Мамина-Сибиряка. A

Из произведений классиков состоит и
другая серия детских книг — «Библиотеч-
ха школьника». Уже вышли: «Полтава». и
«Медный всадник» А. Пушкина, «Тамань»
М. Лермонтова, «Ревизор» HH. Гоголя и
другие произведения русской и иностранной
классической литературы. ее

Отдельно показаны произведения  совет-
ских писателей. Около стэндов шумно и,
оживленно, здесь толпятся школьники с;
карандашами и записными книжками в ру-
ках, они выписывают названия заинтересо-
вавших их книг, обмениваются мнениями 0
произведениях, которые уже успели прочи-
тать. ,

Для школьников был дан большой кон-
перт. Каждый участник встречи с писателя-
ми получил ‘в подарок роман В: Каверина
«Два капитана» ‘с фотокопией  автографа
писателя: «Куда шли мои капитаны? Вгля-
дитесь в следы их саней на‘ ослепительно`
белом снегу! Это — рельсовый путь науки,
которая смотрит вперед. Помните. же, что
нет ‘ничего прекраснее, чем этот _ тяжелый
путь. Помните, что самые могущественные
силы души — это терпение, мужество и лю-
бовь к своей стране и своему делу».

и

работают советские арабисты

Беседа с академиком И. Ю. Нрачковским

ССР» небольшую работу под названием
«Чехов в арабской литературе». Арабы по-
знакомились с Чеховым еще при его жизни.
Форму ранних рассказов Чехова они особен-
но облюбовали. Неболыпие по об’ему,. эти
‘рассказы легко умешались в одном номере
газеты или журнала. Занимательная фабула
была доступна даже для читателя среднего
культурного уровня, а сюжет, непосредст-
венно вводивший в жизнь современной
России, был особенно привлекателен, для
сирийского араба‘ той эпохи, симпатий ко-
торого часто устремлялись к нашей стране
болыше, чем к странам Западной Европы.

Чехова переводили на арабский язык и
школьные учителя, и врачи, и провинщиаль-
ные журналисты в периодических изданиях
Палестины и особенно Сирии.

Большим поклонником великой русской
литературы считается один из крупнейших
литераторов и критиков арабской современ-
ности — Нуайме (уроженец Ливана).

Био-библиографический словарь русских
и советских арабистов, над которым я ра-
ботаю, послужит основой для истории рус-
ской советской арабистики.

Под моим руководством недавно издан
капитальный труд—русский перевод «Путе-
ществие Ибн-Фадлана на Волгу». Этот зна-
менитый арабский путешественник в 921 го-
ду нашей эры из Багдада совершил поезд-
ку на Волгу и подробно описал свое путс-
шествие. В исследовании много интересней-
ших данных по истофии древней Руси.

ПЕРВЫЙ ТОМ
«ХУДОЖЕСТВЕННОГО НАСЛЕДСТВА»

Институт истории искусств,  организо-
ванный в системе Академии наук СССР,
подготовил к печати первый том «Худо-
жественного наследства», посвященный
И. Е. Репину.

Среди публикуемых в книге 200 репро-
дукций ранее неизвестных работ. худож-
ника имеется портрет писателя Лескова.

В разделе книги, посвященном  мемуар-
ным работам Репина, впервые публикуются
воспоминания художника о Л. Н. Толстом,
Верещагине, Стасове. ‘

В начале 1946 г. Институт истории.» ис-
кусств сдаст в печать первый том пятитом-
ника «История русского искусства», _ по-
священный искуюству домосковского _ пе-
риода.

НОБЫЕ ВНИГИ

«Второе рождение» — сборнЕек стихов Елиза-
веты Стюарт выпущен Новосибирским облёст-
ным издательством. В сборник вошли циклы
стихов «Пути сердца» «Север» и «Второе рожде-
ние».

В Ростовском областном издательстве вышел
в свет исторический роман Дм. Нетрова (Бирю:
ка) «Дикое поле» —о восстании на Дону в на-
чале ХУПТ в., возглавленном Кондратом Була-
виным. an

Тем же издательством выпущены книги:
«Донские стихи» Ивана Федорова у! «Победа» —
репертуарный сборник литературно-художеет-
венных гроизведений для театров эстрады’ и
колхозной самодеятельности. В сборник РОШЛИи
произведения А. ree В. Лебедева-Кумача,
М. Исаковского, А. Прокофьева, А. Софронова,
М. ПТолохова, А. Толстого. П. Павленко и ду:

«МОЛОДАЯ, ГВАРДИЯ»

М. Гремяцкий — «Мечников». Биография вы-
дающегося русского ученого. Книга вышла в
я «Велгкие русские люди», стр. 128, цена

Л. Шейнин — «Ответный визит», Три пове-
сти: «Конец графа Монтекристо», «Отзётный ви-
зит>», «Военная тайна», стр. 224, цена 10 руб.
РР Михайлов «Наша. страна». Этой книгой

чинается издание серии «Беседы о нашей
родине», стр. 96, цена 3 руб.

А. Ачдреев и Л. Коробов — «Падение Bep-
лина» (Записки военных корреспондентов
«Комсомольской прагды»), стр. 84, цена 3 руб.

 

 

о Исполнилось двадцать лет работы Kara
ной палаты Грузии. Около 200 тысяч  печат-
ных произведений на грузинском, русзком, ар-
мянском и других языках обработала за 20 лет
Книжная палата. В дни войны опубликован
первый том капитального труда «Грузинская
княга», куда вошли аннотации около 6000 кнгг,
въипедитгих за последние 300 лет в Грузии,
. © Общественность Бухары отметила недавно
летие библиотеки имени Ибн-Сина. За то-
fea ee власти библиотека превратилась
и a хранелище, насчитывающее 109 тыс.
Meets десь имеются книги на русском, узбек-
GB Pate a an арабском и других языках.
ан 7 в Убе Союза иисателей Латвии,
ее творческая встреча литературной об-
рае ти с :Мариэттой (Шагинян. Itnca-
т ita рассказала о своей поездке на Урал,
о трудовом ’‘героизме Уральских рабочих и о

том, как FX абота от
жен.
раб ражена в советской ли

Дальневосточное и
ie здательст ТИЛО
книгу Д. Нагишкин ИИ

а — «Мальчик Чокчо» В

к ;
STORM. nO nce ee сказок, написалных
найцев и уле es устного творчества на`
конкурсе Ho тейцев. Сказки гремированы на
вы жа о РСФСР и Детгиза; В
S68 Па К See Tae выходит ‘еборник расска-
вотном мире. о Е Е

к 1 e остока: :

ofaonrye heuer театр в Махач-Кале готовит Но-
«Если с ‘AHH праматурга ТГ, Рустанова
ердце захочет». ‘Аварский писатель

м x yore т
а лов закон
«3 а в hes чил для театра новую пье-

 

на коллегия: Б. ГОРБАТОВ,
- КОВАЛЬЧИК, В КОЖЕВНИКОВ,

о А Л. — ПОЛИКАРПОВ,
_*1. СОБОЛЕВ. А. СУРКОВ (отв. релактор).

 

 

 

О о, о ее И РИО ОНЬЫ И

Зак. № 216.

—

lb om

3