П. Г. АНТОКОЛЬСНИЙ

В. М. ГУСЕВ

 

Александр ДРОЗДОВ

«

Сей бодрой, остроумной и храброй
государь Ob чрезвычайно крутого
нраву.

Ломоносов.

1.

- «Ты стучи, трещи, лют мороз, — поют
довушки у Алексея Толстого, — ты крути

мати злой мелелицей». Вот такая же же--

стакая зима установилась в первый год
Отзчественной войны. Полчища Гитлера,
пьн\ясь осуществить пресловутый «план

Барбароссы», дошли до ворот Москвы. По
страце разнесся клич: «Родина в опасно-
стиЪ \Грозное время... Немецкие историки,
помизо самоновейшей гитлеровской биб-
лии, с\вожделением перечитывали трактат
Генриха ‘И№адена — современника Ива-
на Г/, авантюриста и «величайшего из по-
бирох>, проникшего в опричнину и бежав-
птего в свое время от гнева царя на Запад.
"Трактат назывался «План обращения Мос-
ковии в и\хперскую провинцию» и призы-
вал немцев‘ к разорению русской земли:
«Горола и деревни должны стать ‘свобод-
ной добычей\воинских людей».

Спустя четыре века, наперекор истори`-
неским урокам, немцы обрушились’ на на-
ши города и сепа, имея за спиной военную
промышленность почти всей Европы и
многоязыкую армию, натасканную на бес-
пощадные убийства и самый разнуздан-
ный грабеж. Встал вопрос © жизни и
смерти Советского государства, о; жизни

`и смерти народов СССР.

Помнится газетная статья Толстого того
времени. Она заканчивалась словом:
<сдюжим

Простонародное'и древнее это слово не
зря набежало Толстому на перо. В драма-
тической повести «Иван Грозный», над
которой именно в те дни ревностно тру-
дился Толстой, словом «слюжим! отвен
чают Грозному мужики в час смертельной
для Московского государства опасности.

Я далек от мысли механически сопостав-
лять две эпохи, столь далекие по истори-
ческой обстановке и степени ‘народного
самосознания. Москва шестнадцатого ве-
ка, положженная с четырех концов Дев-
лет Гиреем, — одно дело. Социалистиче-
ская Москва, отбивающая налеты фашист-
ских ассов, — другое. Там, в седой стари-
не, стояли на рогатках замордованные
боярами мужики, «вот эдакие лешие с
копьями». Здесь натиск империалистиче-
ских рабовладельцев остановил держав-
ный нарол-правитель, учредивший в. своих
государственных границах ленинско-ста-
линскую, самую передовую демократию в
мире.

И, однако, в грозный час историм гово-
ря от имени народа это свое «сдюжим!»,
вкладывая в это слово новый широкий
смысл, Толстой подчеркивает и превний
неугасимый его смысл, роднящий далекого
вотчинного мужика с бойцом Панфилова.
Смысл его в том, что русский человек
всегда стоял и будет стоять на-смерть за
свое отечество, что идея отечества всегда
была и будет для него выше жизны, что
русскому, как говорит Грозный в ‚драме
Толстого, и невозможное возможно. «Вы-
нуть» крестьянское словцо из бальшой
исторической драмы, над которой он; тогда
напряженно работал, и пустить ето на
вооружение народа в современной ‘борьбе
с захватчиками — в этом побуждении
художника была своя внутренняя ‘необхо-
димость. В частном, казалось бы, жесте
Толстого можно найти верное понимание
болыной” поэтической литератуоно-рево-
люционной повести его, писанной во вре-
мя войны и притом на ее первом, самом
тяжелом этапе. И она написалась, как
страстное, умное художественное «слово»
о русском народе, строящем свою  госу-
дарственность вопреки врагам внутренним
и внешним, против течения всех, косных
и враждебных сил.

2,

Иван Грозный и народ — только%так мог
поставить вопрос взыскательный писатель,
чтобы, не погрешая против исторической
правды, художественно решить сложный,
исполински трудный образ царя Ивана.
Ибо что такое государственный деятель
без народа? Что такое государственный
деятель, идущий вопреки народу, попи-
рающий его нужды, его чаяния и самоё
жизнь? Такой государственный деятель —
всего только узурпатор, мимолетный удач-
ник истории, который тут же погибнет под
ее колесами, потому что линь передовое
движет историю, а передового нельзя
вершить, попирая народное благо.

Народ и Грозный! Такое сопоставление
во вчерашней историографии показалось
бы еретическим. Начиная с Карамзина,
воспитанного в духе либерально-дворно-
вого  просветительства, консервативных
по духу творениях А. К. Толстого и кон-
чая всеми Грозными, каких мы только
знали в дореволюционной литературе, об-
раз Ивана [М был противоположен народу.

Личность даровитого царя усердно оку-
тывали туманом все вольные и невольные
адвокаты князя Андрея Курбского и реак-
цнонных бояр, составлявших его партию.
«Может быть, — прозорливо писал Белин-
ский с присущей. ему вдохновенной силой
в статье «Стихотворения Лермонтова», —
это был своего рода великий человек. но
только не во-время, слишком рано явив-
шийся России, пришедший в мир с призва-
нием на великое дело и увидевший, что
ему нет дела в мире».

Это догадка, осторожное — «может
быть>. Громадную личность чуяли’ в. Гроз-
ном все, кто ни брался трактовать его в ля-
тературе. Но нельзя понять величия царст-
вования Грозного, оторвав тенденции это-

ности Ивана Грозного, его исторической
роли, опрокинув привычные, но ложные
представления о нем.

Новая историческая концепция помогла

Ал. Толстому понять, что «придя в мир» ©
идеей построения Москвы—Третьего Рима,
с идеей создания сильного централизован-
ного государства, Иван 1/ не имел бы
успеха, если бы его идея не отвечала ко-
ренным интересам государства.

Во всей наглядности, как в свете солн-
Ha, раскрылась перед Толстым соци-
ально-политическая жизнь далекой эпо-
хи. Обе части его драматической повести—
«Орел и орлицах и «Трудные годы» —
обнимают период царствования Грозного
с 1553 года но 1571. Сюда входят, стало
быть, и смертный недуг царя, ожививний
надежды феодального боярства на пово-
рот истории вспять, на воцарение рыхлого,
покорного молельника Володимира Стазин-
кого; и заговор великородных бояр вкупе
с духовенством; измена Курбского, завое-
вание Полоцка, Ливонская война; крупней-
ная военно-административная реформа в
виду военных трудностей — учреждение
опричнины; крамола, измена, широко раз-
ветвленный заговор. И как — венен испы-
таний — налет крымского хана Левлет
Гирея на Москву: летят головни, Москва
горит, как свеча. «Горит и не сгорает, ко-
стер нетленный и огнь неугасаемый. Се—
правда русская, родина человекам...»

В повести Толстого Грозный, конечно, —
центральная фигура. Она выписана иироко
и сочно, с той жизнелюбивой творческой
яростью, которая была присуща Толстому
в последние годы. Но эта фигура не вы-
шла бы за рамки. чисто. литературного
жанра, пусть и очень высокого, если бы
Толстой ограничился своей прямой ав-
торской характеристикой. То был бы пор-
трет лица, но не портрет государствен-
ного деятеля. Во всеоружии новых зна-
ний Толстой ставит Грозного в самый
кипень противоборствующих социальных
и политических сил эпохи. Здесь и оприч-
нина, опора его централизованного воен-
ного государства, и земщина, выдвинув-
шая самых свирепых его врагов, и про-
стые земские люди, посадские купцы, ре-
месленники, и вотчинные крестьяне —
сила, которая, в конечном счете, решала
все его реформы, все завоевания, ‘всю ре-
волюционную ломку старины. Только в
этом окаймлении засиял художественный
образ Ивана 1\, собирателя русской земли,
искусного дипломата, новатора-военачаль-
ника, страстно любящего мужа, госудао-
ственного человека, всепооникающего ума
которого боялись европейские дворы.

3.

Какие задачи ставил перед собою Гроз-
ный? Со времени покорения Казани и
Астрахани опасность для русского госу-
дарства передвинулась на Запад, где нам
грозили немцы, владеющие Балтийским
морем. Русским купцам, ищущим торгов-
ли с Англией, немцы рвали бороды, гра-
били их, топили в море. С опаской погля-
дывали на крепнущее русское государ-
ство и Польша, и Литва, и король свей-
ский, и крымский хан. Иван Грозный искал
союза с Англией.

 

 

Ливонская война назрела, она . стала
неизбежной. Это было третье, после 1242
и 1502 годов, решительное столкновение
русского народа с немецкими насильни-
ками. Это была война за исконные земли
«отчич и дедич», война за об’единение всея
Руси. у

Но вот здесь-то, на этих путях, и столк-
нулся Грозный с идеологами старой удель-
ной Руси. «Жить надо тихо. Пчела ли за-
звенит, или птица пропела — вот и весь
шум», — лицемерно проливает елей мит-
рополит Филипп. Ему вторит Евфросинья
Старицкая: «Володюшка, что BO сне ви-
дел?» «Ангелов, матушка, все ангелов ви-
жу>. Но стоило Грозному сорвать с про-
тивников личину, как показались волчьи
клыки. Из-под схимы Филиппа глянул не-
истовый старовер боярии Колычев, в пост-
ных руках Старицкой зазвенел нож про-
тив Ивана. Грозный стоял за выход Руси
к Балтийскому морю, за сильное царство,
за государственное войско. Реакционное
боярство — за удельную старину, за «де-
довы обычаи». «Зацветет Новгород под
Литвы державной дланью» — вот измен-
ническая программа, высказанная устами
Пимена. Его поддерживает Курбский, стоя-
щий за свободный отход от Москвы.

 

Измена, крамола. Много врагов у Гроз-
ного в его прогрессивных начинаниях.
«Твердыня адова, — говорит он, — им
самодержавное государство наше... Хотят
жить по-старому, -— каждому сидеть на
своей вотчине с войском своим, как при
татарском иге, да друг у друга уезды
оттягивать... Государству нашему враги
суть, ибо, согласись мы жить по старине,
и Литва, и Польша, и немцы орденские,
`и крымские татары, и султан кинулись бы
на нас черезо ‘все украины, разорвали бы
тело наше...»

Со всей страстностью человека, не от-
деляющего своей жизни ‘от кормила вла:
сти, Грозный поднимает на сильные свой
плечи «врата русского царства». Он неумо-
лим в борьбе и не знает компромиссов.
Своими трудолюбивыми руками в любви,
в гневе, в неистовстве творит «бодрой и
храброй государь» свою абсолютную мо-
нархию, в которой видит славу и достоин-
стве отечества. С ‘ним народ: купцы Ка-
лашников и Василий Буслаев — их с дерз-
кой свободой большого художника удачна

 

го царствования от исторических нотреб-
ностей и интересов народа. Отнимая у
Грозного народ, на который он опирался
и в борьбе с изменой, и в борьбе за вы-
ход в Европу, нельзя нарисовать художе-
ственно-убедительной, исторически-прав-
дивой фигуры его. С малыми или больши-
ми отклонениями, он все же оставался в
литературе тираном народа и бояр, «львом-
кровоядцем», «лютым пардусом», замкну-
тым в магическом кругу своего одиноче-
ства.

Марксистская историческая наука с ее
пристальным и небпровержимым анализом
развития социально-политических сил по-
новому раскрыла истинную сущность лич-

 

Адрес редакции и издательства: ул. 25 Октября, 19. (Для телеграмм — Москва, Литгазета). Телефоны:

Г0895.

вводит Толстой в обиход Грозного. С ним
Малюта, Басманов, Грязной показанные
по-новому, как свежая сила государства,
как люди правого, хоть и тяжкого дела.
С ним. сермяжные мужики. «Не ради по-
техи завели мы опричнину, — говорит
Грозный на Соборе. — Спросите их: от-
давать ли немцам наши древние, кровью
возвращенные, ливонские города?.. Быть
ли стыдному миру?» Басманов отвечает
на это: «Вот что, земские люди, — нам не
только городов — десятины одной не от-
давать ливонской земли... Аминь».

На этом социальном фоне, под ‘этим но-
вым, научно проверенным углом зрения
решал Алексей Толстой свою художествен-

 

 

 

НА СОБРАНИИ
ЛАУРЕАТАМ

Праздник советской литературы — при-

суждение писателям
1944 гг..—был отмечен московской лите-

убликования постановления Сове-

плескания и приветственные речи, а
щенные к новым лауреатам Сталинско
премии.

председатель Союза советских писателей

произведения, получивиие
| премию, были созданы писателями в труд-

 

 

дни задача воссоздать в художественных
образах невиданные по масштабам собы-
тия героической эпохи была особенно
сложной. Писатели, — подчеркивает Н. Ти-

С. М. ЗИЗЕНШТЕЙН

 

 

ную задачу — впервые во всей истории
русской литературы! И как это сильно
ему удалось! В повести нет слова, которое
звучало бы глухо, подобно запавшему
клавишу; нет краски, положенной неуве-
ренно или водянисто; нет фигуры, пусть
второстепенной, которая прошла бы мимо
и забылась. Художественная гармония,
стройность в развитии действия, полное
совпадение замысла и свершения, красоч-
ный и в 10 же время сдержанный эпиче-
ский колорит — все, чем радовал Толстой
в последние годы своей неутомимой дея-
тельности, с больнюй силой проявилось в
«Иване Грозном». Лишь новаторские про-.
изведения способны поднимать литерату-
ру над достигнутым ранее уровнем. Алек-
сей Толстой добился этого в «Иване Гроз-
ном». Слава его могучему таланту!

4.

Статья эта на претендует на исчерпы-
вающий критический разбор драматической
повести «Иван Грозный». Однако, говоря
о Толстом, нельзя не сказать о языке его,
о той стихии, которая была ему так ра-
достно подвластна.

Повесть «Иван Грозный» написана
драматической форме, то-есть’ в форме
прямого высказывания действующих лин.
| Образ рождается из тех слов, которые эти
лица произносят. Художник бессилен прит-
ти себе самому на помошь авторским опи-
санием или характеристикой. Он нем, го-
ворят линть его герои. " ‘

Здесь во всей яркости проявился сло-
весный дар Толстого. Драматическую по-
весть его, не преувеличив, можно наззать
высоким словесным совершенством. Тол-
стой всегда словом мучился, всегда искал,
отчаивался, делал открытия, был граниль-
щиком ‘слова и хранителем его живой сути,

Всем известно убеждение Толстого в
том, что речь порождается жестом, вну-
тренним и внешним. Известно и ‘стремле-
ние Толстого добиться языка жестов —
не рассказчика, а изображаемого лица. В
этом смысле в <«Иване- Грозном» Толстой
торжествует полную победу: его повесть
богата подлинно и ощутимо живыми исто-
рическими лицами. Для того, чтобы достиг-
нуть такой победы, мало одной самоот-
верженной работы — нужен, конечно, при-
рожденный дар, абсолютный слух к на-
родной речи. Много раз Толстой заявлял,
что учился языку по пыточным записям
«Слова и лела». Интересно . проследить,

как Толстой трансформировал, в этом
смысле, документальные записи прошло-
го — «Иван Грозный» дает к тому воз-

можность. $

В <Иване Грозном» парь диктует пись-
мо к Левлет Гирею, поедлагая хану вы-
куп за Ваську Грязного, попавшего к та-
тарам в плен. Подлинное письмо Грозного
имеет такой вид: «Что писал еси, что по
грехам взяли тебя в плен ино было, Ва-
сюшка, без пути середи крымских улусов
не заезжати: а уж заехано, ино было не по
объезному спати, ты чаял, что в объезд
приехал с собаками на зайцы, аж не крым-
цы тебя в торок связали. Али ты чаял, что
таково и в Крыму, как у меня стоячи за
кушаньем шутити?»

У Толстого Грозный нишет: «Ты мне
отписываешь, Грязной, что по грехам взя-
ли тебя крымны в плен. Надо было тебе,
Васюшка, без пути средь крымских улусов
не ездить; ты, что ли, думал: в объезд по-
ехал с собаками за зайцами? Или думал—
в Крыму будешь шутить, как у меня, стоя
за кушаньем».

Сопоставление этих двух отрывков при-
открывает завесу над «тайною» толстов-
ского историческего языка, давая понять,
как Алексей Толстой, обогашая источник
современным словарем, очищая его’ от
мертвых форм, но не убивая аромата
старинного слова, добивался живого зву-
чания языка в современности.

 

Ральф ПАРКЕР

 

.

Могу заверить товарища Суркова,*+ что
мистер Леман и школа писателей, чья «по-
бедоносная деятельность» во время войны
заключалась в уклонении от их долга пе;
ред народом, боровшимся за свою жизнь,
не представляют собой лучшей или наи-
более типичной части современной
глийской литературы,

силась с принципом «независимости», что
завоевала незавидную репутацию биб-

дерева, чье существование принято
тать бесполезным.

Недавно в Лондоне я быц на собрании,
где видным английским писателям, в том
числе м-ру Леману, были переданы вопро-

счи-

ВОКС.

На вопрос — каковы главные тенденции
в английской послевоенной литературе,
мистер Леман, являющийся

фессии» не в обычае английских издате-
лей. Аудитория посмеялась, но бёру на
[Sees смелость утверждать—слушатели уш-
ли с собрания, вряд ли став умней после
этой поездки в Вестминстер в туманный
вечер. а

Другой писатель, представившийся как
лидер «школы литературного анархизма»,
рекомендовал советским читателям озна-
комиться с произведениями некоего лица,
стяжавшего, по ‘его заявлению, всеобщее
признание в современной Англии. Раздо-
быв за большие деньги экземпляр послел-
ней книги этого писателя, я вычитал в ней,
что орден Ленина упразднен в Советском
Союзе во время войны (531с!), — событие,
истолкованное автором в том духе, что-де
Ленин забыт в СССР. Далее автор сооб-
щил, что теперь в Советском Союзе смерт-
ная казнь применяется к 14-летним детям.

 

* См. статью А. Суркова «О ‘ложной и
подлинной правде искусства». «Лит. газе-
тах № 52, 1945 г.

 

Tun

 

BI

лейской бесплодной смоковницы — T. e.'

сы, с которыми к ним обратились совет-!
ские писатели через литературную секцию !

владельцем.
процветающего издательства, нашел толь- |

 

 

 

Письмо в редакцило

!

|

aH- .

В самом деле, эта группка так долго но-,

|

|

ко один ответ: раскрывать «секреты про-!

хонов, — работали много и самоотвержен-
но, Были написаны книги не только о Ве-
ликой Отечественной войне и ее героях,
но и о прошлом нашей родины и о воспи-
тании характера советского человека.
Н. Тихонов охарактеризовал произведения
писателей-лауреатов и указал, что различ-
великого праздника | ные по жанру, стилю, теме и художест-

М. ЛАДЫНИНА

ЛИРИЧЕСКИЙ ФИЛЬМ

В шесть часов вечера 9 мая 1945 года, в
незабываемый день

Победы, тысячи москвичей устремились К | венным приемам, — все они содействуют | родных Комиссаров поставлены pane
И | общему развитию советской литературы. | именами ученых и выдающихся изобро

местам у Кремля — Москворецкому
Большому Каменному. Давно уже был за-
гадан многими этот желанный час перво-
го послевоенного свидания. Еще гремели | уреаты А, Сурков,
пушки на близких фронтах, еще враг был Маршак. :
на нашей земле, а поэт Виктор Гусев про- Присуждение сталинских премий, — го-
видел этот светлый час сбывающихся на-| ворит А. Сурков,—равно значительно как
дежд. Поэт сумел в своих стихах, песнях, | лля тех, кто персонально удостоен высоко-
образах кинокомедии, в самом названии го признания, так и для всей литературы,
ее «В шесть часов вечера после войны» | как итог важного и многозначительного
выразить непоколебимую веру народа в| этапа в ее развитии.

‘грядущую победу. В. Гусев не дожил до Присуждение Сталинской премии не
воспетого им часа, но тысячи людей только выделяец труд удостоенного этой
пришли «в шесть часов вечера после вой- прёмии писателя, но и обязывает ‘его с
зы» ид боретга. Москвы-реки, ЖА re es удесятеренной энергией работать, совер-
незланил им свидавие. с. осуществиетейся шенствовать свое мастерство, находить

мечтой. area
темы и образы, открывающие путь
Фильм «В шесть часов вечера после тельскому слову”К сердну читателя,

войны» был задуман еще до историческо- Е +
го наступления Красной Армии в 1942 го- Список лауреатов Сталинской и
ду, когда неменцко-фашистские войска сто-| нынешнего года и премированных ре
яли у Сталинграда и рвались к Кавказу. | Ведений показывает, что всенародного при-

знания удостоились книги разных жанров,

Но вера в непобедимость нашей страны : 4
знушала всем нам, советским людям, убе- | писателей разного литературного возраст
и разной манеры.

ли-ла-

Затем с речами ‘выступили писате. те
2

П. Антокольски

 

Сталинской премии за | ским г.
| лучшие произведения, написанные в 1943— | которо

ратурной общественностью на другой день | кумент,

доблестный труд», снова прозвучали РУКО- | и еще раз вспомним ©

На собрании выступил с большой речью | не боев,

Р H Ги GHOB oO говорил о том что спосо
ССС. XOH . H * з и ]

ные голы войны, в боях и походах. В те [клятва Сталину.

|

тором между ‘|
ко стираются грани У} |
умствениым трудом, obec |
на веки веков pee
ете

стал труд. Вот о чем свид /
напечатанный в воскресн ]

тах 27 января.

оп |
Le Hananeiae Komuccapos CCCP. 28 we a Сегодня мы говорим re fs spent
ря в Союзе ‚писателей состоялось со De дне и ‘можем отчетлив И
| ние. В кинозале ССП СССР, где еще Не” | вить это завтра. Ведь ry ва «Мол
давно раздавались дружные аплодисмен- красный роман А. "М ий |
ты в честь писателей, чья добросове гвардия», — и 910 | sd ашни

стная работа в годы войны была отме-| нашего „ читателя. Но is He
чена высокой наградой — медалью «За | это всегда день мо

слышны легкие шаги ЮН
вот-вот ‘постучится в наш
праву своего дарования, pol
займет место среди нас
стороны, я обязуюсь отдать все *
бности для того, чтобы 4

Ie

лятва народу!

№

i

— Присуждение Сталинских преми |
сателям, — сказал С. Маршак, — №,
ник для каждого из нас, праздник ]
советской литературы. И те, кто сег%
получает высокое звание лауреата Ста)
ской премии, и те, кто еше не agian,
числе награжденных, но кто много a
д работал в эти трудные го

лотворно
одинаково радуются успеху и проца,

слова прозвучат, как к

нию советской литературы.
Имена писателей в документе Совета

телей. В этом таится особый смысл: в |
шей стране литература и искусство си
в одном ряду с наукой, техникой. Им
но здесь их место, ибо советские писа
ли, как и. весь народ, служат своим п
дом стране. В литературе HK и. в тем
ке, высшее звание — май. „тЛ \

В числе произведений!" Эченных Tp
вительством, на этот раз > очатся кни
обращенные к нашим юным читателям. 3
особенно отрадно, потому что ¢ мол
дежью связаны наши ‘лучшие надежды, в
ше будущее. Внимание правительства |
художественной литературе,  посвяшё
ной детям, лишний раз говорит о той тр
мадной заботе, которой окружены юн
граждане нашей социалистической Родия

С теплой приветственной речью к \
ы

сателям-лауреатам выступает. М. Иса
ский. »

— Награждение наших товарищей 1
сателей Сталинскими премиями, — говор
М. Исаковский, — я воспринимаю не тол

 

ждение, что не за горами «праздник на
нашей улице», радостная встреча после Но все эти произведения — будь то сти-
победы над врагом. -хи и повести о войне или произведения

Мечта и твердая уверенность в нашей

ко как их праздник, но как больной да

победе сочетались в сценарии
Гусева, поэта необычайной искренности, и
воодушевляли его.

на исторические темы, или такие труды, как всей нашей литературы, нашего искусст

Виктора

медии» Данте об’единяют две
ных черты:

замечательный перевод «Божественной ко-
характер-
стремление широко и разно-

Поэту-сценаристу важно было не только
рассказать о судьбе его героев —бойновз-
артиллеристов и советских девушек, но н
передать свое поэтическое ощущение во-
енного времени. Вот почему события, с
которыми связаны судьбы героя и герои-
ни фильма, приобрели взволнованно-лири-
ческую интонацию.

В свое время фильм «Свинарка и па-
стух»>, сценарий которого также принад-
лежал Виктору Гусеву, а режиссура Ива-
ну Пырьеву, был разведкой в новом жанре

сторонне взглянуть на историческую жизнь
родного народа и человечества и стремле-
ние на основе правдивого, реалистическо-
го взгляда на жизнь, сделать художест-
венное произведение оружием в руках на-
рожа в трудную, страдную пору его жиз-
ни. В этом — глубокий демократизм про-
изведений, отмеченных высокой наградой.
Определяя наши. творческие задачи на
будущее, нам нужно всегда помнить о
демократической сущности нашей литера-

ь туры.
музыкально - поэтической картины, где м

м — Мне трудно говорить сегодня, — ска-
песня чередуется со стихотворным диало-
: л П. Ан льск — трудно потом
гом. Работа над этим фильмом была в| 34 и рум о

что величайшее горе, которое может ис-
пытать человек, в моем личном случае
соединилось с самым болышим  праздни-
ком советского гражданина. Но как бы ни
были велики твои личные трудности, они
становятся легче, раз уж тебя коснулось
светлое имя Сталина.

Когда впервые видишь три документа,

значительной степени экспериментальной:
только после просмотра материала первых
Семок мы ‘убедились в том, что стихи хо-
рошо звучат с экрана. Условность стиля
сценария «Свинарка и пастух» требовала,
ттобы условны были не только костюмы,
декорации, но и диалог.

`«В шесть часов вечера после войны»— :
вторая работа Виктора Гусева и Ивана | ТРи постановления Совета Народных Ко-
Пырьева — была ‘продолжением  экспери- | Миссаров о присуждении Сталинских пре-
мента в жанре музыкально-поэтического| МИЙ за годы войны мастерам науки, тех-
фильма. На этот раз реалистическая трак-
товка образов и деталей требовала изме-
нения многого из того, что было найдено
в прежней работе.

Талантливые, полные искреннего лириз-
ма стихи Виктора Гусева очень помогли
мне создавать роль советской девушки
Вари.

Поэту хорошо удались в сценарии сти-
хи о высоких чувствах, о лирических пе-
реживаниях героев, рассказы в стихах о
больших делах наших людей. В дакой, на-
пример, сцене, как «Письмо на. фронт»,
есть строки:

Кострами замерзигую землю греем,

дей нашего поколения. И всматриваясь
пристально, понимаешь самое важное: не-
‚ даром здесь мастера
анализа стоят рядом с
маш и Егором Огарковым,

стальные машины, где дышит интеграл,

была Зоя Космодемьянская. Недаром

кованая речь Данте перекликаются с пес-

ники и искусства, радуешься успехам лю-! благо любимой Родинь. Ы

математического | ность работать "2

Мне приятно, что среди награжденных 1
сателей я встречаю имена своих друзе
* творческие успехи которых мне всегда 6}
ли близки и дороги. Горячо поздравля

писателей с радостным праздником. |

С горячим воодушевлением собрание п
сателей приняло предложение посла
приветствие товарищу Сталину.

«Сталинская эноха, — говорится в эт
приветствии, — открыла перед советски»
художниками огромные творческие гор

| зонты, предоставило широчайшие возмой
' ности для расивета социалистическото и
кусства во всем его многообразии.

Писатели Советского Союза гордят
тем, что своим оружием — художестве»
ным словом — участвовали в священное
борьбе, которую вели миллионы советски
людей под  водительством любимой
Сталина за свободу и независимость нашей
Родины, за народное счастье, за торжеств
правды на земле. Высокая честь творить
эпоху, озаренную Вашим светлым имеце
Великое счастье— жить на земле. Ig Ss,
дивое слово художника польз} 7774,5}
родной. любовью и государст. я
знанием. Огромная разосуле-трудяться +

№

Большая награда, котФрой удостоены
ветские писатели, возлагает на нас обязав

ще лучше и самоотвер

Дарьей Гар-| женнее. Необ’ятные перспективы открыв

недаром в| ются перед литературой в обстановке все
те дни, когда на поля битв вышли наши | народного под’ема в мирный период сони

алистического строительства. Жизнь co

по киноэкранам Советского Союза прошла! ветских людей, их героические дела, и
тень подмосковной девушки в ватнике. Это | неисчислимые душевные
в| исключительно

постановлении уральский казак Емельян | материал для ху
Пугачев стоит в одном строю с Василием | Мы обещаем Ва
Теркиным. Недаром древности Урарту ‘и| святим все свои

богатства дак!
яркий и разносторонни
дожественного творчеств
м, товарищ Сталин, что по!
способности, таланты
свой творческий труд достижению новы!

ay nly

А сердцем уносимся в сумрак ночной,
т.

К дивизиям вашим, полкам, батареям,
И к вашей — особенно мне дорогой...

нями Суркова и Первомайского. Все это | успехов на поприще искусства, ‘сделаеу
есть изумительное свидетельство широты | все, чтобы поднять художественное слов
и гевия нашего народа. В этих документах | на высоту, достойную Сталинской эпохи!

‚ской интеллигенции, вопреки прямой оче-

Здесь, мне кажется, именно конкрет-
ность и обыденность рождают поэтическое
настроение. Перекличка молодых людей,
любящих друг друга в дни суровой бит-
вы, звучит как рассказ о неразрывной свя-
зи фронта и тыла.
ee о ев hr Военной комиссии ССП главы из своей но-
удостоен Сталинской премии. Миллионы ВОЙ повести «Лида» (вторая книга «Это
советских кинозрителей с искренним удо- | было в Ленинграде»). Собравшиеся дали
влетворением узнали о заслуженной на- высокую оценку книге А. Чаковского. !
граде поэта-патриота, светлый талант, вер-. | т
ное родине сердце и добрую песню кото-
рого будет долго помнить советский на-
род.

отражены подвиги совершенно особого об-
‚ щества, нашего общества. Это общество,

 

 

хх
Поэта Илью Френкеля хорошо. знали на
фронте. На творческом вечере в клубе |

 

В Союзе советских писателей СССР

На-днях Александр Чаковский читал в| писателей поэт читал стихи, созданные не

величия задач, стоящих перед страной со

в | циализма».

 

|
\
посредственно на фронте, и новые, пасле-
военные стихи.
xk ae
Проф. М. М
ческой секции
из
Шекспира,
читателя.

bi
прочел в истори’

ССП СССР

рассчитанной сна молодого

OP PPP PP PPP PLP ALP LPL PPP PPP LLLP ALALPRLPPPALPPAPRLPAPLPLPALALPALLPAAPLALe

сениями и надеждами относительно буду-
шей работы или безработицы, да еще те,
которые неизбежно возникают в результате
длительной разлуки мужа и жены. А когда
я стал искать книги, затрагивающие эти во-
просы, мне ничего не могли предложить.
Мне сказали, что «боевиком» дня является
роман в пятьсот страниц, в котором описа-
ны приключения девушки, примерно около
ста лет тому назад отправившейся к же-
ниху в Новую Зеландию. Сюжет основан
на том, что письмо с предложением выйти
замуж было ошибочно вручено этой де-
вушке вместо ее сестры. Автор книги по-
лучил премию в 30 тыс. фунтов стерлин-
гов. Мне говорили, что существует произ-
ведение, в котором поднята проблема воз-
вращения солдата к жене, забывшей его за
время войны, — вопрос очень актуальный
ную необоснованность предположения | В сегодняшней Англии, но для этого про-
мистера Лемана касательно того, что со- | изведения не нашлось еще издателя. Тема
ветская идеология воздвигла барьеры на | его была признана слишком дерзкой.

пути к взаимопониманию. Фактом однако Мистер Леман так защищает «свободу»
остается, что значительная группа англий- писателя, что может создаться впечатле-
ние, будто вся английская литература пе-
риода войны оторвалась от действитель-
ности. Конечно, это не так. Достаточно
упомянуть здесь хотя бы произведения
Рекса Уорнера, который в своей книге
«Почему меня убили?» реалистически по-
казывает военные цели среднего англича-
нина; последнюю книгу Эрика Найта, пи-
сателя, недооцененного в Англии; про-
изведения Генри Грина и Инесы Холден,
показывающие, что авторам понятны со.
циальные проблемы, выдвинутые войной;
книги Нагеля Бальчина (в своей послед-
ней работе он, однако, присоединился к
группе писателей, одержимых проблема-
ми, которые лучше было бы оставить
психиатрам). Нельзя также обойти мол-
чанием исторических писателей, кото-
рые в "Англии, как и в Советском Союзе,
в военное время в значительной мере 'по-
новому увидели прошлое своей страны,
шению к задачам искусства и литературы | Олдингтон — не единственный, английский
| заложена причина того, что они так явно | ПИсатель, который в поисках темы, обра-
не хотят понять целей, стоящих перед со- | ТИлся к минувшему. «Английская социаль-
| ветскими писателями? ная история» профессора Дж. М. Тревелья-

Не могу поддержать английских писа-
телей, рекомендующих советским читате-
лям подобную книгу.

В общем, если судить по тону выступав-
ших на собрании, им казалось необы-
чайно забавным то, что кто-то в Со-
ветском Союзе может всерьез интересо-
ваться английской литературой. Как будто
здесь речь шла не о духовных запросах
великого народа, глубоко изучившего ан- |
глийскую классику, а об акте вежливости
полудикого племени из джунглей по ‘от-
ношению к некоей высшей расе. :

 

Товарищ Сурков правильно отметил пол-

видности, упрямо отказывается верить, что
советский народ серьезно интересуется
тем, что происходит за пределами его стра-
| ны, будь то в области культуры или в лю-
бой другой области. Сколько раз в Англии
меня спрашивали‘ о том, какое впечатление
произвело на русских «открытие», что су-
ществует и другой мир.

Как всё еще мало знают о Советском
Союзе известные круги английской интел-
лигенции! Как мало среди ‘них людей, ко-
горые, читая советскую литературу, утру-
ждали бы себя установлением связи меж:
ду этой литературой и социальной и эко-’
номической основой, на которой она воз-
никла. Возможно, что причиной является
их собственное нежелание признать связь
между литературой и жизнью, т. е. то, что
единственно и может породить здоровую
литературу. Не в их ли позиции по отно-

 

секретариат — К 5-10-40, отделы: критики ей 4-76-02, “ante
писем — К 4-26-04, издательство — К 3-19-30.

 

 

на за последние ‘два года стала одной из
| Ро время пребывания в ` Англии мне | наиболее популярных книг в Англии и по-
| очень часто приходилось слышать, что будила многих писателей обратиться к
| главные вопросы, занимающие теперь умы сюжетам английской истории.

людей, — это те, которые связаны с опа- англий-

успех. имел роман Форестера об

 

#3

 
   
  
   
 
   
  
  
  
  
  
  
 

Известный |

” искусств — К 3-37-34, информации в

ография- «Пудока, Moekne, уз Саке % =~

—

ской эскадре, побывавшей в Балтике в

период англо-русского союза против напо-
леоновской Франции.

лей еше только предстоит показать, смо:

не определилось еще течение, соответ.

щественной мысли, которое
лось на последних выборах.
если в литературе и обозначил
либо течение, то в сторону ements

никогда не встречавшего cou! .cTBHA Y
народа. \

Создается впечатление, что то времг
как Англия столкнулась лицом к лицу 6
ужасами и жестокостями фашизма, многие)
литераторы вместо того, чтобы направить
свой талант против
уйти в область чистой эстетики, укрылись

за непроницаемыми стенами &монастырей
духа».

Одна из самых поразительных  особен-
ностей современной английскей жизни —
неослабное напоминание о фашистских
зверствах в соединении с безразличием К
деятельности фашистов, которые все еще
существуют в Англии и, конечно, во’ мно-
гих близлежащих странах Европы.

В одну и ту же кинопрограмму включа“
ют хронику нюрнбергского пронесса, кар-
тины зверств, совершенных людьми, кото-
рых там судят, и кадры, демонстрирующие
продажу бюста Гитлера на аукционе в
Лондоне. Зритель принимает и то и другое
с явным равнодушием, что, конечно, слу-
жит признаком того, что писатели типа
мистера Лемана не использовали с поло
жительным эффектом предоставленную’и“
свободу. Ибо какой большей свободы м0-
жет требовать писатель, чем та, которая
дает ему возможность учить народ рас-
познавать врагов его свободы!

наблюда

Перевод с английского,

Е и,
Редакционная коллегия: Б. ГОПБАТОВ,
| Е КОВАЛЬЧИК, В. КОЖЕВ\ иКОВ,

С. МАРШАК. Д ПОЛИК\РПОВ,
Л. СОБОЛЕВ, А. СУРКОВ отв реактор}.

Зак. № 329.

С
И

OTPBIBLi
еще не опубликованной биографии |

Однако большинству английских писате-
гут ли ойи охватить в своем творчеств |
проблемы, занимающие сознание людей а
послевоенный период. В нашей литература

ственное тому pe3K@My полевению об-

Напротив!
b Kakoere

фаитизма, предпочли »

|
|

_ ate

Большой ДЕНЬ СОВЕТСНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ!

ПИСАТЕЛЕЙ, ПОСВЯЩЕННОМ |
СТАЛИНСКОЙ ПРЕМИИ i