«Невообразимая каша». Первая рецензия на фильм Дзиги Вертова «Кино-глаз»

В рубрике «Что это такое?» «Электронекрасовка» рассказывает про интересные артефакты из оцифрованных фондов.



Что это такое?

Рецензия на премьерный показ фильма Дзиги Вертова «Кино-глаз», опубликованная в еженедельнике «Кино-газета» от 21 октября 1924 года.

«Кино-газета», № 43, 1924

«Кино-глаз» — хроника Дзиги Вертова, снятая в 1923 и впервые показанная публике в 1924 году. Оператором ленты был Михаил Кауфман, брат Вертова. Фильм возбудил широкий интерес как в советской, так и международной среде и в 1925 году получил серебряную медаль на Международной выставке декоративных искусств в Париже. Ещё больший резонанс впоследствии вызовет и «Человек с киноаппаратом» (1929), ставший идейным продолжением «Кино-глаза».

О чём и как повествует фильм?

В 1922 году в журнале «Кино-фот» № 1, Вертов опубликовал манифест «Мы», в котором провозглашал себя и своих единомышленников киноками. Кинок (от слов «кино» и «инок») отличается от кинематографиста отказом от синтеза искусств, от музыки, от психологизма, от литературы; интерес кинока прикован к движению и организации пространства и времени в единое ритмическое целое.

«Кино-фот», № 1, 1922

Суть теоретической концепции Дзиги Вертова была воплощена в двух основных терминах: глаз, вооружённый кинокамерой («Кино-Глаз»), должен не просто смотреть на окружающий мир, а с помощью монтажа и специальных операторских приёмов проникать в смысл видимого, тем самым транслируя правду на экран («Кино-Правда»).

Лента «Кино-глаз» задумывалась как воплощение теории киночества, как первый неигровой фильм, целиком и полностью (без декораций, актёров, костюмеров и т.д.) воплощающий реальную жизнь. Это должен был быть документальный полилог о жизни Страны Советов, но была снята только одна часть, «Жизнь врасплох», посвящённая деревенскому быту и деятельности юных пионеров. В фильме нет какой-то жёсткой повествовательной линии: камера просто «наблюдает» за людьми, даже в большей степени за действием, чем за человеком как таковым. Однако от прочих хроник и документальных фильмов «Кино-глаз» отличает новаторский художественный язык: кадры не следуют друг за другом в хронологическом порядке, а сопряжены между собой по принципу визуальной ассоциации. Кроме того, часто используются неожиданные, смещённые ракурсы, напоминающие о конструктивистских фотоэкспериментах Александра Родченко. Таким образом, «Кино-глаз» становится не прозой, но «поэзией для глаз».

Что говорил сам Вертов о своём фильме?

Премьера «Кино-глаза» прошла 13 октября 1924 года в 1-м Госкинотеатре в Москве (сейчас — кинотеатр «Художественный»). Перед началом показа Вертов произнёс вступительное слово. В нём он обличал идеологическое несоответствие современного состояния кинематографии новому общественному строю: игровое, «театральное» кино казалось ему буржуазным пережитком. Истинное назначение кино виделось ему в «исследовании жизненных явлений», и первая часть «Кино-глаза» должна была стать фундаментом, «разведкой» на пути становления нового красного кинематографа, чуждого развлекательности.

Судя по всему, режиссёр не был до конца доволен результатом. В первом выпуске за 1925 год «Новый зритель» сообщает о заседании киноков, на котором Дзига Вертов выступил с двухчасовым докладом о «Кино-глазе».

«Новый зритель», № 5, 1925

Из недостатков ленты Вертов отмечает слишком большой метраж и охват тем, деление хроники на несколько частей, слабый контакт с аудиторией. Затем прошла дискуссия об изменении методов при работе над второй серией. Вторая серия так и не была снята, но пять лет спустя был создан «Человек с киноаппаратом», ставший главной работой Дзиги Вертова.

Как публика и пресса отреагировали на «Кино-глаз»?

«Новый зритель», № 40, 1924

О съёмках «Кино-глаза» регулярно докладывала газета «Новый зритель», а первая афиша была опубликована в «Кино-газете» за полтора месяца до премьеры. Очевидно, это был один из самых ожидаемых фильмов года.

«Кино-газета», № 35, 1924

Интерес к ленте Вертова только возрос после первых показов. Общество разделилось на противников и сторонников методов киночества. Было опубликовано большое количество критических статей: киноэксперты считали, что хронике Вертова не хватает конкретики, что она скорее похожа на сон; отсутствие сценария и сюжета делают картину бессмысленной чередой технических трюков. Реакция на киночество формулирует и закрепляет принцип, ставший в дальнейшем главным для советской кинематографии: сценарий, «литература в кино» как главный стержень фильма.

Но не стоит думать, что «врагов» у «Кино-глаза» было больше, чем поклонников. Скорее даже наоборот: о популярности ленты свидетельствует появление многочисленных кружков друзей киноков, а также кинотеатров, театральных номеров и даже папирос под названием «Кино-глаз».

***

Больше про книги и интересные находки вы найдёте в telegram-канале «Электронекрасовка» (@electronekrasovka) и в наших пабликах в Facebook и «ВКонтакте». Подписывайтесь!

Подготовила Ирина Пономаренко