Прекрасными вѣхами на пути выясненія вопроса о томъ, что представляетъ изъ себя современная гимназистка, съ какими идеалами она готовится вступить въ жизнь, мо
гутъ послужить отвѣты самихъ гимназистокъ, которые онѣ дали на двѣ произведенныя анкеты.
Первая анкета была произведена группой частныхъ лицъ среди учащихся средне-учебныхъ заведеній города Одессы; вторая — Педагогическимъ музеемъ учительскаго дома въ Москвѣ, среди учащихся трехъ провинціальныхъ и одной Московской гимназіи. Обѣ относятся къ 1912—13 учебному году. Обѣ были произведены вполнѣ самостоя
тельно, и программы поставленныхъ вопросовъ далеко не аналогичны. Въ настоящее время отвѣты на ту и другую разработаны и опубликованы. Они представляютъ безспорно весьма цѣнный матеріалъ для уясненія души современной гимназистки.
Къ разсмотрѣнію ихъ мы и приступимъ.
Идеалъ можетъ быть выясненъ двоякимъ путемъ; или выраженіемъ рѣзкаго отрицанія всего того, что находится въ явномъ противорѣчіи съ лучшими стремленіями, или путемъ выраженія непосредственно самихъ стремленій.
Въ одесской анкетѣ особенно ярки тѣ отвѣты, въ которыхъ гимназистки высказываютъ свое недовольство и моральную неудовлетворенность и существующими въ гимназіяхъ распорядками, и программами, и, наконецъ, образомъ жизни, который приходится вести.
Въ анкетѣ, между прочимъ, стоялъ вопросъ: „довольны ли вы своимъ учебнымъ заведеніемъ?" — и подавляющее большинство учащихся въ казенныхъ среднихъ учебныхъ заведеніяхъ дали отрицательный отвѣтъ.
„Какъ можно быть довольнымъ своимъ учебнымъ заведеніемъ, — восклицаетъ гимназистка шестого класса, —если на каждомъ шагу гадость, притѣсненія, внѣшкольный надзоръ и т. д.!? Всѣ учителя, за малыми исключеніями, отно
сятся крайне несправедливо къ учащимся: —„достаточно имѣть смазливенькую мордочку, и отмѣтки будутъ превосходны".
„Насъ пріучаютъ ко лжи и обману", —объясняетъ свое недовольство гимназіей гимназистка седьмого класса.. Если ты говоришь правду, то тебя называютъ дерзкой.
„Учителя совершенно не считаются съ психологіей ребенка," — отвѣчаетъ гимназистка-восьмиклассница, — „не ин
тересуются индивидуальными способностями учениковъ. Главное для нихъ — это сдать урокъ. Дѣти очень мало усвояютъ изъ объясненнаго и зубрятъ, поэтому, не понимая, боясь плохихъ балловъ, на которые учителя не скупятся и этимъ еще больше развиваютъ въ дѣтяхъ и честолюбіе, и зависть, и лѣнь. Видя въ дѣлѣ преподаванія одну только матеріальную сторону, учителя совершенно не стремятся заинтересовать учениковъ".
„Господи! Неужели они сами никогда не были учениками и не испытывали тяжести ученической жизни? " — вы
рывается у другой гимназистки, отмѣчающей безсердечное отношеніе педагогическаго персонала, сухость преподаванія и узкій педантизмъ.
„Главнымъ недостаткомъ нашей школы считаю отчужденіе между учащими и учащимися. Первые, совершенно не зная жизни и характера своихъ учениковъ, не счита
ются съ ними и требуютъ подчиненія своему капризу. Во
обще, рѣдко кто изъ нашихъ педагоговъ видитъ въ насъ человѣка. Я хочу, я требую — не перестаетъ слетать съ ихъ устъ".
Главное же недовольство гимназистокъ гимназіей въ томъ, что „школа совершенно не служитъ дѣлу развитія".
„Въ школѣ слишкомъ много вниманія удѣляютъ предметамъ, не могущимъ принести въ дальнѣйшей жизни ни малѣйшей пользы. До окончанія курса, ученица превращаетъ свой мозгъ въ складъ всяческихъ геометрическимъ и
алгебраическихъ формулъ, отдавъ незначительный уголокъ такимъ даже писателямъ, какъ Жуковскій, Пушкинъ, до Гоголя включительно. Дальше этого, упаси Боже, дѣло не идетъ".
Другая гимназистка, затрагивая этотъ же вопросъ, пишетъ: „Большинство, кончая гимназію, совершенно забы
ваетъ понемногу тѣ предметы, которые проходились по нѣсколько лѣтъ. Не бѣда, если онѣ забудутъ математику, физику, космографію, которыя въ свое время сыграли свою роль, напримѣръ, научили логически мыслить и т д., но,
плохо, если ученица, окончивши гимназію, не знаетъ содержанія произведеній русскихъ писателей. А это сплошь и рядомъ бываетъ. Происходитъ отсталость въ развитіи вслѣдствіе того, что ученицы ничего, кромѣ учебниковъ, не знаютъ".
Не читаютъ не потому, что не хотятъ. Наоборотъ, по даннымъ анкеты, огромное большинство считаетъ чтеніе однимъ изъ лучшихъ занятій. Не читаютъ вслѣдствіе осо
быхъ условій „учебы" въ современной гимназіи, какъ это видно изъ слѣдующаго отвѣта семиклассницы:
„Въ пятомъ и шестомъ классахъ, видя недостаточность школьнаго образованія, ученицы начинаютъ читать, но...
въ седьмомъ классѣ и это отрадное явленіе исчезаетъ: въ седьмомъ классѣ ничего не читаешь, а только зубришь по цѣлымъ днямъ, и ждешь, когда наступятъ экзамены, чтобы покончить съ этимъ чадомъ такъ называемыхъ знаній. Не знаю, какая жизнь будетъ дальше, а пока гадко! "...
„Въ школѣ я ничего отраднаго не нахожу. Развѣ, иногда среди ученицъ, когда тебѣ плохо, забываешься, опускаешься, такъ сказать, въ омутъ ихъ жизни", —сообщаетъ де
вятнадцатилѣтняя гимназистка. „Да еще радуешься какъто подѣтски, когда видишь веселыхъ, смѣющихся дѣтокъ. Хотя иногда становится больно, глядя на нихъ, ибо зна
ешь, что эти дѣтскія души, искреннія и чистыя, испортятъ и исковеркаютъ".
Мягкая, любящая женская душа сказалась. Среди узкаго формализма, среди сухихъ и черствыхъ педагоговъ, среди
не дающей никакихъ знаній и развитія школы уцѣлѣла потребность любить, любить въ лучшемъ и благо
роднѣйшемъ значеніи этого слова. Она сказалась во всей своей полнотѣ въ этой радости дѣвушки-гимназистки при видѣ „веселыхъ, смѣющихся дѣтишекъ". Она ярко и красочно выявила себя въ томъ ощущеніи острой боли, которая сжимаетъ сердечко юной гимназистки, смотрящей на этихъ веселыхъ малышей — первоклассницъ, отъ горькаго сознанія, что „эти дѣтскія души, искреннія и чистыя, испортятъ и исковеркаютъ".
Но не эта одна потребность характеризуетъ душу современной гимназистки.
Если вы внимательно вчитаетесь въ приведенные нами отвѣты гимназистокъ, вы не можете не замѣтить, что въ этой рѣзкой, порой страстной критикѣ гимназической учебы и гимназическихъ порядковъ ярко выступаютъ и не
удовлетворенное стремленіе къ истинному знанію, дающему развитіе, облагораживающему душу, и неудовлетворенное чувство справедливости, и неудовлетворенное чувство равенства, дружбы и товарищества.
Стремленіе къ единенію, тяготѣніе къ самообразованію вполнѣ опредѣленно выражается въ современной гимна
зисткѣ. Въ поступившихъ на анкету отвѣтахъ имѣются яркія доказательства этого.
„Школьное товарищество — это лучшій продуктъ нашихъ школъ, это — самое тѣсное, что связываетъ насъ съ нашимъ дѣтствомъ, съ нашей юностью", —сообщаетъ семнад
цатилѣтняя гимназистка. Развѣ это не формальный гимнъ въ честь единенія?
Не менѣе восторженные отвѣты даются и о гимназическихъ кружкахъ самообразованія, цѣль которыхъ, „расширить кругозоръ, поднять уровень развитія, объединить учащихся".
„Мои соученицы, — пишетъ гимназистка - восьмиклассница, — организовали самообразовательный кружокъ, о которомъ мы давно уже мечтали. Этотъ кружокъ посѣщаю и я. Кружокъ этотъ принесетъ и приноситъ каждой лек
ціей очень много пользы. Программа — русская литература и общественность, съ древнѣйшаго до нашего времени. Самое интересное въ нашихъ лекціяхъ — это разборъ различ
ныхъ вопросовъ, предлагаемыхъ самими членами. Очень интересны бываютъ живые обмѣны мнѣній по данному вопросу. Лекціи эти бываютъ въ большинствѣ случаевъ такъ содержательны и насущны, что уходишь отъ нихъ
нехотя и ждешь съ нетерпѣніемъ, когда снова настанетъ суббота, когда снова соберутся, чтобы слушать, узнавать, разсказывать, спорить".
„Кружокъ доставляетъ единственное утѣшеніе. Живу имъ", —пишетъ восемнадцатилѣтняя гимназистка.
Н. А.