Во. RE ВАЛ лы

о ыыы FALE ie.

НИ ешь о tle A |

ene

20 НОЯБРЯ 1944 г., № 279 (9736)

И Ее ТЕТЕ СЕТЕ ЕЯ ке:

13844,

H. TAXOHOB

 

 

Русская душа, родное слово живут в со-

Великий баснонисец

Он обрушивается на бездарных правите-

зершенных творениях гениального ума ве-| лей, у которых порода и чины — но чт
днкого народного баснопиеца. Человек, толь- прибыли, если низка душа. Куда годны и
ко что постигший грамотность, и человек, такие правители, что «с умом людей—боят-
искушённый во всей сложности словесного | ся, и тернят при себе охотней дураков».

искусства, равно чувствуют силу и прелееть
крыловских басен.

Но Крылов больше, чем просто поэт.’ Он
пресветитель и философ. живущий мудро-
стью народа, он и лраматург. Недаром ещё
Белинский указывал на драматичеекне свой-
ства его басен. Неларом Гоголь говорил о
нём: его притчи — достояние народное н
составляют книгу мулрости самого нарола.
Недаром Пушкин находил в баснях Кры-
лова отличительное свойство нашего народа:
«весёлое лукаветво ума, насмешливость я
хлвописный с10с0б выражаться».

Крыловские слова живут в нашей повсе-
хневной жизни, в печати, в речах и разга-
ворах. Великий Ленин пользовалея в своих
выстуилениях его яркими афористическима
строками. Великий Сталин обращался к
хрыловской образности.
` Могучий Крылов был не только баено-
писцем. Он был журналистом, публицистом,
сатнриком, драматургом.

Передовой и просвещённейший писатель,
Иван Андреевич Крылов выступил со
смелыми, обличительными ‘произведениями,
во взглядами демократа, как патриот сво-
его времени, видевший тягостное‘ положе-
ние родного народа, как писатель, смотрев-
ший далеко вперёд. ;

В год взятия Бастилии начал выходить
его журнал «Почта духов».

После «Почты духов» появился новый
крыловский журнал «Зритель». Это был
брат первого журнала. В нём © ещё большей
страстностью Крылов вёл борьбу с тёмными
силами крепостничества и реакции, угне-
чавшиии народ, здесь проявил он темперз-
мент резкого и талантливого сатирика, сме-
лого обличителя и судьи.

Журнал был закрыт. Но Крылов был не-
утохнм в своей деятельности. Уже в слеё-
‘ющем году возник новый журнал —
«Санкт-Петербургский Меркурий». Борьба
была неравной. «Меркурий» чо требованию
рластей прекратил существование.

Обличитель и сатирик, он искал и другой
общественной трибуны и нашёл её. Со всей
страстью ушел оН в драматургию. :

Й в этих произведениях Крылов ocrpo-
yea nu беслощаден. Эн пишет сатиры про-
тив засилья немцев при дворе, против над-
узнных и глупых невежд в чинах, против
дураков, взяточников, титулованных воров

и ханжей, против продажных рифмоплётов

и судей.

Это всё тот же могучий и ясный ум, что
пробовал насадить свежую и свободную
журналистику. Й в театре он продолжает
лело, которому посвятил свою жизнь. Посто-
янное напоминание о пороках общества, 9
го язвах, о превосходстве ума над свире-
пыми невежлами станоритея его писатель-
CRIM долгом.

Я вот в басне он полностью в своей сти-
хин. Тут-то во всей силе и явился Крылов.

Uno же тажое его басня? Гоголь, говоря о
Увылове. называл ето баени притчами. то-
есть поученьями. полными народной мулро-
сти, естественными, как сама народная
жизнь, и бессмертными, как она.

Сюха входили и басни, порождённые та-
кой эпопеей, как 1812 гол, или  предше-
ствующими ему событиями.

Вся Россия повторяла слова ловчего из
Sacra «Beak на псарне»:

«Ты сер, а я, приятель. сел,

И Волчью вапгу я лавно натуру знаю;

-А потому обычай мой:

С волками иначе не лелать мировой,

Как снявши шкуру с ниях долой».

Сила просвешённого общества,
труд, скромность, прилежание,

тордое звание независимого певна народа! язык — язык великой
высово полняты в баснях Крылова.

честный | что он будет светить поколеньям вечна,
ЧРЕеТНОСТЬ,

Восхваляя благородное, бичуя низкое,
Крылов обжигает ударами своего сатириче-
ского бича трусов и предателей.

Воры, большие и маленькие, припечатаны
железными строками басен на всеобщее по-
ругание.

Презренные льстецы, хвастуны, пытав-
шиеся зажечь море; моськи, лающие на сло-
нов, скупны. режущие кур. несущих золо-
тые яйца, или изнывающие в страхе за
свои богатства, — все эти существа тёмных
страстишек и поллых привычек как бы си-
стематизированы в неумолнмой крыловской
басне.

Баснописец прекрасно знал, в какое вре-

мя он жил. Пусть его сатира приобрела ино-
сказательный характер, но если дело идет
о бесправии, тут всякому понятно в чём
дело. Сул, гле заседает лиса в качестве
сульи, красочен сам тю себе. Соловей в ког-
тях у кошки тоже достаточно красноречивая
картина.
ь Положение баснописца в таком обществе
было трудным, но его, голос оставался не
только звучным. но далеко слышным. Й ко-
гда на юбилее Крылова Жуковский сказал,
что, когда бы можно было пригласить на
него всю Россию, она приняла бы в юбилее
участие с тем самым чувством, которое всех
нас в эту минуту оживляет, — это была
правла. Россия знала Крылова.

Прелесть басенного стиха Крылова встаёт
особенно ярко. котла вы сравните его с бас-
нями его’ предшественников — Сумарокова,
Хемницера, Дмитриева. Он возвёл басню на
такую высоту, дал ей такой проницательный
смысл. такой широкий характер. такой б0-
гатый язык. что ни один из них не может с
ним сравниться. Непревзойленным мастером
басни остаётся он и по сей день.

Стихи крыловских басен лавно уже ста-
ли пословицами п поговбрками, они вошли
в обиходную речь. Cromr перечислить
только самые привычные: а ларчик пра-
ето открывалея; они немножечко дерут,
за то уж в рот хмельного не берут; за что
же, не боясь греха, кукушка хвалит пе-
туха? за 10. что хвалит оя кукушку: не-
даром товорится, что дело мастера боятся;
прошай, хозяйские горшки; а жаль. что
незнаком ты с нашим петухом; ай, моська,
знать она сильна, что лает на слона; авы,
хрузья, как Ha салитесь, всё в музыкак-
ты не толитесь: услужливый дурак опас-
нее врага: слона-то я и не приметил; силь-
нее кошки зверя нет — и так лалее.

Крылов жил и работал в те готы, когла
Пушкин © гениальной смелостью  совер-
шенствовая ‘русский crux. Творчество
Крылова можно отнести к тому же пре
красному чозаторству, обогатившему нашу

словесность. 2
Имя Крылова стойт в первых именах
любимых народных поэтов. Хулжвики

поовятили его басням множество работ,
‘музыканты ‘положили на музыку” многие
тексты.

Отмечая юбилей славного народного бас-
нописца в нашей стране, достигией ми-
ровой славы и величья, накануне полной
п0беды над врагом. накануне конца чёрного
гитлеризиа, в лни исторических полжитов
нашего великого народа, мы He можем
ве принести дара нашего преклонения и
любзи чудесному русскому талавту, так
любизнему народ, так живтему верой в
его булущее, так горячо служивлиему ему.

Крылов, но свитетельству современня-
коз, любил отонь. И эн возжег, лействи-
тельно, такой яринй светоч ротаютго елева,

как вечен нали великий, свободный русский
государсъвенности

Е Е ЕЕ БЕК:

a ase RE Be Ree SER ЕЕ Е

ПРАВДА

ES 5 a

  
  

ee et Oe ee ee ee ee ВИ

С портрета, писанного К. П: Брюлловым.

 

М. ИСАКОВСКИЙ

И. А.

Кто не слыхал его живогд слова?
Кто в жизни е ним не етилея
своей?

Бессмертные творения Крылова
Мы с каждым годом любим всё
сильней.

Со школьной парты с ними мы
сживались,
В те дни букварь постигитие едва.
°И в памяти навеки оставались
Крылатые крыловские слова.

Сокровищница мудрости народной
В них людям открывалась до конца,
И голосе их прямой и благородный
К лобру и правде призывал сердца.

Всё знал и видел ум певпа пытливый,
Всего сильней желая одного:

 

Крылову

Чтоб жили. жизнью вольной
и счастливой
Народ его и родина его.

И не случайно в годы испытаний
-Идет он с нами в боевом ряду,
Идет, живет, сражаясь в русском
- стане,
Как в восемьсот двеналцатом году.

Разит врага своим бессмертным
словом
Поэт-мудрец, восстаз из тьмы веков.
И будет так — по-русски,
по-Крылову, —
Мы снимем шкуру с хищников-волков.

Вновь заживет во всей красе и силе
Могучий русский трудовой народ...
Поклон тебе, великий сын России,
Поклон тебе, поэт и патриот,

Крыловские образы у Ленина и Сталина“

В. И. Ленин и И. В. Сталин в своих
выступлениях не раз пользовались за-
мечательными образами
басен.

«Ай, моська, знать она сильна, коль.
лает на слона» —О нападках теоретика.
народничества Михайловского на `Мар-
кса и марксизм (Ленин. «Что такое
«друзья народа» и как они воюют ирс-
тив социал-демократов?»),

Хотя услуга нам при нужде дорога,
Но за нее не всяк умеет взяться:
Не дай бсг с дураком связаться!
Услужливый дурак опаснее врага.

Крыловские строки Владимир Ильич
БзЯл эпиграфом к статье 0 «легаль-
HOM  марксисте» Струве, поставив
в двух последних строчках крыловского
оригинала следующие слова:

«Не дай бог со`Струве связаться,
Услужливый Струве опаснее врага».

«Кукушка хвалит петуха за то, что
хвалит он кукушку». — Но поводу вза-

 

И великого искусства.

имно оправдывающих друг друга высту-

крыловеких |

плений Каутского, Гэда, Мартова и др.
Ленин. «Крах И Ивктернационала»).

«Кот-Васька слушает да ест».-О бур-
жуазном правительстве Милюкова и
Гучкова, которое продолжало угнетать
трудящиеся ‘массы, а меньшевистские
«новара» грозили; усевещевали, закли-
вали, умоляли, требовали, провозгла-
али... (Ленин. «Зэдачи пролетариата
в нашей революции»).

«..Слона-то и не приметили».—О тех,
КТО «критиковали вкривь и вкось по ме-
лочам тезисы о контрольных цифрах, а

‚самого важного не заметили». (Сталин.

«Об индустриализации страны и о пра-
вом уклоне в ВКН(б)»).

«Вороны, рядящиеся в павлиньи
перья... Но как бы вороны ни рядились
в павлиньи перья, они ые перестанут
быть воронами», — так говорил товарищ
Сталин о гитлеровцах, оголтелых имне-
риалистах и злейших реакциснерах,
которые рядятся в тогу «националистов»
и «социалистов». Сравнение родилось из
текста крыловсксй басни о вороне, кото-
рая, «утыкавши себе павлиным перьем
хвост», пыталась выдать себя за паву.

Pa ее ЕВЕ Е:

 

Илья Не

 

Литературная биография И. А. Крылова
необычайна. Подростком четырнадцати —
пятнадцати лет он вступает на путь драма-
турга, пишет оперы. трагедии, комедии. Но
смелые сатирические выпады молодого де-
мократа неё ко двору пришлись театру ека-
терининекого времени.

Он меняет характер своей деятельности и
в девятнадцать —— двадцать лет становится
боевым сатириком-публицистом. В своих
журналах «Почта духов» и «Зритель» Вры-
лов с горячим задором бичует нравы дворян-
ской аристократии и «велед Радищеву»
(Пушкин) нападает на крепостническое го-
сударство.

Но на этом пути Крылов встретился с
прямой угрозой. События Французской рево-
люции отозвались в России екатерининских
времен жестокими репрессиями. Радищев
был сослан в Сибирь, издатель-демократ
Невиков заключен в крепость.

Крылов уцелел, ню его блестящая жур-

нальная деятельность прекратилась в самом:

начале, он уходит из литературы на долгие
годы, обретается «в нетях». Вернулся в ли-
тературу Крылов уже в царствование Алек-
сандра Т, и его появление с ‘классическими
русскими баснями стало одним из самых
знаменательных явлений того времени.
Реакционный писатель того времени ска-
зал о Крылове, что бн вывел басню «на
площадь». Сказано это было с презрением,
но для Крылова было величайшей похвалой.
Сам он гордился тем. что его басни читают
все — «и слуги и дети». 06 этом же очень

`верно писал Крылову один провинциальный

читатель: «Твои басни грамотный мужик
и солдат с такою же приятностью может чи-
таль, как ученый... Kak TH пишешь — это
для всех: для малого и для старого, для уче-
ного и простого, и все тебя прославляют»...

Пушкин назвал Крылова «самым нарол-
ным нашим поэтом».

И в понятнях, и в оборотах речи, и в
юморе, и в самом склале ума народ тысяча-
ми голосов говорил в баснях ЁКрылова— в
них же выразились и демократические. иде-
алы Крылова, и широта его наблюдений.

Под маской добродушия и простовато-
сти — какая в его баенях злая ирония, ка-
кой сарказм, какая ненависть ко всему ту-
пому, бездарному, чванливому. нустому, ко
всему, что хушило anol и жило за его
счет!

Свой литературный и жлтейский опыт
рылов обогатил опытом народа, и народ-
ное творчество — поговорки, прибаутки. по-
басенки, смехотворные повести, сказка, лу-
бок,—все это богатство народной мысли,
народной луши было любовно воспринято
Жрыловым и поднято им на высоту мирово-
го искусства.

В его баснях сам народ русский учит
пас верности и дружбе. уважению к труду,
восхащению мастерством, Талантом, душев-
ной щедрости, высокой лоброте.

Басня — небольшой  поучительный сти-
хотворный рассказ—в руках Крылова при-
няла чудесные формы. Это была и ярчай-
шая бытовая картина; и маленькая комедия
нли драма, и острая сатира, и лирическая
повесть.

От Крылова идет преемственность к Гри-
боелову, Гоголю. Некрасову. Островекому,
Салтыкову-Шелрину. «Сам Пушкин — пи-
бал Белинский, — не полон без Крылова».

Целый ряд басен Крылова — «Тришкин
кафтан», «Мартышка и очки», «Вот и по-
вар». «Пустынник и медведь» и множество
других— подлинная народная сатира. О<обен-
но силен был Крылов в использовании на-

 

родных пословиц, которые входили в ткань
его рассказа. нестличимые от его речи, мо-
гучими звеньями ‹крепляя ее. Но Крылов
й сам был созлателем пословиц, прололжате-
лем и соревнователем наролного творчества.
Й злесь нельзя He поливиться огромному

SSS eG Oy SG ee Rs Ee АКА ВЕ

3

ae СЕ

oat

ВЕНЕРЫ

 

Народная мудрость

житейскому и литературному опыту Вры-
лова.

«Пословида,— писал Гоголь,— не есть
какое-нибудь вперед поданное мнение пли
предположение о деле, но уже полведенный
итог делу, отсед, отстой уже перебротивтих
й кончившихся событий, окончательное из-
влечение силы дела из всех сторон его, &
не из одной. Это выражается-и в поговорке:
«одна речь не пословица»... ‘Все великие
люди, от Пупкина до Суворова и Петра, бла-
гоговели перед нашими пословицами. Уваже-
ние в ним выразилось многими поговорка-
ми: «пословица не даром молвится», или
«вовек не сломится». Известно, что если
сумеешь замкнуть речь ловко прибранною
поеловицей, то сим об’яенинть ее вдруг на-
роду, как бы сама по себе ни была она свы-
ше его понятия».

Крылов был поистане велнк в знанин
этой мудрости русского народного языка.

Использование образов Врылова, его ост-
рых и метких выражений, ставших поело-
вицами и роговорками, всегда и широко
применялось в нашей передовой публици-
стике и критике:

Сколько метких образов, убийственных
характеристик, данных в баснях Крылова,
может применить наш народ к спесивому и
посрамленному врагу — к немецко-фалист-
ским захватчикам, загнанным на край про-
пасти. Как не вепомнить басни о лягушке,
лопнувшей © натуги, 96 оракуле, который
перед толпящимея народом «что молвит. то
соврет», о синице, хвалившейся, что за-
жжет море, о змее в новой коже, но с тем
же змеиным сердцем? Не ослы ли из басни
«Парнас» сейчас ревут в гитлеровекой
Германии, как «тысяча немазанных колес»?
Не тришкин ли кафтан сейчас на Гитлере.
ломаюнщем голову нал тем, как перекроить
свои резервы после тотальных и сверхто-
тальных мобилизаций? И, как в крыловекой
басне, мы можем предречь волку, приёмат-
ривающему себе убежище ‹в лесах Арка-
дии счастливой». что и там быть ему «без
шубы».

Народность Крылова, его кренкая связь с
наролным мыптлениемх и народными языком,
могучая сила таланта, глубокий реалези
творчества, обличающая сила острого поэ-
тического слова обусловили огромное значе-
ние великого баснописца в развитии рус-
ской литературы ХГвека. Он был одним из
славной плеяды великих писателей. прола-
гавших новые пути развития русской лите-
ратуры, истоки которой в творчества H3-
рода.

«Всегла неутомимо точите ваше. ору-
тие, — говорил Горький писателям, — изу-
чайте неисчерпаемо богатый, мягкий, пое-
красный язык народа! Он может дать вам
вилы для выражения чуветв и мыслей. ло-
ступных гению».

Ноистине гений русского народа на века
остался запечатленным в баснях Крылова.
Приметливоеть русского нарола, его талает-
ливую смышленость и изобретательность,
его мудрую прелусмотрительноеть ветрёчаем
мы в баснях Прылова, выраженные с силою
большого мастера слова.

Й образы людей. воплотивших в себе
гений и волю русского народа, возникают у
нас при чтении глубоких крыловских строк:

Великий человек лишь громок на делах,

И думает свою он крепку думу .
Без шуму.
Носле смерти Врылова Белинский писал:

«Число читателей Крылова беспрерывно
булет увеличиваться, по мере увеличения
часла гразотных людей в России... Но coppe-
меном его будет читать весь народ русский...
Из всех родов славы, самая лестная, самая
великая, самая неполкупная слава нарол-
ная».

В наши дни настало время всенародной
славы See

 

Демьян

Честь,

БЕДНЫЙ

слава и гордост

русской литературы

0 Крылове нельзя было сказать,

чт
«ларчик просто открывался», В годы ран-| явил, что он — «василек»,

В другом случае кряжистый автор об’-
который, «го-

ней молодости Крылова «ларчик» и откры- | леву склоня на стебелек, уныло ждал своей

вать было ненужно: ен был отЕрыт.

Если бы мы. не назвав имени поэта, на-
чали писать о нем так: поэт — волжанин,
провел он свои детские тоды в условиях
близкого соприкосновения с «простым наро-
Jom», у которого он много хорошеге воспри-
нял и любовь к которому сохранил на всю
жизнь. Попав в Петербург, он обнаружи-
вает склонность к писательству, проявляет
на этом поприше исключительную энергию
в качестве лраматурга, журналиста-сатири-
ка и стихотворца. Обзаводится даже с0б-
ственной типографией, на которую пало
правительственное подозрение, что в ней
отпечатана «преступнейшая» по тему вре-
мени книга... Если бы мы так начали пи-
сать, то можно было бы подумать, что речь
идет о... Некрасове. Но таков был в моло-
дости Крылов: та же бьющая ключом
энергия, то же неприкрытое влечение к ра-
дикально мыслящим, передовым деятелям
своего времени (Радишеву).

Но над Крыловым нависла опасность. Ему
стала грозить беда. Его постигло горькое
разочарование: лбом стены не проши-
бешь. И Крылов, как товоритея, сошел
се сцены. Й не на малый срек: на 12 лет.
Перебывал он за это время в разных, порой
пренеприятных, положениях, о которых
впоследствии не любил вспоминать. Он стал
скрытным, осторожным. «Ларяик» закрылся
наглухо. Поэт Батюшков вынужден был о
Крылове сказать: «Этот человек — загадка,
и великая!»

Крылов возмужал. По внеинему складу
это был высокий, коренастый, величествен-
ный дуб. Но этот умудренный горькам
жизненным опытом человек в 1806 году
всенародно об`явил, что он — трость. Cay-
чайно или не случайно так получилось, ‘но
первая крыловская басня «Дуб н трость»
приобрела видимость авторского манифеста:
я — трость.

кончины»,
В третьем случае он прикинулея невин-
ным чижиком: Ая

Уединение любя,
Чиж робкий на заре чирикал про себя,
Не для того, чтобы похвал ему хотелось,
Й не за что; так как-то пелось!

«Чиж робкий». Такое самоуничижение
Крылова носило издевательский характер
нал тугоухим коронованным «Фебом», си-
речь над Александром Т, к которому приве-
| тенное «чириканье» и адресовалось; изде-
вательским потому, что Крылов стеронникох
чистого искусства («так как-то пелось!»)
заведомо не был и не мог им быть но самой
природе своего сатирического харования.

Однажды Крылов приравнял себя к с9-
ловью, но только для того, чтобы своим
читателям доверительно («на ушко») пожа-
ловаться:

Худые песни Соловью
В когтях у Кошки.

Да и то сказать: главная кошка, «лас-
ково его сжимая», не безоговорочно верила
соловью. Была отоворка. Однажлы Але-
ксандр [ изрек, что он «всегда готов Крылову
вспомоществовать, если он только будет
продолжать хороню писать».

Ирыловский  ходатай, статс-секретарь
Оленин, подкрепил в начале 1824 г. свое
ходатайство мотивировкой, которая обнажает
смысл парского изречения:

«Всемилостивейший государь! Я бы ни-
как не осмелился утруждать ваше величе-
ство подобною просьбою, если б не имел
еще в памятй парского вашего изречения
в подобном случае, и если б г. Крылов, сверх
отличного своего таланта, не был всегла
тверд в образе своих мыслей о необходимости |
и пользе чистой нравственности и отвра-
щения его от вольнодумства, что А
вается всеми его баснями».

Что крыловскими баснями «доказывает-
ся» нечто иное, что в них кроются корня

 

того «зла», против которого’ в грибоедов-
ском «Горе от ума» так решительно ратовал
Фамусов —
Ух коли зло пресечь:
Забрать все книги бы да сжечь, —
это явствует из ответной реплики Загорец-
кого:
Нет-с, книги книгам рознь. А есяи 6,
межлу нами;
Был цензором назначен я,.
На басни бы назег; ох! басни
схерть моя!
львами!
Нах и:

Насматки вечные nai

Вто что ни говори:
Хотя животные, а все-таки цари.

Речь, конечно, могла итти только о`бас-
нях популярнейшего баснописна Крылова.
Такой вынад против`них в устах Загорец-
Кого особенно показателен, поскольку Заго-
ренкий нриналлежал к-числу тех распло-
ливитихся к конну царствования Алексан-
лра Г типов, о которых в грибоеловской KO-
мелии было сказано:

При нем остерегись, переносить горазд. —
то-есть Загорецкий был политическим доно-
сителем, и он-то лучше знал, каков был
подлинный резонанс басен Крылова в той
культурно-передовой общественной среде,
в Которой «по долгу лоносительства» он,
Загорецкий, вращался. Будущими лекабри-
стами крыловские басни воспринимались
как остро политическая сатира, своей на-
правленностью звучащая в лал с настроения-
ми. которые ими владели, и помогающая тому

Алексаняр 1 не мог не знать этого и
не мог поэтому не усомниться в том, что

 

Крылов «тверд в образе свонх мыслей о не-
обходимости и пользе чистой нразственностя
и отвражения его от вольнодумства».
Ерылов в свою очередь тоже был в кур-
се лела и знал, чтб обозначает царское тре-
бование: хоропю писать. На это он ответил
тем, что2с 1824 г. совсем перестал писать.
В 1823 roxy он опубликовал 24 басни.
В 1824, 1525 (тод смерти Александра) и в
1526 (после подавления восстания декабри-
стов) годах не появилось ни одной крылов-
ской новой басни. В 1827 г. Крылов написал
одну басню, в 1528—две, в 1829— опять
только одну. Такое трехлетнее молчание и
такая скудная басенная продукния в после-
дующее трехлетие сами за себя говорят. Бли-
зость Крылова к Пушкину и кругу его дру-

зей свидетельствует, куда клонились его
симпатий.

Внентне Крылов был правашими верхами
обласкан. Не в нх интересах было оттал-
кивать, раздражать популярнейшего басно-
писца. Но внутренне они ему не доверяли,
для чего имели более чем достаточные
основания. От многих горьких истин, лаже
сказанных по необходимости «вполоткры-
та», им приходилось морщиться, но не обна-
руживать своего недовольства. Увидя в кры-
ловоком сатирическом зеркале свою рожу,
обиженная персона брезгливо отворачива-
лаеь:. 3) ,
Что это там за рожа’

...Я удавилась бы © тоски,
Когда бы на нее хоть чуть была
похожа.

Обиженные не замечали, точнее — дела-
Ли Вид, что не замечают сходства с собою.

Таких примеров много в мире:
Не ‘любит узнавать никто себя

 

делу, к совершению которого они готовились. |

, в сатирё-
Широкий круг читателей искал в баснях
Крылова иронии, сатиры, памфлета и

находил их. В образе крыловских басенных
персонажей —
«волков»,
всячески утесняющих и поедаю-
щих беззанитных овец,
«медведя»,
проворовавшегося при охране до-
^  веренных ему пчелиных ульев,
«щуки»,
промышлявнтей разбоем в пруде,
за что ее в виде поошрительного
наказания бросили в реку, где
для разбоя ее открывались неогра-
ниченные возможности,

. «слона на. воеводстве»,
разрешивиего волкам брать с
овец оброк, <легонький оброк»:
4 с овцы «по нкурке, так и быть,
возьмите: а больше их ‘не троньте
BOTOCKOM>,
«лисиц»,

лакомых до кур и изничтожав-
ших их всеми «законными» и
незаконными способами,
«осла», :
Который в качестве вельможи,
став «скотиной превеликой», мог
проявлять свою административ-
ную дурь, и, наконец, самого
хльва». ы
одно рычание KOTOPOTO ваведило
трепет на его верноподданных,

льва. который в годину бедствий,
притворно «смиря свой ‘дух». пы-
тался показать, что он не лишен
совести. и который в то же время
с явным удовольствием внимал
льстивым словам лисы»:

— Воль робкой совести во веем
мы станем слушать,
То прийдет с голоду пропасть кам
паконец;
Притом же, наш отеп!
Поверь, что это честь большая’
для овец,
Когда ты их изволишь кушать, —
в образе всех этих персонажей народ узна-
вал свое начальство с царем-батюпткой во
тлаве.

~

«У сильного ъсегла бессильный вино-|

ват».— говорил Крылов, рисуя горестное
положение бессильных. Сколько великолен-
ных басен посвящено им иллюстрированию
выстраланной наролом старинной поговорки-
«С сильным не борись. с богатым не су-
mach!»

Как же было народу не полюбить своего
polHoro заступника, который в некоторых
случаях отваживался так дерзить народным
угнетателям, что только диву даешься, как
могли полобные дерзостные басни увилеть
свет («Мор зверей», «Рыбъя пляска»,
«Вельможа» и так далее. «Пир» и «Пестрые
овцы», вирочем, при жизни Крылова так
света и не увидели).

Уже олну такую изумительную басню,
как «Листы и корни», в которой Крылов
явился открытым заступником крепостного
люда, нало признать его гражланским подви-
том. На дереве (государстве) правящая п
поскошествующая верхушка лворянско-по-
мещичьего класса представлена «листами».
«Листы» хвалились:

«Не правда ли, что мы праса долины

всей?

Что нами дерево так пышно и кудряво,

Раскидисто и величаво?
Чтоб было в нем без нас?..»
— «Прамолвить можно бы спасибо
тут и нам»,
Им голос отвечал из-под земли смиренно.
— «Ато смзет говорить столь нагло
и надменно!
Вы кто такие там,

Что дерзко так считаться с нами

стали?»

 

Листы, но дереву шумя, залепетали.
— «Мы те»,

Им снизу отвечаля:
«Которые, здесь роясь в темноте,
Питаем вас. Ужель не узнаете?
Мы корни дерева, на коем вы цветете...»

Басня была написана в 1811 г. В сле-
дующем — 1812 — году, в первую Отече-
ственную войну, «корни» спасли дерево от
смертельной опасности. Вместе с «корнями»
в этой войне участвовал своим твопчеством
п Крылов. Его отклики на события 1812 т.
навсегда остались выдающимися художе-

| ственными памятниками его высокого га-

триотизма.
Пушкин ли не знал Крылова? Но однажды.
он < горечью сказал:

«Мы не знаем. что такое Крылов». Он
этим хотел сказать: мы, знающие Ерылова,
ливтены возможности открыто сказать рус-
скому читателю, «что такое Крылов» —
поллинный гениальный сатирик, а нё при-
лизанный, He прикрашенный казенной
схрой добренький «дедушка Крылов». кото-
рого упорно пытались запереть в детскую:
басни — это, лескать, только для детей. Ho
этим басням «родни — и еще как сродни!—
потрясающие сказки другого нашего вели-
кого атирика—Салтыкова-Шедрина: Назва:
нием жанра — басня, сказка. — их остроты,
их сатирической силы не смягчишь и не
затушуешь.

Всей правды о Врылове не мог сказать
даже Белинский. Царская цензура не допу-
стила бы того ни в коем случае. Этим отча-
CTH можно об`яснить, почему обешанный
Велинским подробный разбор твлрчества,
Крылова так и не осуществилея. Но и то
немногое, что успел написать о Крылова
Белинский, является поныне наилучшим из
написанного о Брылове. Белинский зчал,
«что такое Крылов» и какой заслугой перед
Ролиной является его литературный подвиг,
его, вростее корнями в народную почву,
гениальное творчество, которое в облюбозан-
ной Крыловым области по своему несравнен=
ному мастерству является вершинным. Гв-
линский все это знал, когла определял Вгы-
лова словесной триадой, которая лолжиа
выть высечена на будущем крыловском все-
народном  намятнике: Крылов — «честь,
слава и гордость нашей литературы». И
кристальнейший Белинский знал такие, по-
чему во главе этой триады он поставил CBA
тое для него слово — честь!