Го

10

6 НЗЯБРЯ 1944 г., № 267 (9724)

вес

 

Действующая армия. Кавалер ордена Славы всех трёх степеней гвардии старшина Алексей Федотович Виноградов.

ЕЕ» о eee) ee See Е ЕТ ЕО руси Соч ЕЕ
= = = gure С z

А. Ф. Виноградов — уроженец Удмуртской АССР.

 

Слово об отчизне _

Советская отчизна,

Родная наша мать!

Каким высоким словом
Мне подвиг твой назвать?
Какой великой славой
Венчать твои дела?
Какой измерить мерой-
Что ты пеоенесла?..

В годину испытаний,

В боях с ордой громил,
Спасла ты, заслонила
От гибели весь мир.
Сыны твои бесстрашно
Врывались в самый ад,
Ложилися под танки
Со связками гранат;

В горящем самолете
Бросались с облаков
На пыльные дороги,
На головы врагов;
. Наваливались грудью
На вражий пулемет,

В боях стояли насмерть
У. речек, у. высот...

 

М. ИСАКОВСКИЙ.,

Скажи: а сколько ж, сколько
Ты не спала ночей

В полях, в цехах, в забоях,
У доменных печей?

По твоему призыву
Работал етар и мал, —

Ты сеяла и жала,

И плавила металл;

Рубила в шахтах уголь;
Валила наземь лес,

Заводы возводила,
Сдвигала горы с мест...

Бессменно ты стояла
На вахте Фроонтовой,
Чтоб на врага обрушить
Удар. смертельный свой.
И, в бой благословляя
Своих богатырей,
Ты знала—будет праздник
На улице твоей.
И он пришел! Победа
Твоя недалека:
За Тиесой, за Дунаем
Твои идут войска;

= `Рвое-пылает-знамя: =
Над склонами Карпат,

+

Фото Г. Омельчука.

На Висле под Варшавой
Твои костры горят;

Твои грохочут пушки.
Над прусскою землей,
Огни твоих салютов
Всплывают над Москвой...

а и тит

Скажи: какой же славой
Венчать твои дела? —
Какой измерить мерой
Тот путь, что ты прошла?
Никто в таком величьи
Вовеки не вставал!

Ты выше всякой славы,
Достойней всех похвал.

И все народы мира, `

Что с нами шли в борьбе,
Придут и благодарно.
Поклонятся ‘тебе;
Поклонятся всем сердцем
За все твои дела, :
За подвиг твой бессмертный,
За все, что ты снесла;

За то, что жизнь и правду’
Сумела отстоять,
Советская отчизна, FR
Родная наша. мать!

 

Член нартии

Воманхир самоходното орудия Еремий
Нимакуридзе похож на учителя или атро-
нома. Маленький человек с тихим толосом,
поседевитей! головой, успокаивающими теп-
лыми кариуи глазами. ;

би стоит рядом с0 своей самохолкой.
Шесть звезд на борту, а вало `пририсовать
еще две, нотому что после вчерашнего боя
на счету экипажа уже восемь уничто-
женных немецких танков,

Гле-то рядом ухнула пушва. Звук уда-
рилея о скалистый склон. И кажется,
каждая вершина, кажлая поросшая елью и
вереском сопка повторяет выстрел.

деревья. Надал и не’ плажал.

Ничего, — говорил Еремий жене, —
сын хочет быть летчиком. Пусть падает
сейчас и пусть никогда не упадет, когда
сядет в самолет.

Но ушел не сын, а он сам. Гиви еще
был молол, когда началась война. А Еремий
ушел добровольцем. Он помнит первый бой
на керченеком берегу. И сразу, с баркаса
прыгнув на мокрую тальку, саперы начали
работу, проделывали проходы, обезврежива-
ли минные подя.

А потом — бои. И горькое отступление.

 

Каменные Бескилы. Отроги Карпат, похо-
ие на застывшие волны. Ваменная река,
которая должна быть и булет преодолена.
Горные дороги, где пристреляь каждый вер-
шок—и танки, чтобы прорваться = врагу,
взбираются почти на отвесные склоны,

..Горы. Они ему виделись в голой ста-
линградекой степи, на. Керченском берегу,
Нокрытые виноградниками, согретые горя-
чим солнцем. Вернуться в горы —— значило
вернуться к семье, в мирную жизнь. А тут
другие горы — склоны, сожженные разры-
вами, дороги, перепаханные снарядами. Вар-
паты — грозная, но одна из последних стен
по дороге к победе.

Сейчас короткая пауза. Прикроенть глаза,
задумаешься—и представится Грузия, семья,
Unatypa, Сачхери. Даже шюпотом по-
вторять эти ‘названия «радостно. Сады,
скрипучие арбы, знакомые тропы...

Скоро Октябрь. И в эти дни исполняется
лвадцатилетие его пребывания в партии.
Гзе он- встретит праздник?

Двадцатилетие. Целая жизнь. Он тогда
вышел от секретаря райкома. Й казалось,
что всё должно быть иначе с сегодняшнего
дня — яснее; правильнее. -

Член партии. В тот день он выдал на-
гора не сорок тонн мартанневой руды, как
обычно, а шестьдесят. Й все удивились:
откуда прибавилось сил у маленького Ци-
макуридее?

Пать лет он добывал марганец. И когда
его отозвали на другую работу, мастер,
прощаясь, пригласил_вго в себе. Сидели без
огня. Вино. в стаканах искрилось от луны,
как будто горело холодным пламенем. Ма-
стер молчал. только подливал в стаканы.
А потом вынул блокнот из кармана, придви-
нулся к окну, несколько секунд что-то под-
считывал и, окончив, сказал:

— Знаешь, сколько ты добыл марганце-
вай руды, Еремий Ефимович? Пятьдесят
тыеяч тонн! Целая гора!

Было приятно и немного смешно пред-
ставить себе эту тору.

Мастер обычно был молчалив, но сейчас
от вина или перед разлукой ему хотелось
товоритБ: ]

Еремия Цимакуридзе послали предеедате=
лем сельсовета. Он организовал шесть код-
хозов, насадил 25 гектаров виноградников.
Вот сейчас идет война, а там, в далеком |
Сачхероком районе, люди делеют свое.
Зреет розовый мускат, сладким соком нали-
валотся тяжелые пышные гроздья.

* # #
Так он жил. В xowe было уже пятеро
детей. Посмотришь на старшего, Гиви.—
сердце сжимается от мысли о разлуке. Гиви

 

Он лежал на керченском берегу среди тру-
пов. Осколок мины тажело поранил его.
Цимакурнлзе истек бы кровью, но раска-
ленная сталь осколка прижгла рану, и кровь
не текла.

On лежал среди убитых товарищей. И
старался не вспоминать о смерти. Лучше

думать о жене, о доме, о детях. Всегда яуч-.

ше думать о хорошем. Даже если смерть
придет через минуту, надо встретить ее с
явным липом. Он думал: веё-таки хорошо
вышло, что он пошел воевать, а дети —
дома. Провожать всегда тяжелее. Лучше от-
воеваться сейчас. чтобы никогда не прово-
жать детей на войну.

..Шум прибоя затихал. Казалось, ветер
пахнет виноградником, созревающими пло-
дами. Ололевал сон. Нужны были огромные
усилия, чтобы сбросить дремоту. Сейчас
вельзя спать! Он лежал с пистолетом в ру-
ке, ‘неподвижно, сберегая силы, готовясь
принять помощь; 6елн_ придут товарищи,
эринять бой, если немцы появятся раньше.

Товарищи. во-время поепели на помощь.

—- Небось, о емерти думал, старик? —
спросили его.

0 смерти?! Достаточно хорошего в
жизни, зачем же думать о смерти!

Больше он не мог говорить. Не было сил.
Он потерял сознание и очнулея только в
госпитале. 2

Теперь ero часто ласково называли:
«Старик». Голова сильно поседела B Te JEU,
на керченском берегу.

Но старость — это когда человек стано-
вится равнодушнее и. холоднее, когда его
тянет к отлыху и покою. А у Hero по-
прежнему горячо и часто билось сердце,
Мелодо смютрели карие теплые, совсем не
постаревшие глаза.

Его называли — «Старик». И командир
ботареи, куда он попал, — Ваетлий Вакто-
рбрич, тоже был человек пожилой, спо-
койный, неразговорчивый. Так и пошло:
«батарея старичков». В самые трудные ме-
ста попадала она. На руках, через пески,
Зерёз грязь, под ливнем огЕя вытаскивали
батарейны верные пехотные пушки. Рядом
или Василий Викторович и его заместитель
Иимакуридзе. Очень спокойно, не кланяясь
пулям, ках бы не думая об опасности.

Батарея пробивалась к Сталинграду. Ба-
тарея шла с пехотой день и ночь в болх,
день и ночь тараня брешь в немецкой обо-

—

карабкалея на скалы, на самые высокие

 

роне. Сталинградекие дни. Дни воинской
славы.

У Казачьего кургана, в разгар самого го-
рячего боя, когда всё полыхало кругом,
Василий Викторович подошел к Цимаку-
рилзе и попросил дать ему рекомендацию в
партию. м. ths

—- Я хочу притти в Сталинград козогу-
нистом или умереть коммунистом.

Сколько тысяч человек повторяли эти
слова!

—= Зачем умирать? Мы еще придем в
Сталинград. Живыми. Говорят, большевики
и жизнь-союзники, большевики и смерть—
враги. Будешь моим сыном по партии, —
сказал Цимакурилзе.—Одиннадцатым моим
сыном но партии.

Они пробились к городу. Дым етлалея
над Сталинградом. Огонь профезал черную
дымную пелену. Бойцы стояли и смотрели,
не сдерживая слез. Старые и молодые бата-
рейцы, старые и молодые пехотинцы.
Сталинградекая гвардия, воины великого
похода. Город горел, но в зареве вставал
‘новый Сталинград, — такой, каким он бу-
дет, каким он выстрадан, завоеван, заслу-
жен народом. Как будто в зареве была уже.
вилна победа, конец войны, счастье поколе-
ний, во имя которого пролито столько крови.

Еремию Цимакурилзе не пришлось войти
в город. Его ранило, и зарево сталинград-
ского пожара было последним, что он видел
в этот день. Туман заволок глаза. Он лолго
лежал в госпитале, а тю выздоровлении был
посланы учиться в школу самоходной артил-
лерпи. Когда, окончив учебу, Еремий Ци-
макурилзе получал. на заводе  самохолку,
рабочие, делавшие машину, захотели пюго-
BODETh C HUM,

— Товарищи! — сказал он.—Я скорее
умру, чем потеряю эту самоходку.»

Вругом стояли мастера —=. усталые, с

красными от бессонницы глазами, все силы
вложившие в-труд. Он говорил им:

— Я обещаю носле войны притти и рас-
сказать, как дралась самоходка. И воевать
так, чтобы не стыдно было рассказывать.

Форсируя Сан, Цимакурилзе в бою под-
жег первую немецкую «Пантеру». В Rap-
патах, сопровождая наши наступающие
танки, он уничтожил еще семь боевых ма-
шив врага. :

Борис Кузнецов, команлир орудия, и Фе-
дор Сухоруков, механик-волитель, стали в
этих боях коммунистами. Теперь 23 чело-
века по рекомендации Еремия Цимакурид-
зе были приняты в партию. Двадцать три
человека, которых он видел в бою, прове-
рил в”бою, за которых ручалея, как за са-
мого ‘себя. И как будто. все они стоят за
плечами, рядом с Борисом Кузнецовым и

_ А. КОЛОСОВ

 

Из Вильгельмегафена, Хемнища, Дюссель-
дорфа, ‘из матерей, колоний, рабочих рот
па хутор приходили письма плененных до-
черей, сыновей, внуков. 0 неметчине, о мра-
кг, © бедах, о том, что Вальгельмегафен,
Люссельторф, Хемниц горше смерти, не-
гольники писали иносказательно: «Дедка
MIME, жБиву хорошо, трими, господи, ду-
шу грешной рабы твоей Любки...».

И старенький дед понтемал невыразимутю
Tochy закованной, ‘убиваюмой души. ше
были в тех шисымах слова” родимом хуто-
ре — нежные, то порывисто, то кротко-
лаюковые, самые нежные и ласковые, ка-
кие только есть в человеческой речи. <

Там, в стылом мраке фашизма, пленни-
кам, верно, вопоминаутиюь ‘векенние pac-
светы нед Днепром, голубое, звенящее ут-
ро, голоса пахарей, шатающих к артель-
ной конютине... Вот на стенах хаты, ча
рунлуках, на пестром половике играют сол-
нечные зайчата и ласточки, они палают на
твою подушку, дрожат на твоих ресвиинах...
Ты еще ше проснулея, TH—B полуене, в
сладкой утренней дреме, но уже ощуща-
ешь роскошь утра, слыштишь щебет овея-
нок, влыхаеть ароматы вениней земли. Ce-
годня тебя не будят, не зовут в поле,
скоро тебе предстоят иепытания по фази-
ке, математике, литературе, —0 тебе и о
друзьях твоих хуторекие ‘ахтивиеты горо-
рят: «У вх теперь оранка труднпе, нж
ната»... В полуоне ты ельнтишь, как ма-
ленькая сестренка Марфута подходит к Te-
беты  чуветвлешь ез дыхание, запах
теплого детского тельца,— она хочет по-
казать тебе веселые ктеюльышеки — батря-
ные, зеленые, желтые, но мать перехва-
тывает ее, ворчливо-ласково шетчет, вер-
но, о том, что будить тебя нельзя, что вче-
ра ты отюздна «всё писал, веё считал»,
что скоро у тебя «екзант». Слышно, как,
звеня жбанами, смеясь чему-то, проходят
доярки... Ты открываешь глаза. Утро сия-
ет голубыми, золотыми ризами, аромат лу-
MIVCTHX тополей, раюнускающихея вишен
перемелталея с запахом согретого солнцем
Лугового разнотравья. Милый отчий край!
И сейчас на буром немепком конверте ты
пить: «Запорожье, Ново-Николаевекай
район»... Ты полагаешь, что цензура ме
очень внимательно читает адреса, и па-
шешь Tak, Kak тоскует твое сердце: «В
далекую, далевую Терновку»...

Ты видишь её, — льются светлые воды
Терсы, вся в вишенье, в слявовых, ябло-
невых садах раскивулаеь Терновка, сквозь
гущины осокорей, маслин, хмеля весело бе-
леют хаты. Ты иаёшь к реке... И теперь
на’ нарах вильгельмегафенеюих казарм в
мучительные ночи тебе неждалню поитоми-
наютея голоса, встречи, ю которых ты, ка-
залоеь, уже давным-давно и навоетта по-
забыл. Вот у зазеленевтних rym вино-
гралеива стоят опытник Назаренко, он ок-
ликает тебя: «Смотри, ученый, как люди
ломают природу. Она — так, а они —
нет, вот как»... Ты понимаешь: старику
нужны собеседники, чтобы поговорить’ о
ero удаче, пгумно восхищаться молодым,
отлично  принявииимея ^вимюотрадяиком,
улыбчато подтрунивать над теми, кто сомне-
валея, что в здешних местах можно вы-
ралциваль  прихотливые сорта, зинограла.
Потом опьеник заговорит о садах, лесах,
каналах и о разных новых делах, о мно-
жестве  завлекательнейших ° замыюлов...
«Твои тода молодые, наверное тебе и че-
тырех лет не было, когда мы тут колхоз

 

2

закладывали»... И поведёт речь © степи, о
засухе, ю лесах. Опокон веков тут лежа-
ла степь,—ло самого Днепра тянулись
вамёты, перелоги, ковыли. Хуторяне сеяли
пшеницу, жито, гречиху, держали Ropes,
овещ, но вот садов ие заводили, о mero-
разведения даже не слышали, < засухой,
с мертвящими знойными ветрами боролись
церковным кропилом. И только в неугомон-
ную артелыную тюру радостно поднялись
OHH на дела, о которых, бывало, и в по-
мыслах не было, и уже триста тыкяч я5-
лоневых, сливовькх, вишнёвых деревьев,
маслин, клёнов, ‘осокорей,— сады, аллеи,
рощи чпумят над новой землей, пересекают
поля, протянулиеь вдоль всех дорог, Kaca-
ются ветвями окошек. Й старый Назарен-
ко примечает: тикотда в прежние зимы не
лежало на полях столько снега, и уже юо-
всем He TUE злы знойные июльекие ветры,
H не припомеить, когда Терса, была такой
МтотОвоДвЮЙ. «Вот ках люди ломают при-
DOTY»... ; :

Он хочет рассказать что-то еще, но ты
епелтичнь: до полудня тебе непо осилить
целую тлаву в ботанике и дописать оочи-
нение «Ham колхоз». Ты озабочен, спе-
ПЕТЬ.

У реки по луговому раздолью текут кур-
чавые отары, скачут табуны стригунков,
передвигается двухсотголовое етапо краюнс-
украинских коров, А за рекой неохват-
ным разливом колышутся дремучие сорто-
вые пшеницы, ячмиени, фозовеют озёра гре-
чихи. На злом коне мчится голова артели—
Иван Афанасьевич Жвае. Он уже осмотрел
пеля, теперь торопится на новостройку; аф-
тельные плотники и каментики воздвига-
ют правленческий дом, гараж, клуб. Ты
илёшь вблизи стройки. Потяпивает дым-
KOM костров, сосновой стружкой. Ты слы-
шить голоса. Из соседней артели прибыла
комиссия, — OHA проверит, как тут посеяна
ярь, как поднимают пары, каковы удои,
опоросы, нагулы.,. А сейчаю комиссия ето-
ит у только что сложенното фувяемента:
тут будет. гараж. Е мес:
He пгироко ли размахнулиюь?—
произносит один член, с завистью погля-
дывая на фундамент.

— Что? недоумевает Квак.

— Не великоват ли? Не десять же у
Bac грузовиков, а как будто только лве.

Ввас учтиво отвечает: _

— Во-первых, we два, а три. Во-вторых,
определенно идём к тому, чтобы было де-
сять. С какой стороны ни взять, три. гру-
зовика, для нас уже мало. Растём! Скажем,
Тоннаж. Скажем, пшеница, жито, ячмень.
Брали по семьдесят пудов с гектара, по-
том — Но девяносто, потом — по сто пят-
надцать, нынче возьмем полтораста и скоро
научимся брать все двести. И, скажем, удои.
Брали от коровы тысячу пятьсот литров,
потом — две тысячи, потом — две с поло-
виной, нынче взяли трч, научимея брать
и пять. Растём! А сад. Еще год — лва — и
пятьдесят гектаров плолоносящего ‹ада: яб-
лени, груши, еливы. А отары. А дыня, ар-
бузы: А битая птица. А мед... Это же то-
Bap. Это же тоннаж. Хозяин не’ станет
routs xae6. Не станет складывать дыни в
свирду, & мюлоко спускать в Терсу...

—4

_ Kane говорит ‘убедительно и вкусно, 2

все понимают, что тах оно и бущет, пе-
пременно так будет, и ‘тогда без лесяти
грузовиков колхозу никак не обойтись.

И теперь в Вильгельмегафене, в пооты-
лой мгле казармы так явственно возника-

 

Письма

U3 Запорожья

ет перед тобой то утро —- голубые дали,
разливы липенин, движение стад ‘и отар,
веселый толое Ивана Вваса:

—А мёд? А битые вроли, гуси... 90 ж
товар. Оборот. Жизненное движение...

До тото, как тебя перевели в доки Вяель-
гельмегафена, ты батрачил у фермера, —
видел плупную вражду сосела с соседом,
ужас перед черным днем, пефед обнижщани-
ем ло нищенотва, слышал  исступленные
прюклятия трактору, прумевттему на, собел-
нем участке. Тут mer радости ша земле,
тёмен и зловещ завтрашний день.

Ты знаешь, что тле-то в Эесене, Дюс-
сельдорфе, Вуксгафене рубят уголь, подни-
мают футу, умирают возле pornos xyTop~
ские парни и девушки. Вместе с тобой очи
шли в кзторжной колонне к Николаезке.
Ho ты не видел в той колонне ни Газ
Логийко, ни Отепана Дебровы, ин Миколы
Федяновича... Не вилно было и Калюли
Луцко, и Петро Дзюбы, и Оли Назаренко,
п Вали Троян... Они успели скрыться. Онл
там, возле родимой Терновки. Ты ду-
маепть ю них. И во сне на нарах Виль-
гельмегафена ты зовепть 2х, краечитнь им
«Либо жить, как жили, либо не стоит жить.
В 60й!». Ты идешь впереди них, —пылаю-
щая ненависть, сладость отишения: веселье
битвы за солнце, за жизнь прозватывают
тебя— ты пробуждаешься от свовто KDE
ka, Или вилишь: сияет артельный клуб.
весь он в пурпурных полотницах, Иван
Квас, называет твое имя... Ах, какие бы
слова сказал ты о человеческой свободе, о
счастье жить, как жили, об упоительной
радости взрыхлять родимую землю, выра-
щивать артельные салы, множить стада,
толковать со етзрым Назаренко, е Иваном
Квасом, с Галей Лотийко о пленительном
завигрантенем не... г ;

Ты не знаешь; что уже чет на хуторе
ни стад, ни отар и снесены веселые ал-
леи, вытолеган витноградник, порублен мо-
лодой парк,—по ‘опустошенной земле нес-
ла Галина Логийко алый на можжевеловом
древе плат. За ней шли Степан Деброва,
Микола Федянович и Петро Дзюба, и Валя
Троян, пли по  опустошенной, но уже
раскованной, уже навеки вольной земле. И
были на алом плате слова: «Восстановиа
родную артель». Иван Квас, вернувшийся
накануне того дня из хутор, вышел на-
ветречу юным, «Закалились! — сказал
ou.— Большевики — партийные ли, не-
партийные ли — из беды, из горя веегла
выходят еще более. сильными: Знаю: лю- -
били вы колхоз. Знало: полюбили его влвой-
не. Не сказать, не выразить, сколько ра-
боты вперели. Дикими травами порослл
земля. Опустошена артель. Но гляжу на
вас, думаю о вас и знаю: ‘всё верпём, в26
построим»...

Потом товорили Галина Логийко, Cre-
nan Деброва, Петро Дзюба, Валя Тооян...
Они говорили о счастье жить, как жили,
0 пленительном свете зазтратшнего дня, и
казалось, все они, вилевтиие фаштизу, х0-
тят, чтобы вы, пленники Вильгельмега®с-
на, Хемница, Люссельлорфа, все вы слытиа-
ли нерушимую клятву: :

— Мы сполна вернем налие счастье. Мы
построим родную артель, и будет она еще
краше, еще ралостнее,

И они строят.

Колхоз им. Ворошилова,

Ново-Николаевского района,

Запорожской области.

 

В Восточной Пруссии

Земля Восточной Пруссии о покрыта
дотаузи и бетонными колпаками, изрезана,
траншеями, а свободная от них земля на-
пичкана минами, На дорогах, больших и
малых, на тропинках, во дворах, в домах,
в конюшнях, в сафаях немцы оставили
мины.

Сейчас, когда вражеская оборона про-
рвана, когда по дорогам стоят. таблички
с надписью «Разминировано», когда на
полях белыми флажками показаны прохолье
в минных полях, а колючая проволока раз-
резана и отброшена в сторону, — сейчас
видней стало. как ощетинилась Германия,
Бак боялась она вторжения наших войск,
как готовилась она к атакам с востока.

На одной дороге в районе севернее
1Италлупенена мы видели два дота. Олин из
них был совершенно разрушен. Второй дот
состоит из двух частей— надземной со сталь-
ным вращающимся колпаком, из которого

(От военного корреспондента «Правды»)

 

идут траншеи, которые в свою очередь кон-
чаются открытыми пулемётными площад-
ками. Кроме того, территория дота обнесена
греволокой и заминярована. Так выглядит
кусок прусской земли. завоёванной бойцами
батальона, которым командует капитан Юр-
ченко.

Мы проехали по большому району севернее
Шталлупенена и всюду владели одну и ту
же картину поражения немецкой техники,
немецкого оружия. Можно с уверенностью
сказать, что солдаты и офицеры ЁВрасной
Армии на германской земле сражаются
” утроенной энергией, с сердцем, наполнен-
ным неутолимой жаждой возмездия,

Именно поэтому молодой боец Вячеслав
Габрилович не ушел с поля боя после пер-
вого ранения, не ушел и после второго оа-

 

торчат шесть пулемётов, и подземной, рас-
считанной на гарнизон в 20 человек. Нод-
земная часть дота, — просторное помещение
в железобетонными стенками и’ потолком,

нения, а после третьего — поднялся во весь
рост и с криком: «Товарищи, вперед!» пер-
вым бросился в атаку, увлек ‘за собой
остальных бойцов и уничтожил немецкий

 

толщина которых превышает: два метра.
`В ‘этом ‘подземелье есть не только. комнаты,
`но и кладовые для боеприпасов и. проло-
вольствия, кухня, электростанция. Or ма-
ленькой этой крепости в разные стороны

ЧИКАГО, 3. ноября. (ТАСС). В Чикаго
продолжается работа открывшейся 1 но-
‚ября международной конференции по во-
‘просам пражданской авиации.

Открывая первое пленарное заседание
конференции, помощник’ государственного
секретаря США Берли огласил приветствен-
ное послание Рузвельта, в котором под-
черкивается необходимость соблюдения
принципа «свободы воздуха». Рузвельт при-
зывает в своем послании заключить по
крайней мере временные соглашения о не-
медленном открытии международных авиа-
ционных путей. «Я надеюсь, — говорится
з послании, — чтосвы не будете тратить
время на идею создания больших закрытых
блоков в воздухе и тем самым. намечать
‘условия возможных будущих войн».

 

Федором Сухоруковым. Ждут первого слова,
чтобы притти на выручку, если будет нуж-
но. Сибиряки; украинцы, белорусеы. Сапе-
ры < керченокого берега, сталинградские
артиллеристы, карпалекие самоходчики,
Партийвая семья. Братство, которое не

‘слабеет, а сильнее становится в боях.

Когда-то секретарь райкома товорил:

— Член партии не стареет. Если он
умирает, — он умирают 3% работой, в бою,
перестранвая жизнь.

До последнего шага коммунист идет впе-
ред. До послелней капли отдает кровь обще-
му делу. До последкей секунды строит бу-
дущее, борется за светлый мир. В этом —
счастье большевика. В этом — жизнь чле-
HO партии, человека, посвятившего себя
борьбе за светлые, великие идеи Ленина—

Сталина.
А. ШАРОВ.
Действующая армия.

На втором пленарном заседании конфе-
ренции председатели американской, англий-
ской и канадской делегаций изложили ка-
ждый свою точку зрения в отношении про-
екта создания междунаролного органа по
вопросам гражданской авиации,

Обозреватели подчеркивают, что англи-
чане настаивают на создании сильного ме-
ждународного органа по вопросам авиации,
обладающего правом распределения воз-
душных путей, квот воздушного сообщения
И т. д, тогда как американцы высказыза-
ются за создание органа, обладающего
ограниченными полномочиями и контроли-
рующего лишь вопросы технического по-
рядка, например, тарифы, но не имеющего
права распределять воздуньные пути и т. д.

В своей речи глава делегации США Бер-
ли, возражая против установления «закры-
THX воздушных зон», заявил, что такие зо-
ны несколько отличаются от закрытых мор-
ских пространств, поскольку нации. обла-
дают суверенными правами на воздух, но
«опасность, проистекающая из факта суще-

пулемёт с расчетом. :
Именно поэтому красноармеец Комаров в
тяжёлую минуту битвы принял ина себя

командование отделением и лично убил трёх.

пруссаков. Он говорит так:

— Я иду расквитаться с немцами...

Расчёт е немцами ежедневно прояс-
ходит теперь на-вражьей земле, и число
трупов немцев, поляющихея на У5т3-
лых огородах, во дворах или просто аа
дорогах, говорит 0б этом. Мы нелавно
©б’ехали несколько немецких сёл. Во всех
домах по-хозяйски расположилиеь Halt
бейцы. в конюшнях стоят наши кони, во
дворах — наши машины, по дорогам =
нап танки. Е

В этих сблах кипит жизнь. Свя-
зисты тянут провода. Артиллеристы устраи-
| вают склады для боеприпасов, зенитяики
закапываются в землю и выставляют дула
своих орудий в свинцовое небо Пруссии.
Веё это делается быстро, уверенно, хорошо.

Холодный осенний ветер гуляет по прус-
ской земле, срывая последние лаетья с вет-
лы и березы. Шум боя не прекращается
с утра. Немцы бросают в бой всё новые и
новые полки. только что сформированные
в городах Восточной Пруссии. Немцы пред-
принимают атаки крупными силами пехоты
и танков. Но наши войска отбивают их и
нанослт противнику большие потери в жи-
вой силе и технике.

Мартын МЕРЖАНОВ.
Действующая армия. 5

 

ть

_ Международная конференция по вопросам гражданской

ствования закрытых воздушных зон, когда
эти зоны находятся над существующими
или логически возможными коммерческими
путями, не отличается от опасности, воз-
нпикшей в результате закрытия морских пу-
тей». Берли сказал, что Соединенные Штаты
предлагают обменяться правами на приви-
легии в области воздушных связей между
странами без каких-либо дискриминаций.

Берли указал далее, что США уже опу-
бликовали список воздушных трасс, кото-
рые они стремятся получить в свое пользо-
вание путем обмена разрешениями с други-
ми странами, США, сказал Берли, готовы
обсудить вонрос об аналогичных разреше-
ниях с другими странами, стремящимися
установить воздушную связь с Соединен-
ными Штатами. i

Берли заявил, что необходимо создать
международный орган, но по вопросу о
полномочиях этого органа существуют раз-
ногласия. Такая международная организа-
ция должна получить значительные права
в технической области. Берли заявил: «Не-
которые смелые умы предложили, чтобы
международная организация. имела такие
же. права в экономической и торговой обла-
стях». Но, по мнению правительства США,
‘сказал Берли, «правила и юридические
принципы, определяющие такие права, еще
никем не предложены в серьезной форме,
не говоря уже о том, что они не находят
общего признания». Соединенные Штаты
считают, что в экономической и. торговой
областях международная организация. дол-
жна в первую очередь выполнять консуль-
тативные функции, собирать фактические
сведения и обладать правом «созыва заин-
тересованных государств в случае каких-
либо трений, а также правом предлагать
странам возможные мероприятия в случае
возникновения каких-либо проблем».

PISO EE AES
авнании

Глава английской делегации Суннтон за-
явил, что все страны, заннтересованные
в международной авиации, захотят,
помимо контроля над собственным внутрен-
ним воздушным‘ сообщением, получить
долю участия BO внешнем воздушном
сообщении. Соглашение, которое «будет
игнорировать это желание, не сможет рас-
считывать на благосклонную поддержку;
оно не сможет долго существовать. Это не
только вопрос престижа. Это в значитель-
ной мере связано с вопросом безопасности».
Страны, которые будут в состоянии предо-
ставить дорогостоящие сооружения, как,
например, аэродромы и радиостанции, еете-
ственно пожелают получить свою долю в
воздушном сообщении, для которого будут
предназначаться эти сооружения. Англия
полностью разделяет эту точку зрения.

Отметив, что международная конвенция
явится предметом. длительного обсуждения
в парламентах некоторых стран, Суинтон
заявил, что в ожидании ратификации кон-
венции необходимо будет временно заклю-
чить двустороннее соглашение, но «такие
временные соглашения должны соответ-
ствовать принципам, содержащимся в кон-
венции». Однако временные соглашения
должны быть разработаны в консультации
с военными властями союзников.

Передавая на рассмотрение конференции
канадский план создания международного
органа по вопросам гражданской авиацин,
обладающего правами разрешения вопросов,
касающихся путей, тарифов и частот поле-
тов, канадский министр военного снабжения
и реконструкции Хау утверждал, что такал
программа дает основу для ликвидации
«опасного довоенного режима в обласги
международной авиации».