Л. М. ЛЕОНОВ
Заторский округ
Московской области.

  
 

 

т

«Моя биография — это мои произведе-
ния», — сказал о себе Шедрин в беседе
с В. Лазаревским. Слова эти верны
только отчасти и в определенном смысле.
Правда, трудно найти другого писателя,
который бы так слил свое существование
с творчеством, с писательской работой.
Литература действительно была для Щед-
рина второй жизнью, иногда более значи-

тельною, чем жизнь действительная. «Я
писатель по призванию, — говорил Шед-
pup М. Семевскому, — еще в лицее

меня все тянуло к литературному. труду;
выйдя из линея, я 20-летним юношей на-
писал повесть, после которой отправился
в Вятку; и вообще куда бы и как бы меня
не бросала судьба, я всегда бы сделался

писателем, это было положительно мое!

призвание».

Но все же биография Шедрина далеко
не сводится к истории его произведений. .
Рано осознав в себе литературное призва-
ние и проникнувшись им с той силой убеж-
дения, с какой он умел исповедывать свои
взгляды, Шедрин лишь Ha пороге своих
пятидесятых годов смог отдаться избран-
ному пути со всей исключительностью и
полнотой. Жизнь сложилась так, что це-
лое двадцатилетие после выхода из лицея
он провел не в страстно любимой им ли-
тературе, а на административной службе,
в «глубине глуповских омутов», в <непро-
ходимости глуповских трущоб».

Но-служба Салтыкова — мало освещен-
ная сторона его жизни. Многое (и иногда
самое важное) в служебной биографии са-
тирика оказывается до сих пор неясным и
даже загадочным. К числу таких неясных

вопросов принадлежал до носледнего вре- |

мени и вопрос о конце административной
«карьеры» Салтыкова — «карьеры», изоби-
ловавшей на всем ее протяжении чрезвы-
чайно острыми эпизодами.
. В архивных фондах Ш отделения «соб-
ственной его императорского величества
канцелярии» — высшей политической по-
линии империи — мною найдены доку-
менты, выясняюншие вопрос о последней
«отставке» Салтыкова летом 1868 года.
Обнаруженные материалы окончательно
перечеркивают официальную версию, за-
крепленную в «аттестате о службе», где
увольнение Салтыкова представлено, как
обычный уход чиновника в отставку «по
прошению», обставленный всеми обяза-
тельными в таких случаях условиями: по-
вышением в чине, назначением пенсии
ит. д. С другой стороны, вновь найденные.
документы окончательно подтверждают и
существенно дополняют идущие со слов
самого Шедрина (в передаче Н. Белоголо-
вого и М. Семевского) указания, что. от-
ставка 1868 года была предложена «свер-
ху> и ато в этом смысле она была вынуж-
денной, а не добровольной, хотя и соответ-
ствовала в то время намерениям самого
Салтыкова. Наконец, новые материалы — |
и в этом их основной интерес — проясня-" |
ют всю каотину «чиновничества» Салтыко-
ва. Они освещают определенным светом |
весь нуть его служебной деятельности и |
дают ответы на вопросы: чем собственно
был занят и что в действительности делал
на своих высоких административных по-
стах этот воистину диковинный винце-гу-

бернатор и одновременно сотрудник рево-,

люционно-демократического «Современни-

Н. С, ТИХОНОВ

Дзержинский округ

Армавирский о

г, Ленинград Краеноларского

 

отношениям: это было в Рязани и в Твери,
| когда он был там вице-губернатором, за-

зенской казенной палаты, он успел поссо-

| ность его управляющим Тульскою казен»>
‚ ною палатою он своими поступками возбу-
`дил общее неудовольствие и поринание,
так что тульский губернатор находил co-
вместное служение с ним невозможным и
г. министр финансов предполагал уже уво-
лить Салтыкова от службы, но ограничился
' переводом его в другую губернию, в пред-
| положении, что он, сознав неприличие сво-
его повеления, изменит оное».

| В заключение Шувалов «полагал бы не-
‹обходимым удаление его (Салтыкова) из
Рязани с тем, чтобы ему вовсе не была
предоставляема должность в губерниях,
‘так как он по своим качествам и направ-
лению не отвечает должностям самостбя-
тельным» (л.л. 9—10).

Приведенный локумеит уже с очевидно-
стью устанавливает, что роль «первого
двигателя» в окончательной отставке Сал-
тыкова сыграло Ш отделение. Но картина
все же не была бы вскрыта до конца, если
бы вслед за опубликованным письмом Шу-
валова в «деле» не находился еще один
документ,

Вот полный текст документа, никак не
озаглавленного в подлиннике.

«Управляющий Рязанскою казенною па-
| латою д. с, с. Салтыков в продолжение
всей своей служебной деятельности по ве-
домствам и Министерства внутренних дея
и Министерства финансов постоянно обра-
шал на себя внимание высшего правитель-
ства, как чиновник, проникнутый идеями,
не согласными с видами ‘государственной
пользы и законного порядка; кооме сего,
имея превратные понятия о своих слу-
жебных обязанностях и о своем назначе-
нии, он всегда держал себя в оппозиции
к представителям власти в губернии, не
только порицая их, но даже противодей-
ствуя их мероприятиям. Наконец, в быт-
ность государя императора в 1867 году в
г. Туле, тульский губернатор положитель-
`но заявил, что находит невозможным сов-
местное служение с Салтыковым, управ-
ляющим тогда Тульскою казенною пала-
тою. По сообщении об этом министерству
| финансов, министерство признало возмож-
‘ным ограничиться тогда переводем его от-
| туда в Рязань; но несмотря на это снис-
хождение, он и там ни мало не изменив
своих убеждений и взглядов, продолжает
действовать в прежнем направлении и, кяк
и надо было ожидать, вступил в оппози-
цию против местного губернатора, затруд-
няя ему отправление власти, высочайше
| ему вверенной.

 

р

ствий д. с. с. Салтыкова поизнается необ-
ходимым немедленно вызвать его из Ря-
зани с тем, чтобы для пользы службы и но-
рядка не давать ему уже более никакого

' назначения», 25 мая 1868 года (л.л. 11—12).

На полях документа имеется знак №3 и
надпись: «Записка эта составлена по лич-

| ному указанию г. управляющего 3-м отде-

лением...».

«Записка» резко и определенно характе-
ризует политическую позицию Салтыкова,
как позицию, враждебную «видам государ-
ственной пользы и законного порядка»,

 

ка», «вице-Робеспьер», как прозвали Сал-В т, е. враждебную самодержавию. Чем. бы-

тыкова в Рязани?
ke *

4 мая 1868 года управляющий Ш отде-
лением и шеф жандармов граф П. А. Шува-

лов получил «совершенно конфиденциаль- |

ное» письмо от министра внутренних дел
А. Е. Тимашева. Министр, основываясь на
только что полученном сообщении от гу-
бернатора Болдарева из Рязани, спешил
информировать шефа жандармов о возник-
шем политическом неблагополучии в аппа-
рате управления Рязанской губернии. Речь
lila о вскрытом «противодействии, оказы-
ваемом [губернатору] в успешном управ-
лении вверенною ему губерниею некото-
рыми из служащих в Рязани лин» (лист 7).
Министр запрашивая руководителя Ш от-
деления, не имеется ли в его учреждении
каких-либо сведений о «возникших недо-
разумениях и о лицах, замешанных в них»
(там же). Перечень лиц открывался име-
нем М. Е. Салтыкова, Он служил в это вре-
мя в Рязани, занимая пост председателя
Казенной палаты.

Немедля по получении запроса Шувалов |

распорядился собрать все, что известно,
было Ш отделению о Салтыкове. А изве-!
стно было этому учреждению многое. С
момента ареста Салтыкова в 1848 году и'
последовавшей затем ссылки в Вятку, все-
могущий орган политической полиции уже
не выпускал нисателя из поля своего не-
гласного наблюдения.

Был «поднят» целый ряд архивных «дел». |
Слеланы соответствующие извлечения и
выписки, и на основании их Шувалов oT- |
правил 7 мая 1868 года министру Тима-
шеву свой ответ, |

«..ю сведениям, которые получаемы бы- |
ли в вверенном мне управлении в прежнее
время, д. с. с, Салтыков нигде не пользо-
вался сочувствием и расположением обще- |
ства, и действия его, хотя во многих слу- |
чаях похвальные в служебном отношенин,
подвергались часто. осуждению точно так,
как поведение и личные качества его все- |
гда более или менее вредили его частным |

|
}
|
}
1
1

 

В статье использовазю «дело» ПТ отд., Т экс-
пед., № 7. ч, 38, 1566 г.: «О лицах, обрашающих
на себя внимание правительства», (Гос. архив
ревелюцщин).

 

   

—

С. К. ТОКА

Кызылский округ
Тувинской: автономной области

|

|

| ло вызвано ее возникновение в канцеляр-
| ских тайниках ПШ отделения? Какую роль
‚ сыграла она в биографии сатирика?

Документально обоснованных ° ответов
на эти вопросы пока нет. Но изучение всех
| материалов позволяет с болышой долей
| уверенности высказать предположение, что
‚ «записка» представляет не что иное, как
' заготовленный в Ш отделении текст «все-
 подданнейшего доклада», с которым шеф
' жандармов счел нужным обратиться по но-
| Bony Салтыкова к царю Александру ИП.
| Последствия обращения известны нам
| уже из других источников. Всего лишь че-
| рез 4 дня после даты, стоящей на «запи-
ске», а именно 29 мая 1868 года, министер-
ство финансов отправило Салтыкову в Ря-
зань официальное уведомление о том, что
«министр финансов» — им был в ту пору
| М. Х. Рейтерн — «признал невозможным»
| дальнейшую службу своего бывшего ли-
| цейского однокашника. Это и-была оконча-
| тельная отставка.

Политическое поведение (‹образ дейст-
зия») Салтыкова-чиновника на всем протя-
жении его служебной деятельности было
признано «неблагонадежным» и. «неиспра-
вимым». Интересы охраны «порядка» само-
державия требовали полного изгнания «ви-
це-Робеспьера» из государственного аппа-
Pata царизма. Это было логично. Годы
службы давно уже разрушили в Салтыкове
просветительские иллюзии его молодых
лет, когда он полагал, что можно быть по-
лезным народу и в роли честного и добро-
совестного чиновника и когда он верил в
результат созданной им в годы вятской
ссылки теории «практиковать либерализм
в самом капище антилиберализма»-

То, чего не мог сделать Салтыков — ви-
не-губернатор и председатель Казенной па-
латы, то мог сделать и сделал великий
Шедрин-писатель. Мир помнадуров и ray-
повских градоначальников, столь превос-
ходно изученный и столь страстно ненави-
димый Щедриным, отверг его от себя и
выдал ему «волчий билет». Щедрин пони-
мал это отношение «охранительных» сил
царизма к себе. Он знал, что ему: платит
<отвержением» старый мир, который он с
такой силой и глубиной разоблачал и би-
чевал в своей бессмертной. сатире.

|

 

П, К. ИГНАТОВ

\ тем, состоя в должности председателя Пен- |

рить губернатора с дворянами, а в быт |

Ввиду такого неисправимого’ образа дей- |

Ф. И. ПАНФЕРОВ

Омутнинской округ
Кировской области.

круг
края

Евг. РЫСС

 

В печати и на литературных совещаниях '
горячо и упорно доказывалась польза при-|
ключенческой литературы. Теперь приклю- |
ченческая книга уверенно занимает свое |
место в планах крупнейших наших изда-,
| тельств и даже иногда, правда, гораздо ре-
же, в списках вышедигих книг.

Вышло пока очень мало. Еще трудно оп-
| ределить, в каком направлении развивается
жанр, какие новые, особенные черты вие-
сет`в богатую традицию приключенческого
` романа советская литература. И нет сомне-
ния, что правильный путь будет найден. |
Думается, что именно сейчас, в период по-|
исков пути, своевременно обсудить, какие.
традиции следует вспомнить и какие луч-
ше не вспоминать.

В силу многих особенностей нашей исто-
рии в русской литературе традиция при-
ключенческого романа не сложились. Рус-|
ские книги приключений либо были напи-
саны третьестепенными писателями, либо
занимали в творчестве крупных писателей
третьестепенное место (вспомним «Три
страны света» Некрасова). Можно говорить
о виртуозной технике детективного романа
у Достоевского, но никто не назовет «Пре-
ступление и наказание» или «Братья Кара-
мазовы» детективным романом.

Расцвет буржуазной приключенческой
литературы совпал с периодом колониза-
ции, со временем экспансии капитала. За-
воевание экзотических стран давало мно-
гообразный материал для приключенческо-
го романа, но неверно приписывать ‘всей
литературе приключений воспевание коло-
низации. Далеко не всегда это было так.
Благородные индейцы Купера—живой про-
`тест против колонизаторов. Романтикой на-
ционально-освободительной борьбы шот-
ландцев проникнуты «Похищенный» и <Ка-
триона» Стивенсона. Таких примеров можно ,
привести много. Но даже тогда ‚когда пи-
сатель воспевал колонизацию, это не опре-
деляло всего идейного содержания его про- |
изведений, Конечно, Дефо писал «Робин-
зона Крузо», вдохновленный путешествия-
ми своих сограждан, жестоких завоеватз-
лей и рабовладельцев, но время стерло с
романа эти жестокие тени и оставило нам
историю Робинзона, победившего природу,
историю о дружбе человека с человеком,
Робинзона с Пятницей.

|
|
|
|
|

 

Значительно раныше, чем гимназист Че-
чевицын, прельстившись вольной жизнью
прерий, тайно замыслил смелый побег в
Америку, романы Фенимора Купера «...вы-
зывали общее восхищение Америки и Евро-
пы, ими зачитывался наш знаменитый. кри-
тик Виссарион Белинский и восхищались
многие из крупных русских людей первой
половины ХГК столетия» (Горький)”Купер |
явился в литературу с огромным своим ма-
териалом, ©. неисчерпаемым запасом уви-
денного и понятого. 1

 

Так же вошли в литературу Джек Лон-
дон и Мариэтт, Майн Рид и Бреёт-Гарт.

В богатстве ‹и своеобразии материала —
один из секретов занимательности приклю-
ченческой литературы:

Натаниэля Бумпо Горький называл «во-
площением лучших свойств человеческого
духа». Кто не помнит мятежного и одино-
кого капитана Немо, д’Артаньяна и трех
его друзей, золотоискателей Брет-Гарта,
смелых авантюристов Джека Лондона, А ге-
рои Стивенсона: одноногий пират Сильвер,
маленький и болезненно самолюбивый Ал-
лан Брек, шотландские адвокаты в напуд-
ренных париках и нищие, вольнолюбивые
гайлендеры...

 

В этой яркости и многообразии характе-
ров — еще один секрет занимательности
приключенческой литературы. Без харак-
теров, пусть эксцентрических, но живых,
нет волнения за судьбу героя, и роман со-
храняет в лучшем случае интерес ребуса-

Литература приключений — это прежде
всего романтическая литература. В лучших
ее произведениях герои—сильные духом, |
доблесть и мужество их в преодолении
всяческих препятствий  исключительны.
Литературе приключений свойственно ро-
мантическое ощущение мира, чувство тай-
ны, скрывающейся в природе, тайны, ко-
торую надо разгадать. В этом — главный
секрет ее занимательности и в этом — ее
глубокое воспитательное значение.

В сущности говоря, все лучшие прик-
люченческие романы рассказывают о том,
как человек победил непобедимое. Может
быть, этой верой во всепобеждающую
силу благородных человеческих ‘чувств
следует об’яснить то; что приключенческо-!
му роману свойственен благополучный ко- |

| нец.

Традиции классической приключенчес-
кой литературы должны быть, кажется
нам, подхвачены и продолжены советски-
ми писателями. Но здесь необходимо вне-
сти существенную оговорку: продолже-
ние традиций — не подражание. Иногда, к
сожалению, эти понятия смешиваются.

Детгиз выпустил научно-фантастиче-
ский роман С. Беляева «Приключение Сэ-
мюэля Пингля». Роман написан от имени
Пингля, который рассказывает о днях сво-
ей юности и о своих приключениях «спо-
койным тоном классиков, которых с. дет-
ства приучил читать меня мой отец».
| Юность Пингля прошла в маленьком ан-
| глийском городке Эшуорфе. Городок под-
робно описан в романе. Серые башни зам-
ка. Харчевня «Королевский тигр». Од-

 

 

норукий отставной сержант, завсегдатай

,

М. А. ШОЛОХОВ

 

живал свой век под сенью серых башен
замка, в уютном домике по соседству с
харчевней. Именно так все и происходит в
романе Беляева.

Пингль побывал в Америке (сенсации,
репортеры, доллары,  эксцентрические
дельцы); на плантациях в Пенджабе (уп-

равляющий сидит в тени и пьет виски), в

Мексике (белые домики, пальмы, патеры в
черных сутанах, босоногие полицейские).

Пингль
Эшуорф.

счастливо вернулся в родной

Беляев внимательно прочел хороших ан-
глийских ‘писателей и постарался написать
книгу, как можно более на них похожую.
В некоторой степени ему это удалось. На-
столько, что даже странными выглядят в
его романе телефон, такси и рейсовые са-
молеты. Мир, в котором живет Сэмюэль
Пингль, это мир ХУШ, может быть начала
ХХ века, но ни в коем случае не ХХ.

Роман откровенно стилизован. Стилизо-
ван под хороших писателей-приключенцев.
Но литература не знает повторений, и ко-
пия в литературе не бывает похожей на

| оригинал. Чем тщательнее соблюдает Бе-

ляев внешнюю верность своим образцам,
тем дальше он от этих образцов удаляет-

| ся. Механически повторяя описанные дру-

гими пейзажи и положения, он не научил-
ся главному —умению по-своему
мир. Он не понял, что и в приключенче-
ской литературе материал, пусть романти-
зированный, должен быть подлинным и
достоверным.

И хотя книга Беляева читается,с инте-
ресом, познавательный материал органиче-
ски входит в ее сюжетную ткань, — все
же советская приключенческая литература,
думается нам, пойдет по другому пути.

П. П. БАЖОВ

видеть | не нашел правильного решения. В cylll- | peuma дать его в приданое за дочерью,

К. М. СИМОНОВ А. А. ФАДЕЕВ

   

 

к т
миллеровский округ Красноуфимский округ ‚Ярлевский ORpYT ня 1
Ростовской области Свердловской области Смоленской области |.
ao
’

харчевни, пыхтит огромною «бразильской, ские штампы, а профессионала, глубоко | исчезает, ane ae ao ei che a af
трубкой и пьет эль из оловянной кружки. | чувствующего скрытую романтику своей jee самоуби ee д ae eae zat!
Заброшенные шахты в окрестностях. Вос-' профессии. | заграничный город. фаны “Bureston. Tao
кресная проповедь в церкви. Мальчик, | Мучителен и тяжел путь к алмазным ь чается там с неким р ыы
мечтающий о том, что вырастет большой и | россыпям. Почти непреодолим путь к Ta- каким-то не приводимым ee ment
отправится в заокеанское путешествие. | инственной пещере в кольце «Подлунном». | Жидков догадывается, что т итемы Hani
Городок этот, до Беляева описанный Смол- | Необычайное дается ищущему. Дается в ре- изобретение, похожее на изобретение па Ни
летом, Фильдингом, Стивенсоном и Конан- | зультате трудов, опасностей, упорства: | денова. Ведя себя iano. We tee ee
Дойлем, не. нуждается в рекомендации. Он | <Разве эти встречи с необычайным не ре- но и даже легкомысленно, AAMAKOB попа.
‘достаточно апробирован в литературе. Он | зультат многолетних, может быть бессоз- дает в плен к Витеме на его оне i
создан для того, чтобы молодой человек, | нательных поисков?». Ефремов любит не | корабль «Марта». В м время В а CHO en
мечтавший когда-то о путешествиях, по-| только находку, не только результат, но женившийся на дочери я о EE ait
терпел крах семейный или материальный и | и самые поиски, упорный и долгий труд, езжает с женой в Берлин, чтооы заказать
отправился в большой мир за деньгами и потому что труд этот — преодоление не- | немецкой фирме детадит своего прибора,
приключениями. 'Он создан для того, что- | преодолимого, победа упорства и воли— Зачем-то он привозиз 7 ейбой черт ЖА т
бы, увидя мир, пережив приключения и | это и есть романтика, которую надо уметь | всего прибора, явля я важнейшей:
приобретя неболыное, но достаточное увидеть. военной eee ke aa ae al
с ы ji ея. | к начинает . \
Son ode noe emt ae | {Map Ефремова реален и  фантастичен. |Найденов не догадался или забыл оставит (0

| Поэтому мы верим, что тайны, описанные хотя бы копию чертежей своего пр

| им, действительно существуют. Таинствен- бора, потому что уничтожить чертежи о ior

| ное у него не хитро придуманный Ребус, „. может и из-за этого подвергается мно-йи

а свойство писательского видения Мира, 1„„ опасностям. Происходят драки и слеж4

то чувство таинственного. которое 'РоЖ-|„„ То одного, то другого персонажа свя-!

дает исследователей и открывателей. зывают и развязывают. Предполагаемыйи
Далеко не все рассказы Ефремова рав-

враг оказывается норвежским патриотомп
ноценны: рядом с прекрасными расска-

пастором Зуденшельдом. Г
Заки: arth Сарк», «Оверо ториых духов», Жидков, убежав от Витемы. попадает на
«Встреча над Тускаророй», «Алмазная тру- 5

таинственный норвежский «Остров tyma;**
| ба» есть растянутые и вялые («Обсервато- | нов», захваченный немцами. На остров®.
ТВ Дешт»). Очень часто Ефремову строятся таинственные сооружения. Здесн”
нехватает литературного умения, И НекКо- |, кивет таинственный доцент, которы
торые из созданных им людей лишены ИН- | „сотает над таинственным изобретением. ®
дивидуальности и ‘Характера Написаны Сюда прибывает таинственный пастор, ко д
рассказы тоже неровно, Встречаются фра-

р
5 торый оказывается... Найденовым. зи

зы непростительно неряшливые. «Вы наб-

людали незнакомую жизнь, и она всегда

кажется почему-то теплой, красивой, чего,

 

То, что молодой советский моряк, видичы

'мо, не имеющий специального духовногонт

наверное, нет на самом деле...». Это свВИ-' образования, внезапно стал пастором и непр
детельствует о том, что Ефремов стоит | вызывает никаких подозрений у своими
‚только в начале своего литературного пу- ‚ прихожан, не смущает Шпанова. eu
и. Отталкиваясь от реального материала, | Ba
р в a | Невероятные события продолжаются!

воего ощущения мира, он продолжает ‹
Е ee ee . | Матрос Эль оказывается девушкой и соби-

MH i ; ;
ты ма | рается выйти замуж за Жидкова. Появ |
: ляется таинственный ‘корабль, на “оказу

But

и приключенческой лите- Hi

 

Из года в год издательства Америки И таинственный. человек, который оказ
Европы выпускают сотни и тысячи книг | вается Бураго. Lyparo умирает снова. р
«занимательных, но ничтожных», произво- i попадают в Англию, и тут уже начинаюто
дящих впечатление «бездушного, вырабо- | совсем странные приключения. Будущий
танного механизма». Тут уже не до обра- тесть Жидкова, обыкновенный старый ры
зов, не до характеров, не до нового мате- | бак, оказался владельцем целого остров”
риала. Бездумные, легкие книги, возбуж-‹ка с богатейшими промыслами.

Островой"
дающие не интерес, а азарт. Ребусы, смысл ' имеет крупнейшее военное значение. Нем},
которых только в том ‚чтобы читатель | цы и англичане спорят из-за него, а старм

  

вости говоря, этот вид печатного сло- таким образом островок попадает в ру
ва отошел от питературы и стал отраслью | советского моряка.

коммерции. Рынок определяет законы |
жанра. Автор детективных романов далеко
не всегда писатель. На этом поприще про-
славились люди, которые вряд JH могли |

pr

Тут даже Найденов, не выдержав, го
ne, ; Te,
— Чудеса в решете!

VOR in |
УЕ ‚ ; 3 na
| бы занять в литературе даже самое неза И снова начинаеь зеютеться. ee
| ESBS MESES. ва похищают,. дерутся’ гонятся, переод \'
Нельзя отрицать, что с течением време- | ваются, связывают и развязывают др р
i Е
ни путем жестокого рыночного отбора вы-! друга. И снова воскресает Бураго.

В смысле определения этого пути гораз-  Работалась специфическая, но высокая) Правдоподобие тшательно изгнано и
до значительней работа И. Ефремова, не- | КУЛЬТура этого вида печатного слова. Мно- | романа. Самые невероятные переодева
давно выступившего: с рядом приклю- | ГИ® Романы. придуманы хитроумно, и раз | ния, самые поразительные случайност
ченческих рассказов. Рассказы эти вы-| ТАдка авторских. построений представляет происходят на каждой странице. Мест&

пустили три издательства: Детгиз, «Мо-
лодая гвардия» и Военмориздат. Удача
для писателя редкая и Ефремовым заслу-
женная. Моряк, ученый и путешественник,
он входит в литературу с интересным и
разнообразным материалом. Рассказывает
ли он о геологах, ищущих алмазы, или о
живой воде, найденной давно погибшим
капитаном, об удивительных изображе-
ниях слонов и жираффов в Восточной Си-
бири, или о страшных существах, живу-
щих в пустынях Монголии, он всегда го-
ворит об одном: мир загадочен. Долг и
счастье человека ‘— разгадывать загадки
земли. И не потому Ефремов ищет стран-
ное и необычайное, что он решил писать
приключенческие рассказы, а рассказы у
него получаются «приключенческими» по-
тому, что в мире ему интересней всего
необыкновенное.

«..чем невероятнее и чудеснее встречен-
ная в жизни случайность, тем труднее убе-
дительно рассказать о ней...» Так кончает-
ся рассказ «Встреча над Тускаророй». Уда-
ча Ефремова — в убедительности ero
рассказов. С каким знанием дела, с какой
любовью говорится в рассказе «Катти
Сарк» о парусном судне! Это слова не
диллетанта, ищущего готовые романтиче-

 

———

КНИЖНЫЕ НОВИНКИ НА ЛАТЫШСКОМ ЯЗЫКЕ

РИГА. (От наш. корр.). В об’единенном
издательстве Латвни (ВАПП) вышли на ла-
тышском языке произведения латышских,
а также русских и иностранных авторов.

Изданы сборники стихов латышских
классиков Я. Райниса, Эд. Вейденбаума и
Леона Паэгле. Современная латышская ли-
тература представлена произведениями
Андрея Упитса (исторический роман «Зе-
леная земля», сборник одноа“тных пьес и
трагедия «Спартак»), Вилиса Лациса («Рас-
сказы», повесть «Кузнецы будущего», пьесы
«Невестка» и «НПобеда»), сборниками сти-
хов Валдиса Луксса «Фронтовая кружка»

и Андрея Балодиса «В лучах борьбы и
победы», тремя. антологиями латышских
поэтов: «Песни об. Отечественной войне»,

«Латышские поэты Сталину» и «Советской
Латвии». Изданы также рассказы Анны
Саксе, Яниса Ниедре, пьеса «В какую га-
вань?» Арвида Григулиса, пьеса пля летей
«Три сарая» Анны Броделе, однолктная
пьеса «Интересный случай» Валдиса Гре-
виныша,

На латышском языке вышли: сборник ба- | менных латышских и русских авторов

немалый спортивный интерес. И все-таки
«книга остаелся занимательной, но нич-
тожной, подобной партии в шахматы, а не
произведению

(Стивенсон). К сожалению, у нас часто |
путают это бульварное чтение с приклю- |
ченческими книгами, увлекавшими и вос-
питывавеиими нас в детстве. Очень важно
провести необходимое разграничение. Сто-
ит учиться у классиков приключенческой

| действия — это не реальные страны,

|

человеческого искусства»!

м
с
своими нравами, бытом, со своей приро-
дой, а только условные плацдармы, на к
торых можно стрелять, гнаться или убе:
гать от погони, подвергаться опасностях’
или спасаться. Завлекательные названий
глав, неумеренное употребление сло!
«тайна» и «таинственный» должны подо”
гревать интерес или, точней говоря, азы

читателя.

литературы, но создавать на советский ма- vi
Hep тысячу первый вариант бульварного| Интрига в романе Пшанова  построел
сыскного романа не только бесполезно, но бестолково и хаотично. Нелепости и Min
и вредно. «Красный Пинкертон» — понятие | тяжки бросаются в глаза. Лишенные всь
столь же бессмысленное, как, скажем, «Со-| тренней логики, события развиваются Яук
ветский граф Амори» или «Красная Зино-'капризу автора. Шпанов даже не патае! the
| въева-Аннибал». | ся придать хоть некоторую стройность сНвова

}

жету.

Мы говорим об этом потому, что sana: | ee ice.
| ча создания «Красного Пинкертона», выйдя | Но говорить хочется не об этом. «Та Ah
| из стадии обсуждения, начинает реализо- ‚ профессора Бураго» в известной мере де a

ваться практически. ларативная книга. Она сознательно и №.

рочито построена на штампах MPHKTON A, *
ческого романа. И важно не то, что м‘
‘штампы используются неумело и плохи!

то, что они используются убежденно #5
принципиально. Произошла  подтасов\ ’
Худшие свойства бульварного детектив a
выдаются за специфику приключенческо в
литературы. К сожалению, подтасовка Эт
прошла. незамеченной. Неправильная, лож. в
ная точка зрения существует и утверждает- |
ся. Разве решился бы Шпанов так небрежи,,
но написать книгу, если бы это был не при И
‚ ключенческий роман? Разве решалась бы’ ''
«Молодая гвардия» издать книгу с ан

KH)
т + Won:

| 40M,

Издательство «Молодая гвардия» пред-
приняло печатание выпусками романа Н.
Шпанова «Тайна профессора Бураго». Это
история о двух советских людях — Най-
денове и Жидкове, которые переживают |
всякие приключения, борясь за таинствен-'
ное изобретение, сделанное профессором
Бураго и ими самими. Бураго таинственно

ry

 

Ker

‚сен И. А. Крылова и «Горе от ума» А. С.
Грибоедова (в переводе Андрея Упитса) . .
«Чапаев» J]. A. ®ypmanopa,