“Мы строим общую
MUNA CTOPUIO SLA

(От нашего корреспондента)

В конце апреля в Ереване состоя:
собрание советских писателей
Армении. На этом собрании выоту+
пил недавно возвратившийся. из-за

границы известный армянский поэт.

Аветик Исвакян,

— Наше поколениб, — сказал Исаа-
MAH, — мечтало о клочке свободной
земли, на которой мы, армяне, могли
бы жить свободно; беспрепятственно
развивать нашу самостоятельность,
наш язык, налиу культуру, чуветво-
вать себя дома. Мы воодушевлялись
кусочком вемли, ‘далеким Зейтуном,

Кто мог вообразить, Что наши меч-
ты могут осуществиться. Великая
Пролетарская революция совершила
это чудо, и ленинско-сталинская Ha-
пиональная политика укретила ос-
новы самоопределения, открыла пе-
ред нашим народом далекие гори-
зонты и высоты культуры.

— У ню под нотами, продол
жает. т. Исаакян,—теперь имеется
твердая почва, имеем (30-
ванное, компактное население, у нас
свое государство, равное среди один-
надцати равноправных республик,
своя ‚ авой университет,
свои бесчисленные школы и тд. Мы
уже не стремимся строить свою от-
дельную историю, & строим общую
историю, .об’единившись с великим
русским народом и братскими на-
родами. i

Перед нами открываются такие
широкие перспективы, что мое сердце
бъется вместе со всеми молодыми
восторженными сердцами... ‘

Талант— предпосьилка, mo необхо-
длим труд, старания, воля. Надо, мно-
го читать, изучать старых и новых

теоретиков ‘социаливма—
Энгельса, «Ленина, Сталина.

Надо читать взучно-философакие
книги, развиваться без конца и. ни-
когда He остававливалься, Гореть
великими вопросами-—всесоюзными,
общечеловеческими, выйти из своей
ограды, освободиться от шовинисти-
ческой отравы, от национальной не-
навистиь

Задачу новых тем разрепгить совсем
не трудно, особенно для молодых
писателей. '

CymjHocth BCexX TeM—mpupoma, чело-
век, ето душа, его труд.

Недавно ¢ несколькими товари-
щами я поехал в 'Камарлинокий
район.

Мы ‘посетили ряд сел. Как ив ма-
ленького‘ окошечка, я видел кусочек
жизни, кусочек нового быта—дела и
жизнь колхозников. Там найдутся все
влементы романа и повести, а имен-
но: повторяю, — природа, труд, идеи,
человек, Человеческая душа, его меч-

ты, борьба, переживания,
Надо только любить, утлубиться,
наблюдаль, видеть, ать, вол-

нюваться и претворить материал в
искусство,

Заканчивая свою речь, поэт Исаа-
Ka :

— Русский пролетариат cmac Hac
от. неминуемой гибели, поднял на
ноги и поставил на равный себе, пье-
дестал. Мы должны безмерно любить.
великий русский народ, мы должны
любить наши братские народы--тгру-
вин, авербайджанщев ш всех других.
С глубокой признательностью мы
должны вместе с ними поднять слав-
ное, непобедимое знамя коммунизма,
являющееся надеждой всего челове-
чества, залогом освобождения, к ко-
торому. направлены духовные очи
многих миллионов трудящихся всего

Ереван

 

IB. eorese писателей Феетии
поблагошолучио |

Журнал «Мах Дуг» — орган союза
писателей — за последние 9 месяцев
не выходит. Работа с’ молодыми пи-
сателями запущена. 'Литкружковцы,
несмотря на настойчивые обращения
и просьбы, никакой помощи’ не по-
лучают. Правление ‘неё интересуется
состоянием детской литёратуры.

Политическая беспечность и близо-
рукость руководства ССП привели ‘к
тому, что троцкистско-националисти-
ческие элементы, враги народа, 6ез-
наказанно орудовали и_в союзе пи-
сателей и в литёратуре Северной Осе-
тии. 4

_ С. Косирати, Ш. ‘Абаев, Фарнион,
Дзесов — эти подлые враги народа
— были разоблачены не силами пи-
сательской организации. Больше то-
го: они вели свою гнусную работу,
получая иногда даже поощрение со
стороны некоторых осетинских писа-
телей. Член правления ССП Северной
Осетии Нигер восхвалял троцкиста
Дзесова, называя его, врага народа,
одним из лучших писателей Осетии.

Поведение ССП вообще вызывает
‘недоумение, i

Х. Ардасенов, кандидат в члены
союза, состоит в родотвенных отно-
шениях с троцкистом Фарнионом, ис-
ключен из. ВЛКСМ, но. ССИ до сих
пор не потребовал у него об’яене-
ний. Правление, ‘союза во. главе’ с
т. Боциевым повидимому не спешит,
забывая, что на, нем лежит  ответ-
ственность за  острейший участок,
борьбы: Вт

 

Неблатополучно обстоит в Северной
Осетии и в области литературной кри-
тики и литературоведения. В Науч-
но-исследовательском институте ли-
тературы и языка'‘и в Осетинском пе-
дагогическом институте окопались
буржуазные националисты, насаж-
дающие своей «научной» и педагоги-
ческой работой вредные контррево-
люционные -‹идейки».

Буржуазно - националистические
элементы (Дзагуров, Косирати и др.)
на протяжении многих лет старались
скрыть от народа творчество осново-
положника осетинской литературы—
Косты Хетатурова. Они создали о’‘нем
ложное мнение, представляя ето «pe-
литиозно настроенным пессимиетом».
Небрежное обращение с рукописями

Косты привело к тому, что некоторые | Социалистической революции.

из них исчезли, некоторые пришлось

покупать... у студентов пединститу-
та. ‘ gay
Подлые. вредители, искажая лицо
народного поэта Хетагурова, уничто-
жая его литературное наследие, в то
же время выдвигали, восхваляли вра-
гов народа: белоэмигранта-фашиста
Г. Баева, подлых троцкистов Фарни-
она, Дзесова, двурушников-национа-
листов Косирати, Ш. Абаева.

Этот вредительский фронт так на-
зываемой «критики» возглавлял Два.
гуров. >

Кто же такой Дзагуров? В. прош-
лом, в годы гражданской войны, он
был «директором народных училищ»,
при белотвардейцах — верным слу-
гой «правителя Осетии» деникинско-
то полковника Хабаева. В советский
период он отдался «научной деятель-
ности». Став во главе Осетинского
научно-исследовательского институ-
та литературы и языка, он окружил
себя врагами народа, троцкистско-на-
ционалистическими элементами. В.
данное время он разоблачен и иск-
лючен из партии, но продолжает ве-
сти работу в качестве профессора обо-
‘их осетинских институтов.

В этих институтах” подвизается и
другой «ученый» — профессор Алба-
ров, буржуазный националист, ру-
ководящий лингвистическим отделе-
нием Института литературы и языка.
Этот «авторитетный» ученый утвер-
ждает фашистский тезис о происхо-
ждении осетинского языка. В своих
писаниях OH протаскивает национа-
листические, троцкистские  идейки
(«Абречьи песни», «История осетин-
ской письменности» и .др.).

 

Из всего вышесказанного совершен-
но очевидна необходимость срочных
и решительных мер по оздоровлению
ССП. Северной Осетии.

Писательская общественность Ce-
верной Осетии должна по примеру
других писательских организаций Со0-
ветского Союза решительно взяться
за выявление всех скрытых и подлых
врагов народа в своей среде. Она
должна помочь партийной организа-
ции оздоровить литературную орга-
низацию, выдвинуть способных и че-
стных людей, поддержать молодых

‘растущих писателейги отметить новы-

‚ми книгами великую дату 20-летия

А. К.

Ditren wWHTATesINo

Передо мной несколько читатель-
ских писем, написанных на одну
тему и проникнутых одним настрое-
нием. Речь идет о ромаве Николая
Островского «Рожденные ^ бурей».
Смерть помешала талантливому ии:
сателю-бойцу продолжить и закон-
чить роман. «Да здравствует комму-
на» — этот боевой клич Андрия Пта-
хи, молодого › орленка пролетарской
революции, звучит‘ в сознании мил-
лионов советских читателей, которым
близок, дорог Андрий и его друзья.
Андрий Птаха, Раймонд Раевский,
Сарра, Олеся, Пшеничек и др. попа-
ли в ловушку в лесном домике. Они
окружены, преданы, дула жандарм-
ских винтовок смотрят им в глаза.
Но молодые бойцы и не думают сда-
ваться, они будут держаться до. по-
следнего. Смело и гордо кричит Анд-
рий: «Да здравствует коммуна!»..,

Как же удастся MM, этим. храбре-
цам; освободиться, выйти опять на
поле битвы? Что их ожидает в 6у-
дущем? Как дальше. развернутся. со-
бытия революционной борьбы? Сло-
вом, советские читатели, как о род-
ных, любимых людях, хотят знать о
судьбах героев Островского.

«Обралцаюсь к вам с просьбой с00б-
щить, имеются ли какие-либо планы
дальнейшего развития романа
Н. Островского «Рожденные бурей»,
оставленные автором либо в руко-
писях, либо в! частных разговорах с
близкими ему людьми», — спрашива-
ет в своем письме композитор из
Белоруссии. — «Если это имеется, то
убедительно прошу Bac, укажите
пути, ‚как познакомиться © этими
материалами». _

ArpoHom из Азово-Черноморского
края пишет: «Я ‘считаю, что эта за-
мечательная книга не может, не
должна остаться’ неоконченной, Ка-
кой-то советский" писатель должен
взяться за продолжение героическо-
го труда Островского. Если He pe-
шится ‘один, пусть ‘возьмется кол-
лектив...». Е

Группа командиров Красной ар-
мии через «Правду» обращается к
ССП св просьбой «докончить‘ послед-
ний роман Н. А. Островского «Ро-
жденные бурей». “

«..Нам кажется, что окончание ра-
боты, начатой тов. Островским, явит-
ся почетной работой для кодлекти-
ва советских писателей»,

Актив. читателей райбиблиотеки
им. Горького 8 Рязани в своем пись-
ме даже вносит конкретное предло-
жение: , |

‹..обралцаемся. © просьбой к писа-
телям A. Толстому, Владимиру
Ставскому и Анне Караваевой на-
писать вторую и последнюю часть,

 

АННА КАРАВАЕВА

as nes

вниги. Николая Островского «Pom-
денные бурей».

Письма с пожеланиями дописать
роман Н. Островского несомненно. по-
следуют еще и еще. Появление их—
одно из. многочисленных  доказа-
тельств любви советских о людей к
талантливому ‘художнику-бойцу и
благородной их заинтересованности B
делах советской литературы. Требо-
вавие их к союзу советрких писате-
лей — довершить дело, начатое Ни-
колаем Островским, правильное и
бесспорное,

В последние месяцы жизни у Ни-
колая в‘’основном уже оформились
основные контуры будущих двух
книг романа. Этб план он огласил
на совместном заседании президиу-
ма СОП и релакции журнала «Мо-
лодая гвардия» 15 ноября 1936 года.
Вот что говорил тогда Николай Ост-
ровский:

«Я могу в течение нескольких ми-
нут набросать контуры той обота-
новки} в которой будут бороться’ ге-
рои моего романа. Вак вы знаете,
первая книга охватывает конец
18 года в одном из уголков Украи-
ны. @на показывает уход немцев,
борьбу рабочего класса и крестьян-
ства с польскими помещиками и
буржуазией.

Во второй книге будет показано
собирание сил пилсудчиков, захват
ими части Украины и их блок с Пе-
тлюрой, который ватем окончательно
продастся панам, По другую сторо-
ну баррикад — организация Красной
армии из мелких партизанских от-
рядов, борьба крестьянских Macc
против помещиков, стихийные BOC-
стания, которые под руководством
большевиков превращаются во все-
народное движение против. инозем-
ных оккупантов. Красная армия гро-
мит петлюровские банды.

Третья книга покажет уже непри-
крытую ничем интервенцию Антанты
в лице панской Польши. Героиче-
ское сопротивление немногочисленной
12-й армии, состоящей из полураз-
детых и полуобутых бойцов — три-
надцать тысяч против шестидесяти
тысяч прекрасно одетых и воору-
женных до зубов польских солдат.
Поляки занимают Киев. Польская
буржуазия торжествует. Но под
Уманью собирается‘ железный кулак
Конной армии. Страшный удар. —
и поляки катятся назад.  /

‘Наше победное наступление и из-
тнание зарвавиихся интервентов из
Украины. Здесь будет показан ван-
дализм фашизма. Уничтожение пре-
красных зданий, мостов, бессмыслен-
ное ‚варварское у истребление” всего,

всего, что попадается под’ руку. Под-
соо

 

= а

%

тог деревень, взрывы железнодорож-
ных станций, путей. Кровавый путь
озверевших белогвардейцев...

Вот на этом фоне будет показана
борьба молодых товарищей, руково-
димых большевиками, за освобожде-
ние нашей родины. Я хочу пока-
затъ, как мужала героическая группа
молодых рабочих, коммунистов, ком-
сомольцев, закалявшихся В этой
ожесточенной борьбе...»

«Контуры», 6 которых говорил пе-
задолго до смерти Ник. Островский,
намечают очень широкую, -прямо
таки эпопейного охвата картину
дальнейших событий. Для того, что-
| бы представить. себе судьбу каждого
тероя, этих «контуров» недостаточно,
| Это остов, плановые наметки, не
| больше. В московском. и сочинском
архиве Н. Островского мы не обца-
ружили никаких материалов или з4-
писей к новым книгам романа, ,

Он оставил направление, но ключ
к дальнейшему раскрытию каждого
тероя ве успел передать. Каким об-
разом, например, Андрию. Птахв и
ето товарищам, окруженным жандар-
мами в охотничьем домике, удалось
бежать и соединиться CO своими?
Как эта революционная молодежь
помогала потом рабочим-большевикам
бороться против пилеудчины, ‘ орга-
низовывать крестьянские восстания
ит д.?.Втозиз этих молодых храб-
рецов уцёлебт для дальнейшей борь-
бы, кто погибнет? Кому еще кроме
ре Птахи ‘удастся пробиться к

расной армии и драться в ее ря-
дах? Что станется с Олесей, Саррой,
Раймондом, Пшеничеком и другими?
Вопросов возникает множество, &
ответить на них нё представляется
возможным, так как бытие художе-
ственного образа, задуманного дру-
THM творцом, чрезвычайно трудно,
если не просто невозможно, создавать
на основе одних только плановых
наметок, Но, спросят нае, разве
«контуры» обстановки — эти OCHOB-
ные линии будущего действия, ©
которых говорил Н. Островский не-
задолго ‘до смерти, неужели они ни-
чего не значат для творческого про-
цесса? Очень много значат. Но ведь
дело-то идет о том, чтобы во вто-
рой и третьей ,книгах романа были
терои романа Николая Островского,
именно тот Андрий, Раймонд и Оле-
ся, которых так любит напг совет-
ский читатель.

Ясли сам Николяй Островский pa-
| ботал над первой книгой три 6 по-
ловиной года, то «продолжателю»
романа, принимая во внимание все
эти уже названные трудности, вре-
мени. потребуется, естеетвенно, го-
фаздо ‹больше,

 

Джемс Бозуел. == «Митинг», (Выставка английской революционной графики в Музее новой западной

a

живописи в Москве).

 
    
  
 
   
 
  
 
 
 
   
 
   
   
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   
   
 
 
 
   
   
 
 
 
 
    
 
  
 
  
 
 

МТитературная газета №

— Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!
Мы их не обидим,
Поглядим и выйдем!

— Уходите со двора,
Лучше не просите!
Поросят купать пора,
После приходите!

— Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят,
И потрогать спинки
Много ли щетинки?

1

— Уходите со двора,
Лучше не просите!
Поросят кормить пора,
После приходите!

ограничения прав переводчика.
нравятся ему, допустим,

можно «подправить?!
Ал. Толстой пишет:

ровы воду пил...з.

Ну, что тут особенно грозного

«Царь Иоани Васильевич

ду пил...» («Петр Г, груз. изд., стр,
67). Пусть думают грузинские чита-
тели, что Иван Грозный завязывал
толову грузинским башлыком и ухит-
рялся даже пить этим головным уро:
ром воду.

Слишком  беззастенчив уважаемый
Ал. Толстой в отношении некоторых
своих персонажей в «Петре Г». Опи-
сывая, напримёр, Ивашку Бровкина,
автор показывает его совершенно не-
культурным: он и коротконогий, и с
раздутым пузом — как его вороная
лошаденка, и высокий колпак надви-
нут на его сердитые брови, и рукави-
цы у него торчали за пазухой, и лап-
ти его зло визжали по навозному сне-
ту. Если ко всему этому прибазить
еще, что у этого самого Бровкина
«рыжая борода не чесана с самого
Покрова», то человека приходится
просто жалеть, так он несимпатичен
и неаккуратен. Переводчик удивлен:
как может быть у одного человека
столько недосталков? — и.. решает
не переводить, что ‘у Ивашки «рыжая
‘борода не чесана © самого Покрова».

Описывая утро в доме Бровкина,
Толстой простодушно повествует:

«Чада справили у крыльца малую
надобность...»,

Мачавариани предлатает такой ва-
гадочный перевод:

«..дети стали там’ же у крыльца,
что-то их немного беспокоило, и уда-
лили» (груз. перев., стр. 2).

Сардельки... Кажется, все слыхали
название этого кушанья. Но-грузин-
ски они называются «купати». От ка-
эждого переводчика зависит вкус это-
го «купати». Могут они быть е пер-
цем, могут быть без перца, в чесно
ком или без чеснока, но нельзя пред-
ставить себе сардельки («купати»)
«сладкими, как мед», как нельзя, и8-
пример, пить чай е горчицей или ук-
сусом. 7

Маленькие терои «Петр № Алек-

 
   
   

В «Литературном обозрении»
{№ 3), вышедшем 10 февраля 1937 г.
помещена, за подписью Г. В. короткая
заметка о свердловском «Литератур-
ном альманахе» в отделе «Коротко ©
книгах». р

В заметке много опечаток или оши
бок. Например, Г. В. пишет:

«В Альманахе напечатаны стихи
поэтов Н. Кушума, В. Занадворова,
Е. Холинской, К. Мурзиди>.

На самом деле речь идет 9 еверд-
ловском поэте Николае Куштуме и ©
пбэтёссе Елене Хоринской.

Дальше.

«Проза Альманаха представлена
рассказами П. Ратушного, А. Ма-
ленького, К. Рождественского, М. Ку-

Автор грузинского перевода, извест-
ного романа Ал. Толстого «Петр Г»

Ив. Мачавариани -—— против а
е

некоторые | говать так:
выражения автора «Петра I>, что ж,

«Царь Иван
Васильевич Грозный шеломом из На-

Этак каждый может пить воду шело-
мом. А вот попробуй выпить ее бали-
лыком! И Иван Мачавариани пишет:
“allay Грозный | понятно, это — почти TO B ony

башлыком своим из реки Наровы во-

 
 
 

 

 

  
 

 
 

и рассказы» (изд. i
1898 г.), и рассказ самого Н. В. №

упомянуто.

 

26 (662)

Л. КВИТКО
Анна-Ванна-бригадир

 

— Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!
Рыльца -— пятачками,
Хвостики — крючками!

si

— Уходите со двора,
Лучше не просите
Поросятам спать пора,
После приходите!

— Анна-Ванна, наш отряд
Хочет видеть поросят!

— Уходите со двора,
Потерпите до утра.
Мы уже фонарь зажгли,
Поросята спать легли!
Перевод с еврейском
С. МИХАЛКОВ

 

Фтеебятшиа
ш I [D Do be oo

сашка и Алешка, торгуют пирога
призывают покупателей:
«Вот, пироги подовые, медовы., 1
Переводчик же заставляет Ixy К

   
 
   
 
   
   
   
 
 
 
 
  
 
 
  
   
 
  

«Вот сардельки сладкие, как мц! М
(груз. перев., стр. 70). Л

Таких «сладостей» в грузинокиц №
реводе «Петра [> очень мною, ||
например, как переводчику пере

$| такое трудное предложение: Г

«Чуть голубоватый свет Open ¢
‘окошечко сквозь снег»? |
Ну, «в окошечко» — это, пожал
1
«Сквозь снег»,—ну и 9т0 понят
«Свет» — это тоже, Kak сни, |
остальные слова? Ну что 910 зам
«чуть голубоватый»? Или что ва в
ражение «брезжил»? Переведен

лучше натурально:

«в покрытое снегом окно виды
утренний свет» (груз. перев., ст}. 1)

Правда, тут исчезло художетик,
ное слово. Но это переводчика He м ,
сается,

Зато находчивый переводчик уд
но открывает у некоторых домаши
птиц, например у кур, свойств п
‘хикать.

В романе Толстого @сть тако Wy

«..Иван Васков тихо закие тв |
ха, стонал, как курица».

А в грузинском переводе чит 1
«хихикал, как курица...» (отр. 7),

А вот еще удивительные перем
ческие трюки:

У А. Толстого читаем:

‹..Дамы приседали... показывая |
низком книксене роскошные пли! 1
труди, высоко подтянутые жести fF
корсетами>. Н

Взволнованный переводчик спеши
передать не только текст, но ком @
переживание в связи © этими 1
ками: =

€..MCHIHHE ewan KAWKCER, Fh
гда сгибались, голыми оставались | »
них подтянутые вверх жесткими 1}
сетами и вызывающие страсть 1} J
ди...» (стр. 99). я

Хватит цитат! Нет сил перепи»
вать весь перевод.

Переводчик прочитал первую 37
«Петра 1» и очень плохо рассказал!
своими словами. В Гослитиздате и
получил несколько тысяч рублей. |
реводческую отсебятину издали 1
прекрасной бумате. Видимо, ни п
водчику, ни Гослитиздату нет делал
читателя. Перевод сдан, книга вып М
щена, издательский план выпол |

& там хоть трава не расти.
Ген. ЛИАДЗЕ

Hs

ПИСЬМА ЧИТАТЕЛЕЙ
[IKOpotme Ш

шебренешо

знецова, М. 'Анчарова, П. Оси °

ва, А. Есецкого».

Молодая писательница  Клавди
Васильевна Рождественская пре»
тилась в К. Рождественского, |
А. Исецкий—в Есецкого!..

Г. В. не заметил, что в Альманаи
‘помещено интересное «Предисловло
Д. Н. Мамина-Сибиряка, написание
им к книге Н. В. Казанцева «Пове
тазеты «Ул

sow

9

55 54

занцева. В заметке‘ об этом даже и

Вывод ясен: © книгах можно 1!
сать коротко, но нельзя писать №

брежно.
БОРИС ДОЛИНОВ 4

 

В. КИРПОТИН

 

A\metruns Шея

Аветик Исаакян является одним из
лучших лириков в армянской лите-
ратуре, и не только в армянской.
Александр Блок, много переводив-
ший Исаакяна на русский язык, сле-
дующим образом отозвался о его да-
ровании в письме к А. А. Измайлову
от 28 января 1916 т.: «Кроме того у
вас есть еще Исаакян; я не знаю,
как вышел перевод, но ноэт Исаакян
— первоклассный; может быть тако-
то светлого и непосредственного т8-
ланта теперь во всей Европе нет>.

Аветик Исаакян прошел сложный
идеологический путь. Он родился в
1875 году. Он был толетовцем, ниц-
шеанцем; живя в Германии, стал со-
пиал-демократом, увлекался анар-
хизмом, даже учением Будды. В ар-
мянских делах он когда-то разделял
воинствующий национализм дашна-
ков. Но за границей Исаакян стоял’
на позициях залциты советской Ap-
мении, преследуемый за это бранью
и ненавистью. дапгнакской контрре-
волюционной эмиграции. Ованес Ту-
манян был настолько уверен в народ-
ных корнях творчества Исаакяна, что
сразу после установления советской
власти в Армении обратился к не-
му, к одному из первых, с призывом
вернуться на родину.

«Дорогой Аво, — писал Тума-
нян, — получил твое письмо. Го-
воришь, если время удобное —
вызови, я приеду, :

‚Я не внаю, к какому времени |*

ты относишь это удобное
но говорю:

— Приезжай!

Приезжай, дорогой Аво...

Приедешь, увидишь напту стра-
ну разоренной, народ наш — вы
резанным, оставшихся в живых—
искалеченными, разбитыми, уви-
дишь поредевигие ряды родных и
друзей: Увидишь, какая огромная
доля от этого моря скорби мира

время,

досталась в частности мне и те-
бе, Но приезжай!

Я знаю, что и там нет ничего
подходящего для. тебя, — нет ни
места, ни времени, ни среды, ни
средотв.

Наконец, ты вероятно стоско-
валея по нашей земле и воде, по
родным и друзьям. Вместе со всем
этим должен сказать тебе, что ны-
нешнее наше правительство очень
хорошее — лучше, чем ты можешь
вообразить. |

В особенности литература и ис-
кусство никогда у нас не были
предметом такого внимания.

До получения моего письма, ты
уже узнаелть, что целому ряду
писателей и художников назначе-
на пенсия — вскоре будет опуб-
ликовано =— и узнаешь, что да“
ются всякие привилегии, все удоб-
ства и возможности. В их числе
ты прочтеть и свое имя. Мы го-
ворили о тебе со всеми комисса-
рами, в частности с комиссаром
просвещения и председателем Мя-
сникяном, который имел от тебя
письмо. И мне поручили вызвать
‚тебя, сообщить, что ты будешь
иметь все удобства, какие только
они могут дать тебе.

То же делают тут,.в И я
только что вернулся из Еревана,
Поехал для организации Комите-
та помощи Армении...

Страна разорена. С; друтой ото-
роны большой урон ‘нанесен за-
сухой. Но прилатаются огромные
усилия, чтобы опасти и строить,

—мы всячески должны помочБ.

Есть многое, о чем писать, но

жду— приедешь, поговорим и

сделаем, что ‘сумеем оделаль,

Словом, знай, что ты здесь В
безопасности, и’все с тоской ждем
тебя.

Быть может нам удастся сей:

чае вновь сорганизоватБ наш

‘

«Вернатун> (литкружок «Горни-
ца») и последние дни нашей жиз-
ни мы проведем вместе; Сейчас
всем дана возможность заняться
своим делом. И во всех этих не-
счастиях и затруднениях — это
огромное дело...

Ну, приезжай, дорогой Аво. А
до приезда — шлем с тоской по-
целуй Чучику, Софик и тебе.

Твой Ованес,

1921 г. 4 октября. Тифлис».

‚ Исаакян приезжал и раньше в с0-
ветскую Армению, чтобы увидеть ев
возрождениё, ее новую социалистиче-
скую жизнь, Теперь он окончатель-
но поселился в социалистической Ар-
мении. \

Анализ его творчества показывает
нам пути, которые, после многих блу-
жданий, привели Исаакяна. к его oc-
вобожденному революцией народу,

Аветик Исаакян — лирик, тонкий,
нежный и`грустный. Как поэт Иса-
акян развивался под двойным воз:
действием чисто‘ народных 'влияний
и различных течений европейской и
русской поэвии конца прошлого и на-
чала нашего столетия. Его обычные
темы были -= родина, страдания не-
разделенной любви, горькое разочаро-
вание в людях и мире. Исаакян ис-
кал правды и гармонии. В те доре-
волюционные годы, когда он писал
свои лирические” жалобы, уже шел
упорный бой за правду ‘и гармонию,
бой, возглавляемый  пролетариатом,
HO поэт, отвлеченный символистски-
ми влияниями в сторону индивидуа-
лизма, не видел впереди светлых
перспектив. Правда: казалась ему ‘не-
достижимой: ‘ |

Явись ко мне, святая правда

мира, —

Мой голос в тишине звучит

во тьме ночей,
’Тебя поет моя страдальческая
‘ : : be Sat oo TIED Aly»

.

Тебя, тебя одну ищу Я 8 юных
дней,

Да, я искал тебя в порыве
`. вдохновенья,

Но не найдя,—опять, опять
стрёмился вдаль.
Я жизнь пожертвовал во ураке
заблужденья...
„Ужель тебе меня, несчастного, .
не жаль...
(Перевод Л. Уманец).

Родина во времена царизма была
утнетена и несчастна — сам поэт чув-
ствовал себя в своих скитаниях ‘из-
гнанником: !

Караван мой бренчит и плетется

Средь чужих и безлюдных

песков,

Погоди, караван! Мне сдается,

Что из родины слышу. я зов...

Нет, тиха и безмолвна пустыня,

Солнцем выжжена дикая степьб.

Далеко моя родина ныне,

И в об’ятьях чужих—моя джан, ,

Поцелуям и ласкам не верю,

Слез она не запомнит моих.

Кто зовет? Караван, шевелися —

Нет в подлунной обетов святых!

Уводи, караван, ва собою

неродную, безлюдную мглу.

Где устану, — склоняюсь главою

На шипы, на утес, на скалу...

‚ (Перевод А. Блока).

Тоска’ по ‘утраченной родине сли
вается с тоской по утраченной воё:
любленной, торечь изгнания 6’ горе-
чью разлуки. i

Одиночество, уныние, незнание ис-
тинных дорог спасения человечества
и родины рождают в поэзии Исаакя-
на неопределенные романтические
трезы:

Быстролетный и черный орел

С неба пал, мою грудь расклевал,

Сердце клювом схватил и возвел

На вершины торжественных скал,

Взмыл сурово над кручами гор,

Бросил. в сердцё лазоревый блеск,

Й вокруг меня слышен с тех пор

Орлих крыл несмолкаемый плеск |

(Перевод А. Блока),
Силу, здоровье, мощь он искал в
отдаленном прошлом, в седой мгле
тысячелетий, когда фригийцы, вторг“
шись в страну Урарту и смешавшись
с коренными обитателями, положили
начало ‘армянекому ‘народу. ^(«Нашя

предки»). Разочаровавшисв # людях

и взаимной любви, он поет восторги
сладострастья: ; |
Твоих бровей два сумрачных луча
Изогнуты, как меч’ у палача.
Все в мире — призрак, ложь и
С суета,
Но будь дано испить твои уста,
Их алое вино —
Я с радостью приму удар меча:
Твойх бровей ‘два сумрачных луча
Изотнуты, как меч у палача.
(Перевод В, Брюсова).

Однако народные истоки творчест-
ва Исаакяна, ето непорванные связи
с народным миросозерцанием и мо-
тивами народного творчества спасли
его от бесшабашного индивидуализ-
ма и антисоциальных чувств, харак-
терных для декаданса европейской
и русской буржуазной культуры.

Как трогательна молитва из «Моей
матери»:

ПустБ прежде всех поможет
тосподь

Вобм дальним странникам, всем

, больным,

Пусть после всех поможет
тосподь

Тебе, мой бедный изгнанник, мой
+ сын.

(Перевод А. Блока),

Такие слова мог написать человек,
не утративший сочувствия к. людям,
веры в людей.

лирике Исаакяна повторяются
мотивы тейневской «Сосны» и лер-
монтовского «В полдневный жар, в
долине Датестана». В ночной тиши
до сердца поэта доходит песнБ чужо-
то страдания и чужого сочувствия -—
и в ответ у него в груди поднимается
прибой любви к далекому брату. И
он чувствует, он знает — есть чужая
страна,
Есть душа в той далекой стране,
И грустна и, как я, одинока Эна,
И сторает, и рвется ко мне.

` (Перевод А. Блока).

Как у Гейне и у Лермонтова,
Исаакяна эти строки свиде\’ельству-
ют о неистребимой жажде жизни, не-
смотря на все разочарования, и о не-
истребимой жажде людского сочув-
ствия, людской солидарности, несмо-
тря на горечь. обид, ..-

og? CM Bee

Особенности творчества Исаакяна
очень ярко проявились в его знаме-
нитой поэме (или Касиде, как.он te
назвал по-арабски) «Абул Ала Maa-
ри». Багдадский поэт Абул Ала Маз-
ри, прожив тридцать лет в богатстве
и’елаве, ‘разочаровался в людях. Он
не верит друзьям, женщинам — Be3-
де он нашел лицемерие, злобу, об-
ман, тщеславие, похоть. Он остро
критикует законы и богатство, роди-
ну, которая богачам служит тучным
пастбищем для всяких потреб и в
которой пахарь бесправный грызет
камень вместо хлеба, он ненавидит
чернь за раболение и покорность.
Однако социальная критика у Исаа-
кяна, не разбиравшегося в законах,
управляющих историей и обществом,
превращалась в отвлеченную крити-
ху природы человека. Ему казалось;
что в зле, несправедливости и поро-
ках виноват не общественный строй,
а натура человека, и что поэтому
тнусность жизни является вечной.
Как и многие символисты, Исаакян
увлекался учением Ницше. Выход он
видел на путях индивидуализма, в
том, чтобы уйти от людей, жить. оди-
ноко, независимо от них, по ту сто-
рону добра и зла:

Свободен мой дух! Над собой не

терплю я ни силы, ни власти, все
—воля моя:

Нет для меня ни блата, ни зла, ни

суда, HH ‘вакона я сам — свой
судья!

Над моей головой бытв не должно
ни защиты, ни крова от вечной
: судьбы;

ПустБ вне жизни моей, как в-тем-

нице, темно, пусть там, тде не я,
цари и рабы!

Быть хочу вне пределов, не зедать
владык, долга не знать; забыть
божество?

Быть свободной безмерно, бевтран-
но, во всем — душа моя жаждет
* лишь одного!

(Перевод В. Брюсова).
‹ Повтическое воодушевление «Абул
Ала Маари» не могло скрыть душев-
Ого и социального тупика, в который
зашел поэт. На путях ницшеаиского
Фдиночества нет опасения ни, лично»

го, ни национального, ин бЮЩЕЫ
ного.

Справедливость заставляет ote
тить, что Исаакян остался нбззтри
нутым хищнической стороной ни
шеанства, проповедью превращений
большинства в рабов, в бессловесни
орудие аристократа-сверхчеловека
той стороной, которая так милё cep
цу современных фашистов. Commas
ные .связи со своим народом, народ’!
ные корми ето творчества, уси |
возродившейся пои советской влёст8 ©
соцалистической ‘Армении, [881
правного члена великой семьи 001%
ных республик, привели Аветий
Исаакяна на его родину. Здесь Hale
дит удовлетворение его jonomecnd,
жажда правды. Ныне он живет в Е |
ване. 5 Г
«В конце концов,—товорил Ис
кян на писательском собрании в Е
ване, посвященном обсуждению HT
тов пленума ЦК ВКП(б),— после пр
должительных дум, взвесив и 067
див все, я вновь пришел к социзли“
му. Прошли уже годы, как я стою
этом плоту спасения. И вот по добр
воле, я убежденно сжег за собой к" т
рабли, безвозвратно вновь приш 6
в ту страну, где созидается величе"“ |
венное дело в национальном и обще
человеческом смысле... Русский 1p" 7
летариат спас нас от неминуемой 1"
бели, поднял на ноги и поставий #
равный с@бе пьедестал. Мы omni
безмерно любить великий [ук
народ, мы должны любить наши Opel
ские народы — грузин, азербайджи
цев и всех других, с глубокой п" |
знательностью ‘мы должны вместе @ |
ними поднять славное, непобедим
знамя коммунизма, являющееся #° y
деждой всего человечества, залотой
освобождения, к которому направ
ны духовные очи многих миллиовоф | |
трудящихся всего мира».

ожелаем, чтобы живов соприкое
новение в рабочими и колхозника
Армении, впервые за многовековуй
историю достигшими свободы, 1”
вольства и культуры, дало новый
плодотворный толчок творчеству Ав
тика Исазкяна.