Искусство кино (№ 11)
Коллектив авторов01.11.1936

МИХАИЛ




ЧИАУРЕЛИ


М. ЧАХИРЬЯН
Это было в 1921 г. Еще грохотало эхо орудийных раскатов в горах, когда несколько киноработников (Бек-На
заров, Перестиани и др.) подало заявление в Наркомпрос Грузии о необходимости организации киносекции и начала производства фильмов в Тбилиси. Через несколько дней вопрос был решен. Киносекция была создана, надо было наладить производство, но вместо денег было только раз
решение продавать за деньги четвертую часть билетов в двух кинотеатрах (остальные раздавались бесплатно); вместо технической базы был старый сарай, громко име
новавшийся «Киноателье акц. о-ва «Фильма», несколько неисправных двухсоток и один киносъемочный аппарат.
Зато было твердое желание делать кинокартины. Режис-- сер И. Н. Перестиани с быв. тбилисским любителем-оператором Дигмеловым начали снимать первую картину «Арсен Джорджиашвили» или, как тогда еще по старой традиции любили называть двойным наименованием, «Убийство генерала Грязнова». Для того чтобы закончить картину, руководителям киносекции приходилось занимать деньги у знакомых. Из-за отсутствия средств и осветительной аппаратуры все съемки производили на натуре, поль
зовались театральными костюмами и даже наклейками, но работу закончили.
В этой первой грузинской советской картине в заглавной роли Арсена Джорджиашвили снимался молодой тогда актер Михаил Чиаурели.
Вспоминая в одной из статей в газете «Кино» о первой съемке, Чиаурели рассказывает о той громадной любви, которую он уже тогда питал к кино и которая заставляла его срывать репетиции в театре.
Со дня первой съемки Михаил Чиаурели крепко связал свою творческую жизнь с советской кинематографией. Первые годы он только играл. Во второй картине И. Н. Пе
рестиани - в «Сурамской крепости», поставленной в 1922 г., ему была поручена роль крестьянина бедняка. Потом на
ступил годичный перерыв. В 1924 г. Чиаурели снимается в картине режиссера Барского «Кошмары прошлого», а в 1925 - 1926 гг. - в картине режиссера Бек-Назарова «Нателла» опять в роли бедняка крестьянина Джонто.
Говоря о Чиаурели как о киноактере, следует подчеркнуть интересную деталь: уже в его первых ролях заметно было стремление художника к народности и к реализму. Для того чтобы правдиво изобразить на экране свои роли, Чиаурели изучал жизнь и быт грузинских крестьян. Но герои, которых изображал Чиаурели в кино, почти всегда погибали в неравной борьбе с эксплоататорами. Ему же хотелось показать на экране победоносный народ - от
сюда быть может шло первое разочарование и временный отход от кино. Впрочем, причин для неудовольствия тог
дашней грузинской кинематографией было много. Актеры не работали над ролью, а двигались по команде режиссера 1.
Картины снимались из года в год все хуже. Линия, взятая руководством Госкинпрома, приводила к тому, что кар
тины, снимаемые тогдашними режиссерами, лишь очень условно можно было назвать выражением советского грузинского искусства.
Чиаурели уходит в театр, где он работает режиссером. В качестве художника он оформляет первую постановку в Госкинпроме народного артиста Грузии Марджанова - «Мачеха Саманишвили». Затем он едет на 2 года за границу, где знакомится с лучшими образцами западноевропейской кинематографии.
Возвращение Чиаурели на работу в кино было не случайным. Оно совпало с перестройкой всей художественной
Режиссер-орденоносец МИХАИЛ ЧИАУРЕЛИ
линии Госкинпрома. Киноорганизация после первых удачных фильмов, вроде «Красных дьяволят» И. Н. Перестиани, скатилась постепенно к очень низкой по качеству продук
ции или лжеориентального, слащаво-экзотического характе
ра, или схематической, явно приспособленческой. Нарастало недовольство картинами Госкинпрома у грузинской общественности. Кинопечать в статьях и рецензиях, посвящен
ных фильмам Госкинпрома, подвергала их резкой критике. Было совершенно ясно, что больше продолжать выпуск картин типа «Тайны маяка» и «Маквала» Барского или «Наезд
ник из Уэльд-Веста» и «Два охотника» Цуцунавы - нельзя.
Но ничто не помогало, пока не сказала свое веское слово «Правда». За 7 лет существования Госкинпрома не было снято ни одной картины, которая показала бы гра
жданскую войну в Грузии или отразила на экране Грузию сегодняшнего дня. В стилевом отношении в картинах Госкинпрома Грузии царил полный разнобой от революционного романтизма «Красных дьяволят» до эклектизма «На
теллы». Тогда даже для руководителей Госкинпрома Гру
зии стало ясно, что и рядовому зрителю до приторности надоел слащавый лже-восток на экране, что нельзя делать ставку только лишь на экранизацию легенд и произведе
ний дореволюционной грузинской литературы, что нельзя рассчитывать на работу только старых кадров режиссеров, но необходимо выдвигать молодежь, которая могла и хо
тела показать по-новому лицо своей обновленной страны. Виктор Шкловский в статье, присланной из Тбилиси в га
зету «Кино» 1, писал: «В общем же кинематография Грузии переживает тот же перелом, как и сама Грузия. Режиссер
ские комнаты Госкинпрома Грузии сейчас представляют картину спора и гражданской войны. Но тот материал, который сейчас снят хроникально, - материал Загэса, Рионгэса, Чиатур, Чаквы, - показывает, насколько ценными могут быть новые вещи».
Не трудно догадаться, что в гражданской войне, происходившей в комнатах Госкинпрома, Михаил Чиаурели был не из числа последних бойцов. Это он один из первых
решил снимать в тот год фильм о чиатурских горняках по сценарию «NN» Мариетты Шагинян; это он в Госкинпроме
Газета „Кино" № 1, 1935 г. М. Чиаурели "Как мы изменились, как мы выросли".
1 Газета «Кино» № 35 1927 Г. В. Шкловский «Ветер из
Тифлиса»,