Судъ потомства надъ Лермонтовымъ, какъ человѣкомъ и поэтомъ, поражаешь отсутствіемъ согласія въ конечныхъ выводахъ. Каждый изъ судей истолковываешь по-своему душу писателя и смыслъ его словъ, по-своему оцѣниваетъ общечеловеческое или историческое значеціе ею творчества.
Такое разногласіе не должно удивлять насъ, если мы вспомнимъ, какой сложной, полной противорѣчій, какой загадочной психической организаціей былъ одаренъ Лер
монтову какъ глубокъ былъ смыслъ его рѣчей—плодъ его острой мысли и какъ богато оттѣнками его настроеніе—
- откликъ его поэтической души на всѣ впечатленія. жизни,_ не только ею окружавшей, но жизни вообщекакъ великой нравственной проблемы.
Долгіе годы, протекшіе со дня кончины 'Лермонтова, . сохранили его живымъ для насъ. Многое, о чемъ онъ думалъ, осталось и для насъ предметомъ живою размы
шленія; многія изъ его страданій и радостей продолжали и насъ печалить и радовать, и мы, говоря о немъ, не можемъ забыть о себѣ.
Личныя настроенія и убѣжденія должны были при